В прошлом месяце британский GQ удивительно точно отметил: мы находимся в самом разгаре той модной эпохи, которая более чем когда-либо напоминает профессиональный спорт. Винить в новом представлении нужно неистовый обмен креативными директорами, словно они лучшие игроки премьер-лиги. Назначение Вирджила Абло на пост в Louis Vuitton среди фанатов вызывает столь же бурную реакцию, как и трансфер Лукаку в «Манчестер Юнайтед» – ну, или переход Рэнди Мосса в «Патриоты», если вы больше интересуетесь американским футболом. Но дело не только в карусели креативных директоров – вокруг таких мероприятий, как Неделя мужской моды в Париже, международная выставка моды Pitti или премия Совета американских модельеров CFDA Awards, в социальных сетях теперь поднимается ажиотаж уровня игр плей-офф. Анна Винтур сделала всё от нее зависящее, чтобы Met Ball ощущался как Super Bowl. Говорить о том, что любой индивидуальный бренд может собрать вокруг себя такое же число последователей, что и футбольные команды, было бы преувеличением, но ведь если Supreme дадут нам какие-либо указания, мы сразу им последуем?

Единственное, чего не хватает этому практически идеальному сравнению – это соперничество. Если говорить кратко, в фэшн-индустрии оно отсутствует. И очень жаль, ведь это ключевая составляющая того, что делает жизнь спортивных болельщиков такой увлекательной. Автор этой статьи, например, выросший в Новой Англии, научился кричать «Янкиз отстой!» еще до того, как научился ходить. В модной индустрии сложно найти энергию конкуренции, а если она и существует, то часто особо не афишируется. Да, по слухам, между Ив Сен-Лораном и Карлом Лагерфельдом в 60-е было несколько перепалок – да и Раф Симонс пару раз говорил об Абло не особо лицеприятные вещи – но будем честны, кого это вообще волнует?

На сегодняшний день в мире моды есть лишь одно соперничество, достойное того, чтобы о нем писать: соперничество, в котором два дизайнера сражаются на одном поле, применяя к одному продукту совершенно разные подходы. И их обоих зовут Том.

Два человека, о которых идет речь, Том Браун и Том Форд, фактически определили, как должен выглядеть современный мужской костюм. За последнее десятилетие не было ни одного другого дизайнера, который бы оказал столь огромное влияние на основу современного гардероба. Несмотря на то, что каждый из них предлагает свое особое видение – нарочито школьный образ против беззастенчиво маскулинного – вместе они сделали предмет гардероба, практически забытый фэшн-индустрией, опорой своего бизнеса.

Но совпадения между ними не заканчиваются на бизнес-модели и одинаковом имени. Они оба американцы, разница в возрасте составляет всего три года (Форду 56, Брауну 53). До прихода в модную индустрию ни один из них формально не обучался дизайну – Браун изучал экономику в Нотр-Даме, а Форд, как известно, скрыл специальность, по которой получил степень в школе дизайна Parsons (это была архитектура, а не дизайн), чтобы заполучить работу у дизайнера Кэти Хардвик. Оба перед тем, как заняться дизайном, неудачно пробовали себя в актерском мастерстве, и оба являются половинками одних из самых знаменитых пар в истории: муж Форда, Ричард Бакли – бывший редактор Vogue Homme, а супруг Брауна, Эндрю Болтон, является главным куратором Института костюма при Метрополитен-музее. У них даже стрижки похожи.

Помимо подобных мелочей, по схожей траектории последовала и карьера обоих дизайнеров. После работы в Club Monaco в 2001 году Браун основал свою одноименную линию, тогда состоявшую из нескольких костюмов, которые он сшил для себя. После знаменитой эпохи правления в Gucci и Yves Saint Laurent (период, когда он был наиболее известен своей женской коллекцией одежды) в начале 2005 года бывший заместитель председателя Gucci Group основал марку Tom Ford, начав с выпуска аксессуаров и косметических средств, а затем расширив производство до мужской, а, в конечном счете, и женской одежды. Это были времена, когда casual friday (неформальная пятница, когда сотрудникам разрешается приходить на работу в неофициальной одежде) перетекала в понедельник, и костюмы надевали редко. Однако два Тома взялись за предмет гардероба, который уже был по большему счету мертв, и вернули его к жизни. И несмотря на различия в методах оба достигли огромных успехов.

