Линия Pastelle должна была стать грандиозным пропуском Канье Уэста в мир моды. Так почему же ее так и не выпустили?

 


 

Летом 2007 года Даниэль Бекерман получил письмо от известного актерского агентства Уильяма Морриса, представлявшего Мэла Гибсона, Дензела Вашингтона и Кэтрин Зету-Джонс. По словам Уильяма Морриса, Канье Уэст был заинтересован в коллаборации с Retrosuperfuture, итальянским брендом очков, основанным Даниэлем и его братом Симоном. Но Даниэль понятия не имел, ни кто такой Уильям Моррис, ни кто такой Уэст. Объяснять Даниэлю, кто это, пришлось музыкальному редактору итальянского журнала «PIG», в котором Даниэль также занимал пост генерального директора. «[Он сказал мне,] что Канье — рэпер, что он становится всё популярнее и что это он сделал ремикс на ту песню Daft Punk», — рассказывает Даниэль. Только что выпущенная песня «Stronger» и клип на нее, в котором он впервые появился в очках-жалюзи от Alain Mikli, вскоре ставшими повсеместно популярным аксессуаром, привела Уэста на вершину славы поп-музыкальной сцены.

Даниэль был польщен предложением, но удивлен тем, что Уэст хочет работать с ним. Ведь он запустил Retrosuperfuture всего несколько месяцев назад. «Я не ожидал такого быстрого успеха», — говорит он. — «Я амбициозный человек и я усердно работаю над тем, чтобы производить лучшие солнечные очки в мире, но, честно говоря, я не ожидал добиться таких высот за столь короткое время». Но он сказал себе, что возможность поработать с Уэстом была слишком заманчивой и уникальной, чтобы ее упускать. К тому же ему уже довелось увидеть, как Уэст сделал очки-жалюзи популярным продуктом массового потребления. Представьте только, что может сделать сотрудничество с известным рэпером для молодого бренда. «Я подумал: «Вау. Это может быть важно как для меня, так и для моего бренда», — говорит Даниэль.

Примерно через месяц после переписки с агентом Уэста по электронной почте и встречи в офисе агентства Уильяма Морриса в Нью-Йорке, Уэст пригласил Даниэля в свою квартиру на Манхэттене. «Всё случилось так быстро», — рассказывает Даниэль. Почти целый час они делились идеями, обсуждая различные образцы солнечных очков Retrosuperfuture — в том числе Classic, первую модель Retrosuperfuture, и Gino, тогда еще не выпущенную оправу с золотым треугольником на переносье. «Это был какой-то совершенно невероятный разговор», — говорит Даниэль.

Pastelle - первая линия одежды Канье Уэста

Образцы солнечных очков Pastelle, созданные Retrosuperfuture

Уэст был большим поклонником Retrosuperfuture. Всего за несколько дней до встречи он надевал белые очки Classic на премию MTV Video Music Awards. А теперь он уже приветствовал Даниэля в ряду своих коллабораторов. «Очень приятно, когда мой бренд и мою продукцию по достоинству оценивают такие люди, как он», — говорит Даниэль.

По просьбе Уэста Даниэль и Retrosuperfuture создали 20 образцов Flat Top, модели солнечных очков с крупными линзами и прямой верхней линией оправы. Даниэль говорит, что Уэст «просто влюбился» в форму Flat Top. Среди них были оправы, вырезанные из дерева (Даниэль объясняет, что Уэст хотел, чтобы они выглядели «органично») или раскрашенные принтами, например, одна пара была сделана под «зебру» и имела золотые зеркальные стекла. Для следующей партии Уэст хотел разработать очки с использованием таких уникальных материалов, как бриар и мрамор — включение последнего в коллекцию было навеяно ремонтом его дома в Лос-Анджелесе. Даниэлю казалось, что это было началом перспективных деловых отношений.

В те времена Даниэль не знал, что кроме него Уэст отобрал еще около 30 дизайнеров и консультантов для того, чтобы оставить свой первый отпечаток в мире моды: Pastelle.

«ЭТО БЫЛА КОМАНДА ЛЮДЕЙ Х. НА КАНЬЕ РАБОТАЛО МНОГО ИНТЕРЕСНЫХ И КРЕАТИВНЫХ ЛЮДЕЙ», — ТАС АРНОЛЬД

В течение трех лет Уэст и его команда — Вирджил Абло, Don C, Мэтт Джордж, который занимал пост CEO всех проектов Уэста, не связанных с музыкой, в том числе Pastelle, а также многопрофильный дизайнер и директор Уилло Перрон — занимались поиском людей, работающих во всех категориях моды, для потенциальных коллабораций. Такие крупные личности индустрии, как Ким Джонс, в то время занимавший пост арт-директора мужской линии Louis Vuitton, для Уэста выступали в качестве консультантов. Он также нанял таких малоизвестных дизайнеров, как Эмма Хедлунд из CMMN SWDN, которая разрабатывала женскую линию бренда, Сайифа Бакира оттуда же и Александра Вальдмана, основателя HomeRoom Clothing, для разработки одежды.  На ранних стадиях также начинались переговоры с Reigning Champ. Но Даг Барбер, директор по маркетингу канадского бренда, говорит, что «на этом разговор и закончился». Бен Боллер, который был привлечен Джорджем в 2009 году, разработал разноцветные пластиковые украшения с изображением Иисуса и латунью на задней стороне. В какой-то момент, по словам Бена, организацией дистрибуции одежды почти начали заниматься A Bathing Ape. С основателем LRG Джонасом Бевакква велись переговоры о том, чтобы тоже «что-нибудь делать» вместе. KAWS была поручена разработка логотипы.

