Вряд ли во всём мире найдётся багажный бренд гламурнее Louis Vuitton. Легендарная коричневая кожа, усыпанная золотой монограммой, напоминает нам об эре зарождения явления городских туристов. Сегодня же, когда на смену чемоданам и кожаным портфелям пришли дешёвые сумки на колёсах и рюкзаки, кажется, что лишь Louis Vuitton до сих пор говорит на почти забытом языке путешествий на широкую ногу. Сам вид сумки с «LV» моментально пробуждает фантазии о вагонах первого класса и VIP-гостиницах в дыму дорогих сигар, наполненных звоном коктейльных бокалов. Никакого вам багажного сбора и рентген-рамок. И хотя другие багажные бренды вроде Goyard, Moynat, Gucci также могут похвастаться богатой историей, Louis Vuitton, однако, стоит особняком. Но всё же как бренд заработал себе имя, и почему парижский производитель багажа стал единственной ниточкой, связывающей нас с потерянной культурой путешествий?

Основатель Луи Виттон

Основатель Луи Виттон

Компания начала свой путь в 1854 году как производитель чемоданов. Как и многие знаменитые молодые люди, основатель Луи Виттон (р. в 1821 г.) из своей маленькой деревушки Анше отправился в большой город Париж в погоне за богатством.

Свою деятельность он начал в роли подмастерья у чемоданного мастера Монсьера Марешаля. В свои 16 лет Виттон работал под крылом самого известного мастера Франции, удостоенного частого внимания знати и высшего класса. По окончании обучения Виттон открыл свою мастерскую в Париже, а всего 4 года спустя, в 1858 году, выпустил свой первый чемодан серого цвета под названием Trianon Trunk, который стал первым чемоданом с плоскими верхом и низом. В то время, как скруглённые плоскости старых моделей были обусловлены опасностью подтопления, плоские стенки нового чемодана позволили ставить один на другой, что облегчало их транспортировку. Проблему подтопления Виттон гениальным образом решил, используя меньшее количество стыков. Оказалось, что именно этого ждали потребители. К началу 1860-х годов чемоданы Виттона стали настолько популярными, что он смог открыть крупнейший в мире магазин товаров для путешествий, расположенный в самом сердце Парижа.

Жена Наполеона III, Императрица Евгения, стала первой влиятельной особой женского пола, распространившей сведения о Виттоне. Благодаря ей имя Луи Виттона зазвучало в кругах парижской элиты, а позже стало знаком роскоши во всей Континентальной Европе. С ростом путешествий и необходимости в большем количестве щегольских нарядов, спрос взмыл до небес. К концу 19 века клиентский список Виттона пестрил знаменитостями. Промышленный гигант Джон Пирпонт Морган и гений искусства Анри Матисс путешествовали только с Vuitton. Он полюбился даже королевским особам, местным и зарубежным: Ротшильды и Герцог и Герцогиня Виндзорские не представляли себе жизни без него.

Оригинальный серый Trianon

Оригинальный серый Trianon

Вслед за выпуском новых моделей чемоданов, Виттон породил кучку подражателей. В стремлении выделиться в 1888 году Виттон презентовал культовую коричневую клетку из двух оттенков, получившую название «Дамье». К сожалению, менее известный, но не менее шикарный, узор из красно-белой клетки канул в небытие. В 1892 году Луи Виттон скончался, оставив компанию своему сыну Жоржу Виттону. Незамедлительно Жорж поставил целью укрепить роскошный статус бренда. В период между 1896 и 1897 годами он презентовал монограмму «LV» из пересекающихся букв «L» и «V» с цветочными узорами, которая стала долгоживущим символом бренда. В конце 19 и начале 20 века бренд начал продавать багаж различных цветов и материалов, однако же, оригинальные детали в виде монограммы и клетки остаются визитной карточкой бренда и по сей день. Они – ключевые инструменты, к которым во время коллабов прибегают другие бренды, чтобы донести публике свой взгляд на роскошные путешествия.

Именно Жорж вывел компанию на мировой уровень. В 1893 году он обеспечил бренду место на Всемирной Колумбовой выставке в Чикаго. Их модельный ряд и восторженные отзывы посетителей вознесли компанию к новым высотам. Вслед за успехом в Чикаго, Louis Vuitton заинтересовался магнат Джон Уонамейкер, который начал продавать продукцию бренда в своём универмаге Wanamaker’s, надёжно укрепив бренд на американской земле.

Ранний пример монограммы «LV» Louis Vuitton

Ранний пример монограммы «LV»

Для Louis Vuitton начало 20 века стал эрой инноваций. В первое десятилетие бренд расширил ассортимент серией фирменных сумок в дополнение к культовым чемоданам. Steamer Bag, презентованная в 1901-ом, создавалась специально для хранения внутри чемоданов, отделяя грязное бельё от чистого. Сумка стала предшественником «Alma», выполненной по индивидуальному заказу Коко Шанель в начале 30-х годов. Презентованная в 1930 году Keepall, культовая роскошная версия вещевого мешка, а также её усовершенствованный наследник Holdall выпускаются до сих пор. В 1932 году Виттон представил на суд публике первую в мире сумку-ведро под названием Noe. Изначально предназначавшаяся для типично французских нужд транспортировки шампанского, Noe впоследствии стала неотъемлемым атрибутом роскошных гардеробов. В 1965 году Одри Хепбёрн попросила сделать для неё Keepall меньшего размера – так родилась ещё одна культовая модель Speedy Bag. К середине века оригинальная модель чемодана стала уже лишь малой частью обширной линейки багажа.

