Кажется, что жизнь Кима Джонса – сплошные путешествия и переезды, а потому вести о его уходе из Louis Vuitton были встречены большим шоком, чем следовало бы. В конце концов, Джон родился в Лондоне, в семье датчанки и британца и провёл детство в разъездах между Эквадором, Ботсваной, Карибами, Кенией, Танзанией и Эфиопией.

Вернувшись в подростковом возрасте в Англию, Джонс увлёкся модой, в том числе уличной японо-американского разлива, а также модой лондонской клубной тусовки. Вскоре Джонс поступил в Центральный колледж искусства и дизайна имени Святого Мартина на курсы с уклоном в мужскую одежду. По окончании колледжа в 2002 году он продал свою дипломную коллекцию Джону Гальяно, а затем запустил свою собственную линию, одновременно работая с Александром Маккуином, Hugo Boss, Umbro и Канье Уэстом (над злосчастной линией для Pastelle).

В 2008-ом Джонс стал креативным директором Dunhill и свернул свою прежнюю линию одежды, целиком сосредоточившись на продуктах для британского роскошного бренда, пребывание в котором, однако, длилось всего 3 года. В 2011 году тогдашний креативный директор Louis Vuitton Марк Джейкобс взял Джонса стильным директором отдела массовой мужской одежды. Получив бразды правления от Пола Хелберса, лондонский дизайнер смог удивить как модных критиков, так и простую публику, получил признание (в том числе в виде нескольких наград), превратив Louis Vuitton в предмет для разговоров в среде мужской моды. Коллекции Джонса в Louis Vuitton имеют общие черты, – та же тема путешествий, например, – но вместе с тем остаются невероятно актуальными, используя элементы уличной моды для поддержания современной роскошной эстетики.

Чтобы отметить пребывание Джонса во главе отдела мужской одежды в Louis Vuitton, мы составили рейтинг его коллекций (от наименее примечательных к культовым) на радость любителям поностальгировать и просто любопытных индивидов.

14. Осень 2014

Louis Vuitton fw14

Не сказать, что коллекция осени 2014-го была такой уж плохой, но начинать с чего-то нужно. И потом, из всех коллекций Кима эта была самой непримечательной.

Будучи вдохновлённым одной из самых древних и высокогорных пустынь мира, пустыней Атакама, Джонс выполнил коллекцию в приглушённых, земляных тонах за исключением редких акцентов синего цвета. Но несколько моделей всё же привлекли наше внимание: например, жилетки и куртки, напоминающие флисовые модели Retro-X от Patagonia, а также спортивного вида солнцезащитные очки, ставшие предшественником появившегося годом спустя тренда на «clout glasses». Учитывая весь послужной список Джонса под крылом Louis Vuitton, эта коллекция явно обделена жилкой гениальности.

13. Весна 2015

Louis Vuitton ss15

Коллекция весны 2015 года оказалась слегка мудрёной, разделив критиков и публику на 2 лагеря. Посвящённая профессору Джонса из Центрального колледжа искусства и дизайна имени Святого Мартина Луиз Уилсон коллекция черпала своё вдохновение одновременно в авиации и Индии, пестря ярко-оранжевыми, голубыми и розовыми цветами в фасонах парашютных костюмов, курток-«бомберов» и изделий из тончайшего нейлона. Возможно, именно гамма ввела западную публику в ступор, но она, тем не менее, подлинно отражала любовь индийцев к ярким цветам.

Коллекция также была пронизана мотивами 70-х годов: брюки на высокой талии, приталенные пиджаки, ремни на талии и множество геометрических принтов. Во всём этом оранжево-голубом многообразии затерялся утончённый крой, ставший впоследствии визитной карточкой Джонса. И несмотря на недостаток явно выделяющихся моделей и прохладное отношение публики, работа весны 2015 года уже тогда отражала уникальную эстетику Джонса.