Том Браун и Том Форд

Том Браун (слева) и Том Форд (справа) в своих фирменных образах: костюмах собственного дизайна

Приверженность Форда и Брауна к костюмам граничит с одержимостью. Том Форд любит говорить, что «костюм – это броня», и редко носит что-либо другое. Ситуация с Томом Брауном еще более серьезная: в Интернете невозможно найти хотя бы одно его фото без фирменного серого костюма. Браун считает, что серый костюм является доказательством силы единообразия, считая, что «готовность принять униформу делает из человека настоящую личность».

Но, несмотря на все сходства, в отношении продукции два дизайнера не имеют практически ничего общего. Костюмы Тома Брауна нисколько не похожи на костюмы Тома Форда, и наоборот. Даже самый отъявленный дилетант мира моды смог бы заметить разницу. Как же в таком случае два дизайнера с такими многочисленными сходствами и страстью к одному и тому же предмету гардероба смогли сделать себе карьеру на производстве костюмов, которые совершенно не похожи? Виной тому в буквальном смысле время.

Thom Brown история

Классический силуэт Thom Browne

Дизайнеры увлекаются разными, но соседствующими десятилетиями: Том Браун – 60-ми, а Том Форд – 70-ми годами. С учетом того, что эстетика Брауна основывается на классическом американском крое, неудивительно, что в его сознании и на его мудбордах выделяется именно это десятилетие. В то время стиль был «вневременным, по-настоящему маскулинным и в нем не было ничего вычурного», – объяснил он в интервью M2M. Отсутствие вычурности очень точно определяет костюмы Тома Брауна. Это менталитет, лежащий в основе костюма середины столетия, менталитет синих воротничков, говорящий о том, что костюм нужен лишь для того, чтобы побыстрее его надеть и отправиться на работу. Жесткие стандарты Брауна в длине пиджака, ширине галстука и обработке низа брюк – это способ устранения некой персонализации из формулы одежды, что в свою очередь расширяет пространство для творчества. Более того, существует даже PDF-документ, доступный для скачивания, в котором детально описывается, как нужно носить определенный предмет одежды.

По мнению Брауна, этот строго регламентированный подход к одежде был продиктован сильными лидерами: Джоном Кеннеди, Стивом Маккуином и, прежде всего, Кэри Грантом. Серый костюм Гранта из фильма Альфреда Хичкока «К северу через северо-запад» имеет самое близкое сходство с костюмами Тома Брауна, которое можно встретить на большом экране. По своему виду он подходит просто идеально, имея тонкие атласные лацканы, которые так любит Браун. Браун использует то же расположение пуговиц – две функциональные и третья «свернута» к лацкану, – конфигурация, ставшая популярной благодаря Brooks Brothers, которая имитирует изношенный вид пиджака с тремя пуговицами, потерявшего свою изначальную форму. По цвету костюм Гранта тоже идеально подходит к тем, что Браун представляет на модных показах. Ну, или почти идеально. На самом деле ткань была в синюю клетку, но цифровое окрашивание фильма превратило цвет пиджака в тот серый оттенок, на котором Браун построил всю свою карьеру.

Tom Ford Весна/Лето 2018

Мужская коллекция Tom Ford Весна/Лето 2018

Конечно, в исполнении есть существенные различия, например, длина пиджака или ширина брюк. Пиджаки Брауна, как известно, отменили правило, гласящее, что «хороший пиджак должен прикрывать ягодицы». Брюки Брауна заужены и облегают фигуру чуть меньше гидрокостюма, при этом обязательные манжеты подшиты значительно выше лодыжки. Этот костюм входил и, по словам Брауна, будет и дальше входить в каждую коллекцию, которую он когда-либо выпустит.

Серьезный культурный сдвиг, который произошел в Америке между 60-ми и 70-ми годами, при сравнении костюмов Tom Ford и Thom Browne становится особенно очевиден. В противовес сдержанному, терпеливому и действующему по правилам Брауну Форд, имея кардинально иное мировоззрение, ценит всё пышное, громкое и противоречивое. «Можно провести четкую линию между мной и Хальстоном», – сказал Форд в интервью WWD, сравнивая себя с, вероятно, самым знаменитым дизайнером стиля «диско» в истории. Это десятилетие, влияния которого многие сторонятся (кроме Алессандро Микеле, конечно). Но Том Форд обладает поразительной способностью отделять всё плохое (полиэстер, рабочие штаны в клетку) от хорошего (яркие цвета, смелый крой, короткая овечья шерсть) и производить традиционную, но вместе с тем современную и стильную одежду.

