В апреле Канье Уэст объявил о том, что продюсирует целых пять альбомов, в том числе, два из которых – «Ye» и «Kids See Ghosts» – будут считаться его собственными. Как нам теперь известно, их выпуск стал амбициозным проектом, который воспринимается больше как культурное событие, чем презентация классического материала. И даже этому событию было уделено не слишком много внимания, так как оно было окружено релизами пластинки Drake «Scorpion» и долгожданного совместного альбома Beyoncé and JAY-Z.

Поэтому, когда в вечер понедельника Канье Уэст рассказал о том, что выпустит в 2018 году еще один альбом «Yandhi», это ни для кого не стало большим сюрпризом. Да, в этом не было логики и никакого исторического смысла. Но в последнее время Канье всё больше беспокоится о том, чтобы идти в ногу с музыкальной индустрией, в эпоху интернета развившую бешеную скорость. Более того, похоже, он зациклился на публичной и разделившейся реакции на «Ye», который практически превзошел альбом «Nasir» в звании самого быстро забытого альбома среди всех пластинок лейбла G.O.O.D., курируемых Канье. Иначе говоря, это ответная реакция Канье. И это любопытное зрелище.

Канье, которого мы знали, был человеком, который поставил бы себя в центр хаотичной индустрии и отстаивал свои границы в качестве отдельного индивидуума. Он был уверен в своем положении в хип-хопе и пригласил всех зрителей и слушателей двигаться вместе с ним или вокруг него. Но с «The Life of Pablo» всё изменилось. После выхода альбома он представил идею доработки альбома после релиза, что было явным показателем того, что его уже не устраивало просто выпустить пластинку и оставить всё, как есть. Тогда мы впервые увидели нерешительность в, как правило, уверенном в себе музыкальном герое, который убедил всех в том, что он был (и остается) одним из самых влиятельных музыкантов нашего поколения.

Теперь, когда нас ждет третий альбом Канье за год – а если считать недавно анонсированную коллаборацию с Ченсом «Good Ass Job» и менее вероятный «Watch the Throne 2», то это будут уже четвертый и пятый релизы соответственно – становятся очевидными несколько фактов. Наиболее явным является то, что Канье активно планирует свою работу, основываясь на нашей – фанатов, журналистов, ненавистников т.д. – реакции. И так делает не только он.

В конце августа, всего через восемь месяцев после выпуска «Revival» (2017), Eminem удивил всех релизом «Kamikaze». До этого его самой недавней пластинкой была «The Marshall Mathers LP 2», выпущенная аж в 2013 году.

В «Revival» Эм выпустил строчки, из-за которых слушатели, мягко говоря, с нетерпением стали ждать продолжения.

В небольшом ските «Kamikaze» участвует давний менеджер и деловой партнер Эминема, Пол Розенберг, который в голосовом сообщении говорит Эму о том, что, возможно, не стоит выпускать альбом, реагируя в нем на критику «Revival».


«Ты что, действительно собираешься отвечать всем, кто сказал о тебе или о музыке, над которой ты работаешь, что-то, что тебе не понравилось? Не уверен, что это такая уж хорошая идея. Ну, в смысле, а дальше-то что? «Kamikaze 2», альбом, в котором ты отвечаешь всем, кому не понравился альбом, который ты записал, отвечая всем, кому не понравился предыдущий альбом? Это скользкая дорожка».


За этим следует нарочито драматизированный ответ Эма, в котором тот говорит, что нет, он не планирует открывать ответный огонь по всем, кто критиковал его работу – но он уверяет его в этом уже «по пути» к дому критика, в который он направляется, предположительно, для расплаты.

В твите в поддержку своего альбома Eminem написал: «Старался не слишком заморачиваться над ним… Наслаждайтесь», сопроводив свои слова эмодзи среднего пальца. Такой твит прекрасно говорил о том, чего от него стоит ожидать.

В «Kamikaze» Эм обращается к клеветникам и разочаровывающей реакции на «Revival» в целом. В песне «Greatest» он заимствует флоу у Кендрика Ламара (из «Humble») ради того, чтобы поиздеваться над собой: «“Revival” не стал вирусным! / Денон и Ройс говорят, чтоб я вел себя достойно / Но к черту, я всем отвечу». В следующем треке «Lucky You» он обрушивается на слушателей с удвоенной силой, давая понять, что он не избегает негатива: «Они спрашивают меня: “Что за хрень случилась с хип-хопом?” / Я сказал: “У меня нет ответов” / Потому что я лоханулся со своим последним альбомом / Меня это чертовски задело, но я вернулся за этими рэперами».

Но суть в том, что Маршалл Мэтерс знает о том, что говорят о его работе. Когда-то это не имело никакого значения. Он продавал один миллион альбомов за другим и рьяно оберегался и защищался своими преданными фанатами. Но в условиях современной цифровой эпохи, когда каждый может высказать свое мнение в социальных сетях, Эминем гораздо более близок и гораздо более уязвим – и гораздо более готов начать всё с начала.