Другие, например, коллекционер винтажного стритвира Эдгар Соса и Тач Су, работавшие с соучредителем магазина Fruition Крисом Джулианом, занимались исследованием и поиском старинных вещей, которые использовались в качестве референсов для дизайна различных моделей Pastelle. С 2006 по 2008 год в поисках винтажных товаров они обходили все комиссионные магазины и Блошиный рынок на стадионе Роуз-Боул в Лос-Анджелесе и приносили эти вещи Уэсту и Джулиану. Всё, что Уэсту нравилось, они отвозили в Лас-Вегас, где находится Fruition, и там в сотрудничестве с Джулианом и Майком Паунси, ведущим дизайнером Fruition, разрабатывали одежду.

Однажды Су и Соса пришли к Уэсту в Record Plant, студию звукозаписи в Лос-Анджелесе, и принесли ему винтажную футболку Detroit Pistons, украшенную логотипом команды и изображением баскетбольного мяча в корзине, а также старый свитер с рисунком роз и клавиш пианино. Позже футболка Pistons послужила вдохновением для создания футболки Pastelle со словами «Premium Pastelle» и изображением баскетбольного мяча в корзине, а свитер — для футболки Pastelle с похожими клавишами и розой. «Это были первые футболки Pastelle», — говорит Соса. — «Принты были напечатаны на футболках Alstyle Apparel. Качество футболок было не самым лучшим, но это было типа: “Давайте покажем, что у нас есть. Нам нужно встретиться [с Канье] уже на следующей неделе”». Они также нашли кожаный «troupe jacket», который в какой-то степени послужил вдохновением для создания знаменитой университетской куртки темно-синего цвета с желтой надписью «PASTELLE» на спине. «У нас был кожаный «troupe jacket», про который Канье постоянно говорил что-нибудь типа: «Йоу. Вот такие куртки нам нужно делать». И так у нас появилась эта университетская куртка», — вспоминает Су.

Pastelle - первая линия одежды Канье Уэста

Университетская куртка Pastelle

«В те времена кожаные и университетские куртки были очень популярны», — добавляет Соса. — «Крис всегда хотел выпустить нечто подобное. Я сказал: «Да, было бы классно сделать университетские куртки. Они как будто олицетворяют собой спортивный дух и победу». И мы их сделали. Я помню эти буквы. Я тогда сказал: «Давайте сделаем что-нибудь в стиле «Do The Right Thing» («Делай, как надо!») шрифтом Jungle Fever».

«Это была команда Людей Х», — рассказывает дизайнер Ti$A, Тас Арнольд, который присоединился к работе в июле 2008 года в качестве креативного консультанта для разработки двух полноценных коллекций Pastelle. — «На Канье работало много интересных и креативных людей».

Некоторые дизайнеры, как и Даниэль, встречались с Уэстом лично; другие общались с рэпером лишь по электронной почте или телефону. Кто-то из них никогда не взаимодействовал с Уэстом напрямую, только с его командой. Подход мог быть разным, но по словам всех, у кого брали интервью для этой статьи, процесс был примерно одинаковым: первоначальное предложение от Уэста или его сотрудников, увлеченный обмен амбициозными планами, разработка дизайна и образцов, а затем… тишина.

Линия Pastelle должна была стать грандиозным пропуском Канье Уэста в мир моды. Если бы он запустил бренд, это стало бы важным событием — самый популярный рэпер в мире усиливает хватку на пульсе времени. Pastelle могла бы дать толчок его карьере в модной индустрии. Так почему же ее так и не выпустили?

«ЭТО БЫЛО ЧТО-ТО СРЕДНЕЕ МЕЖДУ ЗОЛОТОЙ ЭРОЙ POLO, УПРОЩЕННОГО A BATHING APE И ЩЕПОТКИ A.P.C.», — БЕН БОЛЛЕР.

С самого начала своей карьеры в качестве музыканта Уэст активно выражал интерес к моде. «Сегодня утром я очень много времени потратил на то, чтобы выбрать прикид, потому что одежда мне действительно интересна», — сказал он в 2003 году на одном из своих первых публичных выступлений на Def Poetry Jam. — «Я буду самым модным рэпером в мире».

Когда в 2004 году Уэст выпустил свой дебютный альбом «The College Dropout, рэперы с собственной линией одежды уже не считались чем-то новым. Но видение Уэста выходило за рамки простого желания навариться на своем знаменитом имени. В том же году было объявлено о том, что он запускает свой первый бренд, Mascotte by K West, который по слухам финансировался Roc-A-Wear и должен был попасть на полки магазинов до конца года.

В сентябре 2005 года — через несколько недель после выхода его второго альбома «Late Registration» — Уэст подтвердил, что его приход в модную индустрию неизбежен. «Теперь, когда у меня за плечами есть Грэмми, и «Late Registration» уже закончен, к следующей весне я готов запустить свою линию одежды», — сказал он в интервью , британскому мужскому журналу о гаджетах и образе жизни Stuff. Год спустя он собрал команду и начал работу над Pastelle. В 2007 году открылась студия в Лос-Анджелесе. Затем последовали отсылки к Pastelle в таких песнях, как «Stronger» и «Swagga Like Us» T.I. «Давай, сходи с ума, злись / Особенно на мои шмотки от Pastelle и Bape», — читает он в «Stronger».

Образцы графических футболок Pastelle

Образцы графических футболок Pastelle

Шумиха поднялась еще больше после того, как Уэст появился на модном показе Dior в июле 2008 года в Париже в серой толстовке на молнии с красными/желтыми/розовыми полосами на капюшоне в виде радуги и серыми кругами на плечах и локтях. Толстовка повторяла знаменитое худи Shark Hoodie от A Bathing Ape и по слухам была частью предстоящей линии рэпера. К ноябрю ажиотаж ожидания Pastelle достиг своего апогея; как известно, Уэст появился на премии American Music Awards 2008 в темно-синей университетской куртке с желтой надписью «PASTELLE» на спине.