12. Осень 2012

Louis Vuitton fw12

Любопытно сравнить первые коллекции Кима с тем, что он выпустил под вывеской Louis Vuitton. Осень 2012 года стала вторым сезоном лондонского дизайнера в составе парижского дома моды. И хотя она не была такой впечатляющей, как дебютная коллекция, она вышла довольно сбалансированной.

Подобно первой коллекции, «Осень 2012» была посвящена путешествиям – на этот раз уже в Японию, противопоставляемой западной моде. Как говорит сам Джонс, «это история о двух городах», Токио и Париже, и о двух эпохах: сдержанный крой сочетался с шёлковым костюмом-кимоно, а светоотражающие парки – с классическими верблюжьими пальто.

Складывается ощущение, что эта коллекция – своего рода проба пера для Джонса: следовать ли своим инстинктам или всё же прибегать к более традиционному подходу. В целом коллекция получилась чуть сдержаннее его дебютной работы, не будучи лишённой при этом намёков на будущее направление творений дизайнера.

11. Весна 2013

Louis Vuitton ss13

Весенняя коллекция 2013 года стала кратким содержанием взгляда Джонса на мужскую одежду под маркой Louis Vuitton. Выполненная в морской тематике коллекция дышала богатой свежестью, тут и там на сумках, куртках и облегающих вязаных кашемировых изделиях виднелись акценты неоновых цветов. Крой фасонов был свободным, но в то же время не лишённым определённого шика (в первую очередь благодаря двубортным пиджакам).

В целом коллекция свидетельствовала происходящие в Louis Vuitton перемены, где растущий сегмент мужской одежды сосредоточенного в первую очередь на кожаных изделиях бренда был поручен дизайнеру с неприкрытым интересом к уличной моде. Использование фасонов из лоскутных тканей демонстрировало эту присущую Джонсу двойственность: контрастом лоскутной «боро», исторически ассоциируемой с японскими крестьянами, оказались яркие, чистые ткани, демонстрирующие способность Джонса увязывать воедино «высокую» и «низкую» моду в контексте разных национальностей.

10. Весна 2018

Louis Vuitton ss18

Сложно переплюнуть самую обсуждаемую мужскую коллекцию, но «Весна 2018» может составить ей серьёзную конкуренцию. Как вы помните, Джонс привлёк Дрейка для написания песни по случаю последовавшей после коллаба с Supreme коллекции, что уже должно было натолкнуть на мысль, что Louis Vuitton не собираться отказываться от идеи омоложения бренда.

Предпоследняя коллекция Джонса была вдохновлена «скачками по островам» и включала в себя немало принтов в тропической тематике, лёгкие ткани и спортивные элементы прямиком из конца 90-х – начала «нулевых» и бренды вроде Oakley. В целом крой моделей отличался свободой, однако это не помешало Джонсу разнообразить коллекцию несколькими облегающих фасонами.

Сезон продолжал тенденцию заимствования Джонсом молодёжной и уличной эстетики, из-за чего в работе прослеживался максималистский тренд, которым были пропитаны высокая и уличная моды. А цветастые гавайские рубашки могут стать одними из самых запоминающихся моделей среди всех коллекций Джонса в составе Louis Vuitton.

9. Весна 2017

Louis Vuitton ss17

Способность Джонса обходиться без монограммы «LV» делает его истинным гением. Однако, не считая коллаба с Supreme, коллекция весны 2017-года содержит, пожалуй, его лучшие работы с использованием заветных переплетённых согласных. Стоит вспомнить молочного цвета рубашки, украшенные контурной монограммой и едва заметными иллюстрациями африканских животных, которые идеально отражают присущие работам Джонса лёгкость и тягу к путешествиям. Прозрачные плащи с изображением всё тех же животных на фоне контурной монограммы стали игривым ответом Джонса на богатую историю бренда, вобравшую в себя страсть к путешествиям, традиционную роскошь и тягу к панковской эстетике. Стоит отметить, что иллюстрации, также красовавшиеся на части сумок, были созданы братьями Чепмен, с которыми Джонс работал ещё в 2013-ом.

