По словам дизайнера Vetements, он приступил к рассказу своей истории, чтобы встретиться со всеми страхами и болезненными моментами послевоенных девяностых. «Семья и война», — сказал дизайнер Демна Гвасалия, недавно вернувшийся в свой дом детства, который был разбомблен во время Гражданской войны в Грузии.

«Это было похоже на документальный фильм о моей жизни. Я посвятил эту коллекцию Грузии, Грузии, где мой брат Гурам и я выросли вместе в 90-х и войне, которая произошла там, где мы жили. Раньше я не хотел вспоминать все это, я не хотел заходить так далеко». Дизайнер не решался на этот шаг два года, а после заявил: «Давайте просто поедем»

Подиум олицетворял собой белый стол для свадебного приема, расположенный под мостом, где мигранты, перемещенные в результате конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, живут в лагерях вдоль дороги. «Сегодня все говорят о войне и беженцах. И я думаю, да, я точно знаю, что это значит. Это странно. Это о моей жизни, но также и о том, что вы видите на CNN».

«Обычная» одежда с гигантскими пропорциями и главное — худи, которые Гвасалия донашивал после двоюродных братьев в детстве. Его 80-летняя бабушка, потерявшая слух после нескольких недель бомбежки, и огромное количество подплечников, которые она носит по сей день, также стали источником вдохновения.

Использование лозунгов, которое Демна назвал символом «голоса молодежи в репрессированных политических режимах, где они не могут продемонстрировать себя, они не могут сказать, что думают, у них нет реальной свободы. Я пережил это». Главный лозунг коллекции «иди на х…й» — оскорбительное выражение на русском.

Анораки с флагами олицетворяли те страны, что повлияли на дизайнера в молодости, включая Украину, Россию, Турцию и США.

Террор 90-х вторгся на подиум во время показа Vetements: мужчины, тяжелые куртки с черными жилетами, обычные парни в штанах для бега трусцой, призванные убить своих соседей, наполовину одетых в армейский камуфляж. Перед показом Гвасалия указал на женщину в черном кожаном плаще и маске: «Она война».

Во многих отношениях это было взрывное шоу — пули, пронзившие обувь и ювелирные изделия, ужасающие образы национализма. Гвасалия использовал черные маски на лицах моделей как символ «стирания личности», которое перенес он сам.