В том же месяце в своем блоге kanyeuniversecity.com (который сейчас уже не функционирует) Уэст рассказал, чего он мечтает добиться в модной индустрии. «Я вам клянусь, чуваки, когда я не на сцене, всё, чем я занимаюсь — это дизайн. Я хочу стать, и я стану настоящим дизайнером. Я буду не просто «знаменитостью, которая стала дизайнером». Одежда должна быть классной!!!» В феврале 2009 года во время двухлетнего перерыва между «808s & Heartbreak» и «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» Уэст освободил свой рабочий график на целых пять месяцев, чтобы полностью посвятить себя работе над дизайном одежды. (В те времена он также разрабатывал свои кроссовки для Louis Vuitton и Nike Air Yeezy 1 — это был первый случай, когда Nike предоставили возможность сделать свои фирменные кроссовки кому-то, кроме спортсменов — обе модели вышли позже тем летом.) — «Вот что я хочу сейчас делать со своей жизнью», — сказал он в интервью канадскому женскому журналу о моде Flare.

К тому моменту интерес публики в сочетании со жгучим любопытством, проявленным представителями СМИ к Pastelle (или Past Tell Museum — окончательное название так и не было подтверждено), достиг максимума. Уэст уже собрал звездную команду коллабораторов, которые по его меркам были лучшими в том, что они делали. Всё, что им оставалась — это представить продукт. «Я не утверждаю, будто считаю себя лучшим дизайнером в мире, но я утверждаю, что могу таким стать», — сказал он в интервью Complex, напечатанном в выпуске Апрель/Май 2009.

Образцы солнечных очков Pastelle, созданные Retrosuperfuture

Образцы солнечных очков Pastelle, созданные Retrosuperfuture

В конце августа 2008 года в миланский шоу-рум Джорджио Ди Сальво и Паоло Будуа, основателей итальянского бренда VNGRD, позвонил личный помощник Уэста. По словам помощника, Уэст хотел с ними поговорить. В отличие от Даниэля дизайнеры, которые были чуть старше двадцати, прекрасно знали, кто такой Канье Уэст. «Это было потрясающе», — говорит Ди Сальво о сотрудничестве с Уэстом. — «Это было что-то типа: «Вау. Мы теперь — короли уличной моды».

Уэст был поклонником VNGRD и хвалил их коллекцию Осень/Зима 2008 в своем блоге, который Ди Сальво и Будуа регулярно читали. А теперь он хотел, чтобы они работали над Pastelle. «Он сказал нам: «Я разрабатываю коллекцию. Она называется Pastelle. Я хочу открыть несколько магазинов Pastelle по всему миру. Я хочу что-нибудь недорогое», — вспоминает Ди Сальво. — «После этого он отправил нам PDF с эскизами коллекции и попросил высказать свое мнение о продукции. Он спросил, чего не хватает Pastelle, что нужно добавить». В следующие три месяца VNGRD разработали для Уэста около 20 ветровок, толстовок, спортивных штанов и худи в уличном стиле, большинство из которых были украшены одной и той же пастельной радугой, которая становилась всё более характерной особенностью существующей коллекции Pastelle. Они также поработали над логотипом Pastelle, представив 31 вариант — некоторые были выполнены в черном цвете, другие — в пастельных тонах, а в некоторых присутствовали треугольники или эффект градиента.

Эти логотипы присоединились ко множеству других, которые Уэст заказал для Pastelle, в том числе у Брайана Эспириту и Аллистера Ли, двух графических дизайнеров из Торонто, которых нашел Джесар Габино, совладелец ныне уже несуществующего бутика Nomad. «В то время я работал в рекламном агентстве. Я был в офисе, когда получил письмо [от Джесара]», — рассказывает Эспириту, которому на разработку брендинга для Pastelle было дано четыре дня. — «Я помню, тогда подумал: «Если я это сделаю… Это будет мой звездный час». Они попросили пять или шесть концептов. Мне сказали только об одном дизайнере, который тоже работал над ними, — о KAWS. Они прислали мне его работы — это была птица в очках — в качестве референса и сказали: «Вот что сделал KAWS. Тебе не нужно делать то же самое, но нам нужно что-то похожее». В те времена, учитывая, что я занимался дизайном всего пару лет, мне казалось, что мне на плечи взвалили всю чертову планету. Это читалось как: «Вот что сделал KAWS. Тебе просто нужно сделать что-нибудь, что покажется Канье лучше, чем это». Позже на образцах футболок появился мультяшный эскиз птицы Эспириту.

Арнольд говорит, что Pastelle больше походил не на какое-то «высшее видение», а «на разговор», и поэтому у Уэста было так много сотрудников.

«Мне кажется, он хотел, чтобы [Pastelle] стало собранием всего самого лучшего, что он нашел и персонализировал», — добавляет Симон из Retrosuperfuture. — «Поэтому для коллабораций он выбрал лучших или тех, кто, по его мнению, были лучшими».

CAD-эскизы одежды Pastelle, разработанные VNGRD

CAD-эскизы одежды Pastelle, разработанные VNGRD

Постоянные коллаборации соответствовали творческой философии Уэста. «Мне кажется, это совсем не надменно», — рассказал он Details в 2009 году. — «Я впитываю информацию, и я хочу, чтобы люди знали, откуда поступает эта информация, чтобы у тех людей была своя аудитория, чтобы они могли зарабатывать благодаря своей гениальности. Потому что я окружаю себя лишь гениями». В случае с Pastelle Уэст построил разноплановое рабочее сообщество — которое хоть и было огромным, оставалось изолированным. Лишь немногие знали, кого нанимал рэпер, сколько их было, дизайнеры редко встречались друг с другом. «Вполне вероятно, что я не знаю о ком-то из тех, с кем он работал», — признается Арнольд. Даниэль соглашается, говоря, что он и другие сотрудники Retrosuperfuture «были частью команды, в которой мы не были ни с кем знакомы».