Коллекция явно черпала вдохновение из местной лондонской и панковской моды. Текстурные мохеровые вещи напоминали модели коллекции Эди Слимана в Saint Laurent, в то время как костюмы из «шотландки» и брюки с ремнями по бокам по-панковски резко выделялись на фоне остальных его работ в Louis Vuitton. Насколько бы провокационными и неожиданными они не казались, Джонс смог органично собрать их воедино не без помощи заклёпок и замков, традиционно используемых для кожаных сумок и чемоданов – такой вот панк а-ля Louis Vuitton.

8. Осень 2016

Louis Vuitton fw16

Эта работа – своего рода намёк на последнюю коллекцию Джонса. Тёмные тона и потёртые ткани придают коллекции настроение антиутопии, о чём намекает лоскутная, строго утилитарная и даже в чём-то высокотехнологичная верхняя одежда осени 2018 года.

Эта коллекция была посвящена достоянию самого бренда и городу, в котором располагается его штаб-квартира – Парижу. Одним из самых запоминающихся моментов были модели, замощённые принтом «Volez, Voguez, Voyagez», наследник которого облетит весь мир в 2017 году. Однако модели «Volez, Voguez, Voyagez» были не единственными с такого рода принтом. К примеру, на шарфах, вязаных изделиях, шёлковых рубашках и цветных потёртых пиджаках, брюках и рубашках виднелись узоры в стиле арт-деко: абстрактные линии, в которых узнавались силуэты лиц как намёк на красоту, проявляющуюся со временем. Вовсе не зря коллекция была названа Джонсом «Будущее наследие».

7. Весна 2014

Louis Vuitton ss14

Работа весны 2014 года стала роскошным и всепоглощающим взглядом на Америку – как в географическом, так и в историческом контексте. Тёмно-синие костюмы в полоску намекали на выпускников дорогих частных школ Восточного побережья, а суперроскошные «варёные» футболки походили скорее на произведение искусства, нежели на выполненное наспех поделие хиппи. Американская классика в виде джинсы и университетских курток была выполнена из коричневой замши и шёлка соответственно. Для обуви же вдохновением служили рабочие ботинки Red Wing и кроссовки Jack Purcell.

Одними из самых культовых деталей коллекции были военные скаутские куртки с вшитыми значками Louis Vuitton, а также воротники и налокотники из крокодиловой кожи. Джонс всегда умел добавить в свои фасоны элементы роскоши. Коллекция весны 2014 включала и анораки и повседневные рубашки в сопровождении голубых бандан, ещё одной американской классики, которые также были замечены на костюмах и смокингах, украшенных монограммой «LV» – этакий наряд для выпускного.

И хотя данная коллекция не дотягивает до его самой значимой работы в составе парижского бренда, она отражает его принципы – сделать одежду Louis Vuitton доступной для публики… но не в плане цены, конечно же.

6. Весна 2016

Louis Vuitton ss16

«Весна 2016» стала хитом с появлением на подиуме первых шёлковых пиджаков, украшенных азиатскими узорами, намекающими на культурный обмен между Востоком и Западом. Более того, своим вдохновением Джонс обязан тайландскому племени Лаху, фасоны которого сильно напоминали ему современные спортивные модели. Нельзя было не отметить использование Кимом красного и синего цветов наряду с огромного масштаба узорами. Однако же, попав на прилавки магазинов, коллекция привлекала внимание не только своим визуальным богатством, но и качеством материалов.

Пиджаки были выполнены из кожи Кобе цвета индиго, материала настолько изысканного, что коровам этой породы делают массаж, а, прежде чем стать элементом одежды, их кожа сохнет на солнце. Джинсы, вместо привычного денима, были сделаны из шёлка цвета индиго. Визуально коллекция представляла собой западный вариант азиатских узоров. Однако материалы, напротив, являлись азиатской вариацией популярных на Западе тканей.