Вторая половина века стала для бренда прямым отражением крупнейших событий его истории до сих пор. С внедрением авиатранспорта в 50-60-х годах чемоданы LV стали частью жизни путешествующей клиентуры самого высокого полёта. С появлением у женщин права на труд и распространением повседневной одежды, сумки LV можно было увидеть на рабочих местах по всей стране как символ состоятельности и вкуса. Когда мужчины начали завидовать разнообразию женских моделей, Louis Vuitton расширил ассортимент откровенно мужскими моделями портфелей и бумажников.

Примеры багажа и сумок луи виттон

Примеры багажа и сумок

Подобное влияние, не говоря уже о финансовом успехе, привлекло внимание индустриальных гигантов, среди которых оказался Бернар Арно. Louis Vuitton оказался одной из множества компаний, ставших частью корпоративной консолидации 80-х годов. Так, в 1987-ом Louis Vuitton слился с Moët Chandon и Hennessy, образовав LVMH. Сегодня группа под управлением Арно является крупнейшим роскошным конгломератом в мире.

История Louis Vuitton была бы неполной без упоминания великого множества подражателей. Даже после попыток Виттона-отца ещё в 19 веке сделать свои чемоданы неповторимыми, поток подделок ничуть не ослабел. Напротив, уникальный дизайн подстегнул ещё большее число имитаторов попытать удачу. Пожалуй, самым известным в истории фальсификатором стал Dapper Dan. Расположенная в Гарлеме фабрика под управлением Дениэля Дэя была безумно успешной в 80-х и 90-х. Дэй брал узоры LV и переносил их на одежду. Некоторые из таких моделей даже успели поносить самые заядлые модники Нью-Йорка. Run-D.M.C., LL Cool J, Public Enemy красовались в его моделях на сцене и в жизни. Подделки Дэя, как правило, мужских фасонов, были настолько популярными, что даже дизайнеры самого высокого класса начали имитировать его работы. Но за популярностью последовали судебные процессы, и Dapper Dan прекратил существование к концу 90-х годов.

И хотя Dapper Dan стал одним из самых примечательных производителей контрафактной продукции (это определение, однако, нынче не столь однозначно ввиду переосмысления общественностью его заслуг), он был далеко не единственным. В конце 90-х и начале «нулевых» Канал-стрит Нью-Йорка просто ломилась от всевозможных подделок, и вопреки попыткам мэра Рудольфа Джулиани искоренить преступность, контрафактные модели LV до сих пор имеют значительный вес в мире.

Несмотря на завидную живучесть компании, она не постеснялась прибегнуть к помощи восходящей модной звезды 90-х с целью омолодить бренд. Марк Джейкобс стал главным архитектором возрождения бренда в 21 веке. После увольнения из Perry Ellis Джейкобс стал во главе LV в 1997 году. К тому времени монограмма уже приелась в глазах модной элиты, однако, Джейкобс смог вдохнуть в неё новую жизнь. Благодаря минимальным инновациям, партнёрству и коллабам с другими брендами, монограмма вновь оказалась в центре внимания. Вскоре после заступления Джейкобса на должность, сумки LV замелькали в руках таких супермоделей, как Наоми Кэмпбелл и Кейт Мосс.

Ему же бренд обязан своим вторжением в мир одежды, как мужской, так и женской. Его идеи по расширению ассортимента и организации множественных коллабов определило будущее компании. И хотя первые его коллекции для LV были довольно минималистичными, созданная им одежда не уступала в изящности и роскошности культовым сумкам.

Во время своего пребывания на должности Джейкобс приложил руку к одним из самых захватывающих коллабов современности. Так, в 2004 и 2005 годах Такаси Мураками создал для бренда серию цветных логотипов на белом фоне, ставших культурной сенсацией. Подобного внимания же оказались удостоены камуфляжные сумки и ремни. Стоит вспомнить также оригинальный подход к монограмме граффити-художника Стивена Спрауза, сумки с которой постепенно вновь входят в моду.

Богатая история Louis Vuitton и Марка Джейкобса закончилась полюбовно в 2013 году, когда последний решил уделить всё внимание собственному бренду. При детальном анализе становится понятно, почему обе стороны были готовы сменить курс. Большая часть «нулевых» сопровождалась неуверенным ростом, а к концу десятилетия прибыль начала падать. С тех пор, однако, компании удалось решить свои финансовые трудности. Подобно многим роскошным брендам, в стремлении сохранить имя бренда на слуху Louis Vuitton прибег к помощи популярнейших фигур мира моды в лице Supreme и Джеффа Кунса.

Череда успешных креативных директоров – Джейкобс, Николя Гескьер, Ким Джонс – представляла себе роскошь так же, как её более чем 100 лет назад представлял основатель бренда и его сын. Выживание роскошного бренда требует тонкого баланса: нужно уметь продать нечто вечное, но при этом сиюминутно модное. LV понимали, что даже выполняя единичные заказы Коко Шанель и Одри Хепбёрн и впуская в свой мир уличную моду в виде Стивена Спрауза и Supreme, при всех умопомрачительных модификациях фасонов необходимо было сохранить самую свою сущность. И вот уже свыше 150 лет Louis Vuitton это удаётся, как никому другому. В то время как каждый из нас без труда узнает сумку Louis Vuitton, можно, однако, быть уверенным, что бренд ещё не раз удивит нас всевозможными новшествами, заново определяя понятие роскоши. Даже если путешествия станут историей, Louis Vuitton и его культовые фасоны будут жить вечно.

Багаж и аксессуары Louis Vuitton x Supreme

Багаж и аксессуары Louis Vuitton x Supreme

 

Источник: Grailed.com