Хотя многие коллаборации происходили удаленно, Уэст и его команда открыли студии в Нью-Йорке, Париже и на Фэрфакс-Авеню в Лос-Анджелесе. Там разрабатывалось всё, начиная от проектирования сцены до коллекций Pastelle. По словам одного из дизайнеров, в офисе на Фэрфакс были белые стены, стальные столы, открытые балки и мудборды, полные эскизов и других вдохновляющих идей Уэста. Среди них были солнечные очки Carrera, старые выпуски Vogue, множество гарнитур шрифтов, а также постановка мюзикла, на которую рэпер ходил вместе с Арнольдом и своей покойной матерью Дондой Уэст в Лондоне в 2007 году. Время от времени Уэст приносил предметы своего личного гардероба и отмечал ткань, которая ему нравилась, или крой определенной вещи. Ему нравилась одежда таких дизайнеров, как Phillip LimKris Van Assche и Alexander McQueen. Однажды там оказалась зеленая дутая куртка за $2000, с которой еще даже не сняли ценник. «Было любопытно: как он это сделал?» — говорит один из дизайнеров Pastelle, работавших с Уэстом над одеждой.

Уэст принимал непосредственное участие в каждом этапе работы. «Он хотел быть в курсе каждой детали, он приходил очень рано и уходил очень поздно, как будто ничего важнее у него не было», — объясняет один дизайнер, пожелавший остаться неизвестным. Уэст разрабатывал одежду с Абло в студии, а также с помощью штатных швей и шаблонщиков помогал воплотить в жизнь эскизы других дизайнеров. Он даже летал в Азию, чтобы найти нужные ткани и самому посмотреть на фабрики. Ближайшее окружение Уэста состояло из творческих людей — таких, как его близкие друзья Don C и Ибн Джаспер, и Крис Джулиан — но, как говорит его бывший деловой партнер, бренд Pastelle «на все сто был Канье».

Канье Уэст в куртке Pastelle в Нью-Йорке

Канье Уэст в куртке Pastelle в Нью-Йорке

Под руководством Уэста было разработано огромное количество образцов, в том числе: розовая неопреновая куртка, университетская куртка с рюшами на рукавах, джинсы, худи с вырезами на талии, женские сумки, джинсовая рубашка (которую, по словам одного дизайнера, Уэст в те времена терпеть не мог, потому что он не одевался как «рабочий»), обувь, произведенная в Китае, Италии и Мексике, высококачественные солнечные очки из Италии, куртки из бисера, платье из застежек-молний, одежда из меха. На протяжении всего процесса стиль одежды менялся в соответствии с развитием вкуса Уэста. Один дизайнер вспоминает долгий разговор с Уэстом, продолжавшийся несколько дней, о цветовой палитре Pastelle и об использовании различных оттенков бежевого с неоновыми вставками. «В те времена ему это нравилось», — говорит дизайнер, пожелавший остаться неизвестным. — «Несмотря на то, что коллекция выглядела очень по-мужски, палитра была женственной».

По мнению дизайнеров, опрошенных для этой статьи, идеи Уэста для Pastelle были инновационными. Он постоянно пытался раздвинуть границы того, что из себя может представлять одежда, аксессуары или обувь. «У Канье были действительно мега-классные идеи», — говорит Бен Боллер. — «Он хотел сделать украшения с Иисусом из фарфора и нефрита. Он хотел создавать действительно классные вещи. Даже если бы сейчас ювелиры выпустили изделия с Иисусом из нефрита, это было бы чем-то существенно новым. А это было почти десять лет назад. Он также хотел сделать украшения для женских сумочек. Он хотел производить женские сумочки, и для них ему хотелось сделать бирки из нефрита, мрамора, фарфора. Он хотел использовать совершенно необычные материалы. Когда я об этом вспоминаю, я думаю: «Черт возьми. Да это сумасшествие какое-то».

«Я очень сильно ждал линию Pastelle», — продолжает он. — И когда я ее увидел, я подумал: «Вау, это чертовски круто». Это было что-то среднее между золотой эрой Polo, упрощенного A Bathing Ape и щепотки A.P.C. Если собрать всё воедино, получится что-то подобное».

«Он опережал свое время», — добавляет бывший деловой партнер Уэста, пожелавший остаться неизвестным. — «До сих пор иногда встречаются вещи, над которыми он работал уже тогда, и которые выходят только сейчас. Недавно у Prada вышли дубленки, а он прислал фотографию и написал: «Это 2008 год. Мы такое уже делали».

Канье Уэст в куртке Pastelle

Канье Уэст в куртке Pastelle на концерте KROQ Almost Acoustic Christmas в 2008 году

В конечном счете, количество прототипов, большинство из которых было произведено в Японии и Лос-Анджелесе, превысило все ожидания. «Я не знаю, сколько образцов было сделано», — говорит Арнольд. Но он добавляет, — «Идеи и влияние программы, которую мы создали, было огромным. Это огромное количество информации. Это был очень большой объем работы».

«У нас была готова целая коллекция. Мы точно дважды могли выпустить продукцию на рынок», — говорит бывший деловой партнер Уэста, добавив, что несмотря на то, что они никогда не обсуждали точную стоимость товаров, у линии был довольно широкий диапазон цен. Там были футболки как за $50, так и за $150.