5. Осень 2015

Louis Vuitton fw15

Наверняка, сам Ким Джонс оценивает свою коллекцию осени 2015-го гораздо выше. Быть может, он даже считает её своей лучшей работой. А всё потому, что посвящена она была почившему Кристоферу Немету, британскому дизайнеру, на кого Джонс смотрел с благоговением и кто, по словам Тима Блэнкса, «смешивал Сваил-Роу и уличную моду, предвосхищая работы Джонса».

Джонс работал с семьёй и друзьями Немета и откопал серию принтов дизайнера, которые были использованы во множестве моделей. Результат стал на удивление запоминающимся и даже завораживающим, благодаря не только дизайнам Немета, но и способности Джонса объединять эти дизайны уникальным образом – от лазерной гравировки до пробковых украшений (кто знал, что такое вообще возможно?).

В целом, коллекция явно заслуживает стать в будущем произведением искусства наряду с его самой популярной коллекцией осени 2017 года…. но о ней позже.

4. Осень 2013

Louis Vuitton fw13

Осень 2013 года была посвящена Гималаям и маленькому королевству под названием Бутан. Работа была пронизана раздутой роскошью: запонки и другие аксессуары для рубашек были выполнены из камней с Эвереста, дутые куртки из кожи северного оленя и пальто из цельных кусков кожи – далеко не новые техники для сумок, но прежде не встречавшиеся в мужской одежде.

Но примечательнее роскошных и редких элементов была серия выполненных Джейком и Дино Чепменами гималайских принтов, которые были чрезвычайно близки не только Бутану, но и Louis Vuitton. Снежному барсу, столь любимому Кимом Джонсом, было уделено немало внимания: к примеру, на свитере красовалось его комическое изображение, а пятнистый узор был воспроизведён на обшитом норкой кашемировом пальто. Справедливым, однако, будет заметить, что запомнится публике коллекция именно шёлковыми смокингами, халатами и пижамами, украшенными бутанскими узорами пера братьев Чепмен, изображающими флору и фауну Гималаев.

Увлекшись столь пёстрым многообразием моделей, можно и забыть, что коллекция стала первым коллабом Джонса в Louis Vuitton. Быть может, Марк Джейкобс и участвовал в коллабах до Джонса, но именно последний сделал их своей визитной карточкой, частью которых стали братья Чепмен, Кристофер Немет и, конечно же, Supreme.

3. Осень 2018

Louis Vuitton fw18

Последняя коллекция Джонса под стягом Louis Vuitton, как и прошлые его работы, была невеяна путешествиями. В этот раз перед публикой предстало роскошный результат переплетения родео Вайоминга и Североафриканской сельской местности. Личный опыт путешествий Джонса сделал коллекцию чрезвычайно личной.

В фасонах были использованы фотографии, сделанные Джонсом и его другом во время полёта над Кенией в 2017 году, придавшие коллекции налёт несовершенства. Затем на подиуме появились модели, вдохновлённые родео в Джексон-Холе, штат Вайоминг: кашемировые шорты и лосины с принтом монограммы, украшенная цветами кожаная куртка и кожаный костюм с монограммой. От родео коллекции также достались ковбойские сапоги и джинсовые смокинги.

Несмотря на уже знакомые по другим коллекциям черты последней работы, она всё же стоит особняком, благодаря использованию более мрачной эстетики, смешанной с высокотехнологичностью и функциональностью моделей. Так, к примеру, куртки были выполнены с использованием металлических нитей (а-ля Stone Island) и с отстёгивающимся подкладом. Проклеенные швы скрепляли куски коричневой и бежевой кожи, многие из курток были двусторонними, одна сторона которых была из роскошной ламы, а другая – из упомянутого высокотехнологичного кожаного материала с проклеенными швами.