Костюм Tom Ford, взявший за основу стиль этой эпохи, представляет собой всё, чем не является костюм Thom Browne. Во-первых, у него явно не американский крой. В 70-е благодаря снижению тарифов импортированная одежда из Европы стала более распространенным явлением, и торговые центры оказались заполонены итальянскими костюмами. Форд в своем пошиве прямо ссылается на этот культурный сдвиг: крой с донельзя зауженной талией подчеркивает широкие плечи и акцентирует внимание на фигуре, подобной Геркулесу (даже если на самом деле она не такая). Лацканы заостренной формы (и никогда не наклонной) настолько широкие, что их практически видно с другой стороны пиджака – некая дань уважения гламуру 70-х. Конечно, это смело, но если вы платите за костюм столько, сколько предлагает Tom Ford, смелость идет в комплекте с покупкой.

Что касается расцветки, Том Форд выпускает пиджаки как в классическом сером и черном цвете, так и в синем, красном, розовом и любом другом оттенке, который вы можете себе представить. Его материалы значительно роскошнее, например, шагрень с эффектом металлика или бархат в противоположность твилу Брауна. Также каждый сезон дизайнер выпускает пару-тройку смокингов, выглядящих так, будто они собраны из голографических карточек Pokemon, прошедших через машинную стирку (хотя и сделаны они со вкусом). Несмотря на всё это, Форд всегда тщательно следит за тем, чтобы не заходить слишком далеко. И если Браун держит цвета и узоры, используемые в костюмах, на коротком поводке (за исключением модных показов, на которых он отрывается), Форд дает им больше свободы, но ограждает территорию забором под напряжением. Ничего из того, что делает Том Форд, не становится нелепым и (в отличие от семидесятых) не заставляет вас через несколько лет начать сомневаться в своем вкусе.

Что же касается любви Тома Брауна к лодыжкам, вспомним интервью Форда Esquire 2014 года: «В открытых лодыжках нет ничего плохого. Но только если вы играете в футбол в парке». Брюки Форда имеют классическую длину full break.

Но самым главным отличием между двумя дизайнерами является то, как их одежду стоит носить. Одежда Брауна выглядит лучше всего, когда ее носят в наиболее полном возможном комплекте. С костюмами Форда дела обстоят иначе: сам дизайнер официально заявлял, что он «огорчен» тем, что некоторые покупатели полностью копируют образы с модных показов – довольно необычная жалоба от человека, производящего товары всех возможных категорий фэшн-индустрии. Тем не менее, умение создавать так много разных вещей, а затем предлагать клиенту использовать лишь пару из них за раз – это признание со стороны Форда в том, что он не разрабатывает полноценные образы, а пытается создать детали, которые вольются в стиль жизни человека. В стиль жизни Тома Форда, конечно.

Различия между Фордом и Брауном сводятся к чему-то большему, чем размер лацканов или крой пиджака. Это различия в философии. Браун доказывает нам, что агрессивно придерживаясь определенного набора правил, часто можно обрести большую творческую свободу. Консервативные лацканы в сочетании с консервативной расцветкой, а также консервативным количеством ткани в результате дают костюм, являющийся полной противоположностью этой консервативности. А костюмы Форда хоть и агрессивны, но лишь в установленных рамках. Сезон за сезоном Форд раздвигает границы того, сколько нарядности и цвета может вместить в себя один гардероб, оставаясь при этом маскулинным в классическом понимании слова.  И, несмотря на то, что было бы проще простого свести эти подходы к «максимальному против минимального», «консервативному против революционного», на самом деле всё гораздо сложнее. Оба дизайнера считают себя крестоносцами, которые пытаются вернуть в мужской образ манеры и элегантность. И в этом смысле они борются по одну сторону баррикад. Но не так часто нам предоставляется возможность наблюдать за столь прекрасным сопротивлением дизайнеров, и сложно удержаться от того, чтобы не представить, как эти мужчины сражались бы на дуэли.

Tom Ford Thom Brown

Источник: Grailed.com