Основная часть прототипов Pastelle так и не была выпущена. Но в 2008 году в заглавной статье издания VMAN, за стиль моделей которой отвечал Ким Джонс, были показаны некоторые ранее нигде не публиковавшиеся предметы одежды: на Уэсте был синий костюм поверх джинсовой рубашки, кожаный ремень и полосатый галстук-бабочка, а Лупе Фиаско был одет в черный бомбер. Главный тизер вышел год спустя, когда в Интернет просочились фотографии модели, напоминающей рэпера B.o.B., одетого в серо-голубую университетскую куртку Pastelle, а также другие вещи бренда. Фотографии ошибочно приняли за официальный лукбук бренда. Но по словам бывшего делового партнера Уэста, это были тестовые снимки. «Съемки одежды были своеобразным упражнением для Канье, помогающим посмотреть, как она будет сидеть на людях», — говорит он. Арнольд говорит, что аналогичным образом во многих образцах Уэст выходил в свет, особенно во время поездок на Недели моды в Париже в июле 2008 и феврале 2009 года, чтобы «посмотреть, понравятся они людям или нет».

К тому времени VMAN также упомянули в своей заглавной статье о релизе коллекции Pastelle в октябре 2008 года. Несколько месяцев спустя Уэст рассказал в своем блоге об онлайн-запуске, намеченном на предстоящий год. В ноябрьском посте 2008 года он написал: «Начиная с января, я собираюсь выпускать некоторые вещи онлайн», — прикрепив туда свою фотографию в серой трикотажной университетской куртке с кожаными рукавами. — «Куртку с AMA, худи Warrior, которое я надевал на показ Dior, и вот это».

После трех лет работы время для дебюта Pastelle наконец настало.

Варианты логотипа Pastelle от Джорджио Ди Сальво и Паоло Будуа из VNGRD

Варианты логотипа Pastelle от Джорджио Ди Сальво и Паоло Будуа из VNGRD

Но в конечном счете обороты Pastelle быстро сошли на нет. Highsnobiety писали о том, что линия одежды «прекратила работу» сразу после того, как в сети появился «лукбук» бренда. В заголовке говорилось: «Pastelle от Канье Уэста | Не выйдет никогда». На следующий день издание The Cut, принадлежащее New York Magazine написало: «Широкая общественность никогда не будет удостоена носить линию Канье Уэста Pastelle». Осенью 2009 года уже после инцидента с Тейлор Свифт на церемонии MTV VMA Уэст на некоторое время перестал быть в центре внимания СМИ и даже отменил свой совместный тур с Леди Гагой, называвшийся Fame Kills Tour. «Мне нужно было хотя бы на секунду выйти из этого дерьма», — сказал Уэст толпе на концерте Kid Cudi в Калифорнии. — «Я так сильно люблю эту игру и так сильно ею увлекаюсь, что иногда я просто выносить ее не могу». Домино продолжали падать: закрылся офис в Лос-Анджелесе, планы по открытию магазинов и проведению мероприятий во время Недели моды в Нью-Йорке разрушились, а на сайте Pastelle осталась лишь домашняя страница с геометрическими фигурами в качестве логотипа.

Когда оказалось, что Pastelle закрывают свой магазин, всё, что осталось — это горы образцов и дыры на месте объяснений. Уэст на несколько месяцев исчез из поля зрения общественности, и некоторые коллабораторы от него больше никогда ничего не слышали. Тем, кто не заключал с ним контракты — например, Даниэлю из Retrosuperfuture и Ди Сальво и Будуа из VNGRD — так и не заплатили. «Тогда было неподходящее время для этого», — объясняет Даниэль, добавляя, что он предпочитает заключать соглашения на стадии дистрибуции. Ненадежная договоренность была «еще одним негативным аспектом в этой истории», — говорит Ди Сальво. — «Мы много работали над проектом, но не получили ни оплаты, ни известности». Несмотря на это, для него и Будуа «главным было не получить от Канье деньги, а сделать что-нибудь вместе с ним».

«КАНЬЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ PASTELLE СТАЛО СОБРАНИЕМ ВСЕГО САМОГО ЛУЧШЕГО, ЧТО ОН НАШЕЛ И ПЕРСОНАЛИЗИРОВАЛ. ПОЭТОМУ ДЛЯ КОЛЛАБОРАЦИЙ ОН ВЫБРАЛ ЛУЧШИХ», — СИМОН БЕКЕРМАН

«Мы сделали всё, что могли тогда сделать», — говорит Ди Сальво. — «Если тебе 23 года… Мне кажется, если ты хочешь работать над каким-либо проектом, дело не должно упираться только в контракты. Нужно быть умным, но еще нужно рисковать».

За исключением Бена Боллера, который получил письмо от Джорджа: «Мэтт сказал: «Эй, чувак, нам придется пока прекратить работу. Мы не знаем, что происходит», — участники этого интервью говорят о том, что узнали о закрытии бренда в Интернете, а затем потеряли связь с Уэстом и его командой. Даже сейчас в голосе некоторых из них слышится разочарование. «Было очень печально, когда он исчез, потому что этот проект был одним из самых больших событий в нашей жизни», — говорит Ди Сальво. (Ди Сальво и его деловой партнер Будуа позже получили письмо от Уэста, в котором говорится о том, что он оставил Pastelle в прошлом, потому что хотел посвятить себя другим вещам.)

Другой дизайнер, работавший с Канье над одеждой, говорит: «Я был немного разочарован тем, что он не смог реализовать свою мечту. Но в то же время я еще и пытался получить оплату за свои услуги. Из-за того, что всё пропало, я был напряжен и разочарован».