И как полагается, коллекция отличилась несколькими выдающимися моделями, самой популярной из которых стал бежевый кашемировый свитер с огромным жестом в виде буквы «V» и надписью «peace and love» («Мир и любовь»). Как сказал сам Джонс: «Это доброе прощание».

2. Весна 2012

Louis Vuitton ss12

Суметь внести свою индивидуальность в такой бренд, как Louis Vuitton, – занятие по меньшей мере непростое. Но сказать, что дебют Джонса в составе парижского дома моды произвёл фурор – значит не сказать ничего. Джонс быстро понял, что с брендом его объединяет, как позже выразил Тим Блэнск, «кочевой дух».

Вдохновлённые одеялом племени Масаи, которое он хранил как привезённый из Кении сувенир, модели были выполнены в захватывающих и незабываемых сине-красной клетке, украшающей шарфы, рубашки, шорты и свитеры среди фона из моделей земляных тонов. Верхняя одежда коллекции также была пронизана духом путешествий, хотя и с более традиционным уклоном: куртка Харрингтон на ремне, стёганные «бомберы» и повсеместное использование карманов напоминало о экспедиционном снаряжении середины века. Даже напоминающие пижамные шёлковые штаны и пиджаки в полоску отсылали к столь необходимому в любом путешествии домашнему комфорту.

Пожалуй, самым ярким свидетельством разворота Джонса к молодёжи стало использование треугольной «V» Гастона Луи Вюиттона с фронтальной стороны университетских курток и на спинах белых кожаных пиджаков. Несмотря на солидный возраст логотипа, Джонс сумел привнести в него свежесть и молодость. В каком-то смысле, это отражало его деятельность в качестве главы отдела мужской одежды Louis Vuitton.

1. Осень 2017

Louis Vuitton Supreme Fall 2017

Известная прежде всего как «коллекция-коллаб с Supreme», эта работа осталась на удивление недооценённой, несмотря на претензию стать одной из самых обсуждаемых коллекций всех времён. Давайте сразу определимся со значимостью этого коллаба. В этом вся мощь Джонса – объединить высокую и уличную моды так, как никому ещё не удавалось и, возможно, не удастся. Она создала вокруг Louis Vuitton хайп немыслимого размера, одновременно зарыв топор войны с брендом, упрекаемым в нарушении авторских прав.

К сожалению, этот же хайп отвлёк публику от мастерского кроя повседневных моделей, вязаной драпировки и элегантной верхней одежды, ставшими уникальным смешением уличной моды и роскоши. В конце концов, перед нами дизайнер, который от Umbro и Pastelle «дослужился» до Dunhill и Louis Vuitton. Тут и там встречались отсылки к Нью-Йорку 60-х, 70-х и 80-х годов – по словам Джонса, к «периоду, когда люди всех мастей общались друг с другом в клубах … коллекция была посвящена важности диалога богатых и бедных, который сегодня теряет силу». В этом смысл коллаба с Supreme, как с брендом, находящим поклонников по обе стороны социального пространства. Поэтому, вопреки расхожему мнению, будто коллекция была создана с целью создания дешёвого хайпа, посвящена она была проблеме взаимодействия социальных классов Нью-Йорка.

Эта коллекция навсегда запомнится мирным сосуществованием «той самой» монограммы и «того самого» прямоугольного логотипа, будучи, однако, опошленной неведением скрытого за ней смысла и непониманием привнесённых Джонсом изменений в Louis Vuitton. Эти изменения подгрели повсеместные ныне тенденции так называемой «повседневной роскоши» и свободного кроя. Вряд ли справедливым будет сказать, что Джонс единственный ответственный за это, но когда бренд вроде Louis Vuitton задаёт определённый тренд, волны от него расходятся по всем уголкам земного шара. Как сказала Сара Моуэр из Vogue, «свободные штаны и объёмные фасоны далеко не новы, но эта пара смогла пересечь финишную черту, оказавшись в зоне межпоколенческой общности», катализатором которой стал гений Кима Джонса.

 

Источник: Grailed.com