Еще одним рэпером, готовым отказаться от своих проверенных опытом и временем манер ведения бизнеса, является Nas. До летнего релиза пластинки «Nasir» его последним выпущенным альбомом был «Life Is Good», вышедший в 2012 году. Разговоры вокруг «Nasir» изначально были сосредоточены вокруг предпрослушивания альбома, на котором семейство Кардашьян получило больше внимания, чем сам Nas. После завершения мероприятия и всплеска словесного адреналина слушатели смогли наконец действительно сконцентрироваться на самом альбоме – и стало ясно, что это не самая лучшая его работа, как в лирическом плане, так и в любом другом.

В следующем месяце, июле, Энджи Мартинез взяла интервью у Nas для iHeartRadio. Во время разговора он заявил о том, что уже планирует новый проект. «Это другой альбом, над которым я работал еще до Nasir», – сказал он. – «После такого альбома я должен сделать что-то двигающееся в немного другом направлении, понимаете. Поэтому я уже заканчиваю следующий проект». Nas также рассказал Мартинез о том, что новый альбом «не придется ждать очень долго, потому что полдела уже сделано».

Чтобы застать Nas за подобным уровнем продуктивности, нам пришлось бы вернуться в 1999 год. (Наверное, тогда его вдохновил успешный двойной удар DMX – «It’s Dark and Hell Is Hot» и «Flesh of My Flesh, Blood of My Blood», которые вышли в 1998 году.) На пороге нового тысячелетия Nas выпустил «I Am…» и «Nastradamus». Говорят, изначально планировалось, что «I Am…» будет двойным альбомом, но из-за пиратства его материал сократили до одного диска, который вышел в апреле. «Nastradamus», который должен был состоять из песен со звукозаписывающих сессий «I Am…», быстро превратился в практически полностью измененный альбом, треки с которого считаются самыми слабыми в портфолио Nas. Он вышел в ноябре.

За исключением этого случая, Nas обычно не выпускает альбомы с разницей меньше, чем в год. То, что они рискуют играть в молодых исполнителей, многое говорит о нем и наших музыкальных ветеранах с большой буквы: они просто снова и снова пытаются сблизиться со своими слушателями, как будто у них за спиной нет долгих лет одобрения и поддержки.

Поспешное решение броситься к другому проекту может быть попыткой Nas дистанцироваться от того, что он только что выпустил. Он двигается оперативно и тут же переходит к тому, что ждет его дальше. И он выбрал отличное время для того, чтобы действовать быстро.

Сегодня память фанатов хип-хопа гораздо короче, даже чем несколько лет назад. В дополнение к высокой частоте выхода альбомов существуют и другие способы борьбы с этим: в этом году Drake, Migos и Rae Sremmurd выпустили альбомы с 24 и более треками. Они поняли, что если одновременно забросать стаю волков десятками треков, хотя бы некоторые из них окажутся значимыми. Кроме того, это случится мгновенно, а не в результате редких и долгих попыток.

Наши ветераны, похоже, готовы идти на риск. Они смотрят не только на свой труд, но и на всю индустрию в целом. Их наблюдения и последующая реакция напоминают барыгу, который заходит через парикмахерскую в пальто, наполненном черт знает, чем, и достает своих покупателей совершенно случайными продуктами: «Ты понятия не имеешь, что это? Ладно, не парься, тогда как насчет этого?»

Да и почему бы и нет? По всей видимости, все к этому привыкают, быстро следуя за ними. Но есть и некоторые исключения.

JAY-Z, который в этой игре уже давно, использует совершенно другой подход в борьбе с быстро меняющейся индустрией. Он выпускает удивительно личные композиции с хорошим сюжетом, которые тесно связаны между собой в концептуальном плане. Он более расчетлив, чем его давние коллеги: его волнует нечто большее, чем коленный рефлекс на неприятные отзывы. Он больше уверен в своем творчестве, и это проявляется в его реакции.

Хотя его последняя работа, совместный проект «Everything Is Love» с Beyoncé, не насытил фанатов хип-хопа, Jay не стал гнаться за их признанием с помощью другого альбома. Он знает, что выпустил конфетку. Просто так уж вышло, что мы живем в эпоху, когда в огромном количестве информации теряется даже самое лучшее. Слабые работы исчезают еще быстрее.

Когда-то давно Ye, Eminem и Nas были одними из самых уверенных рассказчиков нашего времени. Они создавали самые мощные тексты в истории хип-хопа – из-за чего наблюдение за тем, как они жертвуют содержанием во имя количества, особенно сбивает с толку. В 2018 году от рождества Христова наши легенды больше не ведут и не преображают индустрию так, как раньше. Как и их преемники, они запутались в золотой лихорадке виральности, новой игре, в которой целью является мощный выстрел в самое сердце памяти нашей культуры. При промахе они уже приспособились к новым правилам: просто не останавливаться.

Источник: Complex.com