Образец свитера Pastelle

Образец свитера Pastelle

Фанаты быстро начали строить предположения о том, почему Уэст решил прекратить работу над Pastelle. «Мне кажется, он закрыл проект потому, что когда ты участвуешь в коллаборациях с люксовыми дизайнерами и Nike, твоя продукция разлетается нарасхват и ты получаешь с этого большую прибыль, зачем напрягаться и разрабатывать свой бренд», — написал один из них на онлайн-форуме, посвященному кроссовкам, NikeTalk. Другой обосновал это так: «Он собирался выпустить коллекцию, но примерно в то время умерла его мать, поэтому он переключил свое внимание на это…»

У тех, кто участвовал в работе, были свои теории насчет закрытия Pastelle. Симон из Retrosuperfuture считает, что Уэст понял, что модный бренд требует «много усилий» — по его словам, из-за музыки у рэпера не хватало на это времени. «Он был полон энтузиазма», — говорит он. — «Он принимал активное участие в работе. Он отдавал много сил [Pastelle], и он любит работать в модном сегменте, но его основным бизнесом остается музыка. Очень жаль, потому что мне кажется, что он мог бы сделать что-то значимое». Симон добавил, что он не был разочарован, когда узнал, что Pastelle закрылись. «Моя первая реакция была: «Круто, значит, у нас есть такие редкие очки, что мы можем выставлять их в музее». На самом деле это смешно, потому что надпись на очках гласит “Past. Tell. Museum”».

Ди Сальво сказал, что во всем, что делает Уэст «чувствуется какой-то маниакальный подход», и несмотря на то, что он уважает, что Канье — перфекционист, возможно, он был слишком одержим своим видением Pastelle.

Другие считают, что деятельность Pastelle велась слишком неорганизованно. «На определенном этапе ситуация стала немного запутанной», — говорит Даниэль, вспоминая количество людей, с которыми он поддерживал связь. — «Я сказал [Канье]: «Я уже не понимаю, с кем мне нужно связываться. Нам нужно что-то менять, иначе мы ничего не сможем делать».

Образцы Mascotte by Kanye West

Образцы Mascotte by Kanye West

Один из дизайнеров Pastelle, пожелавший остаться неизвестным, винит во всем отсутствие бизнес-плана. «Его одежда была больше похожа на способ самовыражения, а не на канал поступления доходов», — говорит он. — «Это не было структурированным бизнесом, который бы работал эффективно и который можно было бы расширить. Это был чистый эксперимент с самого начала». Он добавил, что когда в 2009 году он присоединился к проекту, «основное внимание» Уэста уже переключилось на коллаборацию с Gap. «Когда я пришел, он как раз собирался начать работу над коллаборацией с Gap», — говорит дизайнер. — «Там [в офисе на Фэрфакс] были мудборды с идеями, которыми вдохновлялся Канье, эскизами различных солнечных очков, брюк и топов. [Он хотел] сделать что-нибудь необычное, что-нибудь, чего Gap не ожидали увидеть». (Позже в интервью с 99.7 NOW! Уэст подтвердил, что когда-то вел переговоры с Gap, но партнерство не состоялось из-за «несогласий в политике». Gap от комментария отказались.)

«Мне кажется, что в те времена ему еще нужно было утвердиться в своем видении», — продолжает дизайнер. — «Мне кажется, он искал его проект за проектом, но я думаю, что он еще не раскрыл свой талант в качестве дизайнера».

Уэст отказался участвовать в интервью для этой статьи, но источник из его ближайшего окружения утверждает, что решение рэпера закрыть Pastelle носило двойственный характер. В представлении рэпера коллекция была не готова, и он хотел переключиться на люксовую линию для женщин — то есть на то, для чего его нынешняя команда не подходила. «По сути мы дошли до того, что у нас с Канье состоялся разговор о том, будем ли мы вообще выпускать эту продукцию», — говорит он. — «И если нет, то на мой взгляд, мы должны были прекратить заниматься этим и вернуться к работе тогда, когда он будет готов привести проект в действие. И если он не собирался выпускать коллекцию, мы могли бы оставить пару-тройку ребят работать с ним на постоянной основе, и это было бы проектом, который он мог бы продолжить. Так мы и распустили коллектив, а два года спустя небольшая команда людей уже работала над его [женской] линией одежды, и эту коллекцию он продемонстрировал на показе».

«БЫЛО ОЧЕНЬ ПЕЧАЛЬНО, КОГДА ОН [КАНЬЕ] ИСЧЕЗ, ПОТОМУ ЧТО ЭТОТ ПРОЕКТ БЫЛ ОДНИМ ИЗ САМЫХ БОЛЬШИХ СОБЫТИЙ В НАШЕЙ ЖИЗНИ», — ДЖОРДЖИО ДИ САЛЬВО

«Мне кажется, он хотел делать что-нибудь более люксовое», — продолжает представитель из ближайшего окружения Уэста. — «Он не хотел заниматься слишком коммерческим предприятием, которым были бы Pastelle. Он хотел вести возвышенные разговоры в модной индустрии. Поэтому он и хотел взяться за женскую линию, это ценовой ориентир. Это был процесс его развития в качестве дизайнера, развития его креативности и всё такое. Pastelle был его университетом в модной индустрии».

Сейчас мечты Уэста в мире моды реализовались бесчисленным множеством способов. В октябре 2011 года он представил свою дебютную коллекцию женской одежд KANYE WEST на Неделе моды в Париже. Коллекция, включавшая в себя кожаные пиджак и юбку, серебряные джинсы с принтом под питона, черное кожаное платье с молнией на талии и огромное количество меха — получила смешанные отзывы, и большая часть вещей так и не вышла за пределы модных дорожек, за исключением босоножек с белым жемчугом и бисером, которые продавались в легендарном, ныне несуществующем бутике Colette.

В марте 2012 года он представил свою вторую женскую коллекцию, на этот раз лучше принятую публикой. Несколько месяцев спустя он наконец-то выпустил долгожданные Nike Air Yeezy 2, продолжение своей коллаборации с Nike. Кроссовки, разработанные совместно с дизайнером Nike Натаном Ван Хуком, не только помогли Nike остаться на вершине обувной индустрии, но и установили новую планку того, какими могут быть коллаборации кроссовок между музыкантами и спортивными брендами.

После этого Уэст стал добиваться всё больших успехов. Летом 2013 года в магазинах появилась его первая коллаборация с A.P.C. Фанаты сразу же заполонили бутик французского бренда в Сохо, на Манхеттене, а сайт A.P.C. упал из-за слишком высокой посещаемости. «Должен сказать, что, когда вышла линия Канье Уэст x A.P.C., я обрадовался, потому что он наконец-то смог выпустить что-то в этом духе», — говорит Даниэль.

CAD-эскизы одежды Pastelle, разработанные VNGRD

CAD-эскизы одежды Pastelle, разработанные VNGRD

Дела Уэста шли хорошо. Он всегда хотел разрабатывать собственные кроссовки и одежду — и он этим и занимался. Но в ноябре того года после растущих противоречий между Уэстом и Nike рэпер подтвердил, что разорвал контракт с бывшим партнером и начал сотрудничать с Adidas. «Я подписал контракт с Adidas, потому что с ними у меня будут отчисления, а мне нужно обеспечивать свою семью», — сказал Уэст в радио-шоу Энджи Мартинез Hot 97.

И Уэст сразу же начал работать с Adidas. Но тогда же, в 2014 году, сообщалось о том, что он ездил в Милан для работы над другой линией одежды, хотя было непонятно, была ли это его коллекция Adidas или совершенно новый проект. «[Он пробыл в Милане] несколько месяцев, чтобы поработать над новой коллекцией, коллекцией Канье», — говорит Ди Сальво. Коллекция должна была включать в себя обувь, некоторые модели из которой разрабатывал Марко Коломбо, директор журнала Sneakers. Но, как и с Pastelle, из этого ничего не вышло. «Он работал с моими друзьями, которые занимались дизайном кроссовок», — говорит Ди Сальво. — «И в какой-то день он просто решил остановить всю работу».

Далее в феврале 2015 года Уэст дебютировал со своей самой большой модной задумкой на сегодняшний день: коллекцией Adidas Yeezy Season 1, которая была разработана Уэстом и его командой — Абло, Джерри Лоренцо, Don C и главным дизайнером Vetements/креативным директором Balenciaga Демной Гвасалией. По данным ритейлеров, одежда — в основном вещи в армейском стиле — продавалась относительно хорошо, а кроссовки раскупались мгновенно. «Я очень рад, что мне посчастливилось применить тот подход и страсть, которые привели к созданию «The College Dropout» — Уэст сказал в интервью Complex через несколько дней после модного показа Adidas Yeezy Season 1. — «Теперь у меня наконец-то есть достаточно видения и опыта для того, чтобы их применять и разрабатывать что-либо. Достаточно видения для создания чего-либо. Есть очень много дизайнеров гораздо талантливее меня, но у меня есть свое видение, и я вкладываю в это душу. И теперь я постараюсь вложить всю душу и видение, которые у меня есть».

Образцы графических футболок Pastelle

Образцы графических футболок Pastelle

Благодаря Yeezy Season 1 Уэст привлек внимание модной индустрии. В том же месяце он встретился с Бернаром Арно (председателем совета директоров и президентом французской группы компаний-производителей предметов роскоши LVMH, которой принадлежат такие модные дома, как Louis Vuitton, Givenchy и Fendi) для того, чтобы обсудить сделку о его собственной марке. «Мне пришлось пойти к Adidas и сказать: «Я знаю, что у нас был лучший модный показ и всё такое, но Louis Vuitton хотят поддержать Yeezy и компанию Канье Уэста. Они — мастера в одежде, поэтому мне нужно, чтобы вы передали им одежду», — рассказал он в недавнем интервью с Charlamagne Tha God. — «И Adidas сказали: «Хорошо. Ладно. Мы выпустим только кроссовки». Но в конечном счете сделка, о которой по словам Уэста он «договорился» с Арно, через три месяца сорвалась. «[Сын Бернара Александр] позвонил и сказал: “Совет отказался от нее. Мы считаем, что бюджет закончится быстрее, чем это станет прибыльным делом”», — сказал Уэст. — «Они хотели вложить туда лишь 30 миллионов долларов. Когда создаешь новый бренд, в него нужно инвестировать как минимум 100 миллионов».

Без поддержки LVMH и прекращения сотрудничества в сегменте одежды с Adidas Уэст остался без партнера по производству для Yeezy Season 2. Коллекция, как он отметил, «так и не добралась до рынка». (Уэст и Adidas продолжили совместные коллаборации кроссовок.) «В первой коллекции с Adidas был определенный модельный ряд, а из-за этих переговоров у второй коллекции не на что было опираться», — сказал он Charlamagne.

Но с Season 3 Уэсту повезло больше. В феврале 2016 года он представил свою третью коллекцию на модном показе на Мэдисон-сквер-гарден, который одновременно был еще и вечеринкой-прослушиванием его нового альбома «The Life of Pablo». Помимо фанатов, которые купили билеты на мероприятие, среди приглашенных гостей были его жена Ким и дочь Норт, остальное семейство Кардашьян, креативный директор Balmain Оливер Рустен, редактор Vogue Анна Винтур, модели Джиджи Хадид и Карли Клосс, Pusha-T, Kid Cudi, Travis Scott, JAY-Z, а также Lil Yachty и Наоми Кэмпбелл, которые участвовали в показе.

После стольких лет тирад/потоков сознания о непринятии в модную индустрию, этот модный показ был официальным объявлением Уэста тем модным дизайнером, которого больше нельзя игнорировать. Постоянно расширяющийся ассортимент мерча TLOP — футболки и свитшоты со строчками и названиями песен альбома, изначально продававшиеся на Мэдисон-сквер-гарден, а затем в поп-ап-сторах и на концертных площадках — тоже полюбился покупателям. По имеющимся данным в одном поп-ап-сторе Нью-Йорка Уэст за два дня продал мерч общей стоимостью в 1 миллион долларов.

«Это была тяжелая борьба… И я так счастлив», — сказал Уэст, одетый в черную кепку «YEEZUS» и красный лонгслив The Life of Pablo, толпе
на Мэдисон-сквер-гарден. — «Я так рад тому, что могу осуществлять свои мечты без того, чтобы люди поливали меня своим негативом, и что у меня есть возможность создавать что-либо в творческом плане».

Канье Уэст в худи Pastelle на модном показе мужской коллекции Dior

Канье Уэст в худи Pastelle на модном показе мужской коллекции Dior Весна/Лето 2009

Уэст продолжил работать над своей линией одежды. В 2016 году он представил Season 4 в Парке Четырех Свобод Франклина Д. Рузвельта в Нью-Йорке — но из-за задержки и жары одна из моделей упала в обморок, за чем последовали негативные отзывы критиков. Season 5 же был принят критиками хорошо. В конце прошлого года он выпустил Season 6, использовав при этом гениальную и, возможно, более эффективную маркетинговую стратегию: папарацци «заставали» Ким Кардашьян в различных моделях коллекции. (В конце января он расширил эту рекламную кампанию, начав обувать таких знаменитостей и инфлюенсеров, как Пэрис Хилтон, Амина Блю и Кристен Ноэль Кроули, в те же кроссовки из Yeezy Season 6, которые на снимках папарацци носила Ким). С Кардашьян он также запустил детскую линию, которая была удачно названа Kids Supply, и ходят слухи о том, что скоро он совместно с Adidas откроет магазины Yeezy.

Но всё это время — в общей сложности практически целое десятилетие — Pastelle оставалась загадкой, задумкой, которая так и не реализовалась. Впервые мы вновь услышали о Pastelle в марте 2016 года, когда эксцентричный Ян Коннор в своих соцсетях заговорил о том, что собирается возродить бренд. [Мы с Яном] говорили об этом — ну, знаете, он теперь муза Канье, да еще и один из креативных директоров Yeezy — и он сказал: «А, черт с ним. Я поговорю с Канье об этом», — вспоминает Бен Боллер. — «Не успел я оглянуться, и вот он уже в Новом Орлеане разговаривает с Канье, а потом объявляет: «Я снова запущу Pastelle». Потом они добрались до архивов, и когда мы в следующий раз встретились в Лос-Анджелесе, на нем была та самая [синяя] спортивная куртка».

На вопрос о причастности Коннора к бренду представитель ближайшего окружения Уэста ответил: «Пока у нас нет никаких планов насчет Pastelle».

Украшения Pastelle с Иисусом, разработанные Беном Боллером

Украшения Pastelle с Иисусом, разработанные Беном Боллером

В 2009 году после появления слухов о совместной коллекции очков Pastelle Уэста и австралийской марки Ksubi, Уэст позвонил Даниэлю и предложил вновь поработать вместе. С их последнего разговора прошел целый год. Они обменялись идеями по телефону, а затем встретились за ужином в Париже, где Уэст работал над своей будущей женской коллекцией. В ресторан Даниэль, Уэст, Don C и Абло ехали в черном фургоне (очень похожий на тот, что появляется в комедии «Команда А» 2010 года) и озвучивали свои задумки. Даниэль взял с собой множество солнечных очков, среди которых были оправы Retrosuperfuture, а также винтажные модели Persol, Gucci и Cartier. «Было поразительно то», — вспоминает Даниэль, — «Что я показал им все эти винтажные очки, а он ими не особо заинтересовался». Но Уэст чуть с ума не сошел, когда увидел очки Retrosuperfuture, в том числе Flat Top, над которыми рэпер работал вместе с Даниэлем во время их первого сотрудничества. «[Канье] очень обрадовался и сказал: «Вот что мне нужно!» Он взял Flat Top в руки: “Посмотрите на эти линии. Они такие простые, элегантные – просто идеальные!”»

Но, как и в первый раз, в итоге из воссоединенного партнерства ничего не вышло. Тем не менее, Даниэль считает, что, работая с Уэстом, он получил бесценный опыт. «Это было потрясающе. Я начал бренд с нуля, а уже через год мне звонил сам Канье Уэст».

Несмотря на результат, все коллабораторы, у которых брали интервью для этой статьи, согласились с Мэттом Джорджем: «Канье — самый трудолюбивый человек, который мне когда-либо встречался». Арнольд сказал: «То, что он задумал, было просто невероятно».

Если бы коллекция Pastelle появилась на свет почти десять лет назад, кто знает, как бы это отразилось на карьере Уэста и его коллабораторов в модной индустрии сегодня. Даниэль замечает: «Если бы это должно было случится, это бы случилось».

«Но», — добавляет он, — «Если [Канье] вновь захочет выпустить линию солнечных очков, он знает, где меня искать».

Источник: Complex.com