Существует не так много дизайнеров, которые расширяют границы привычных представлений о моде столь же неумолимо, как это делает Хуссейн Чалаян. Его выпускная коллекция, составленная из тканей, вырытых из-под земли, тут же привлекла внимание критиков и была полностью выкуплена роскошным бутиком Browns. С презентации «The Tangent Flows» прошло уже 27 лет, и за это время Чалаян с помощью своих замысловатых показов заработал себе репутацию главного рассказчика мира моды. Как признается сам дизайнер, история всегда служит для него отправной точкой в работе, и его модные показы представляют собой многогранные инсталляции, в которых звук и свет играют не менее важную роль, чем человеческое тело.

Вспоминая богатую на события карьеру модельера, мы собрали самые яркие показы в истории бренда Chalayan и представленные на них революционные образы, начиная от одежды из предметов мебели и заканчивая силиконовыми платьями, словно застывшими в движении.

Выпускная коллекция Central Saint Martins «The Tangent Flows»

В 1993 году Чалаян, обучавшийся в Колледже искусств и дизайна одежды имени Святого Мартина, представил свою выпускную коллекцию под названием «The Tangent Flows». В основу концепции дизайнера лег процесс окисления металла — когда железо вступает в реакцию с кислородом, на нем появляется ржавчина. Решив применить эту идею на текстиле, Чалаян закопал шелк с металлическими вставками в саду друга и вырыл ткань полтора месяца спустя. «Это было очень волнительное ожидание и предвкушение», — позже рассказал модельер изданию Dazed. — «В те времена мне нравилась идея о том, что можно посмотреть на одежду и тут же понять, что она через что-то прошла, или что она была результатом каких-то действий».

Hussein Chalayan «The Tangent Flows» 1993

При создании этой коллекции Чалаян больше внимания уделял не конечному результату, а самому процессу, и благодаря этому и появились эти непредсказуемые новые формы. Сами модели выглядели так, будто тоже поднялись из-под земли. Коллекция состояла из образов землистых оттенков, покрытых красно-оранжевыми пятнами ржавчины, что придавало им ощущение разложившихся или сгнивших вещей. Таким образом Чалаян попытался показать аудитории, как быстро мода умирает и как легко ее можно регенерировать. Несмотря на то, что его работы резко контрастировали с эстетикой других дизайнеров его поколения вроде Хельмута Ланга и Келвина Кляйна, всю выпускную коллекцию Чалаяна приобрел роскошный бутик Browns.

Hussein Chalayan Spring/Summer 1998 «Between»

В сезоне SS 1998 Хуссейн Чалаян устроил презентацию коллекции «Between». В ней он поразмышлял о культурных кодах, лежащих в основе женской сексуальности, и идеалах красоты, а также о том, как они конструируются и воспринимаются в различных культурных контекстах. В одной части показа модели выходили на подиум с деревянными капсулами на голове, единственная прорезь в которых предназначалась для глаз. У других головными аксессуарами были квадратные зеркала, в которых зрители могли увидеть себя.

Chalayan Spring/Summer 1998 «Between»

Но главным акцентом шоу стал финал, в котором Чалаян показал, насколько большое значение может иметь такая простая вещь, как длина подола. Дизайнер закрыл показ выходом шестью девушек, одетых в чадру разной длины — первая доставала до самого пола, а последняя едва прикрывала лицо обнаженной модели. Позже это стало одним из самых запомнившихся моментов Недель моды того десятилетия.

Коллекция Hussein Chalayan SS 1998 «Between»

Создавая коллекцию как заявление об угнетении мусульманских женщин, Чалаян вдохновлялся своим турко-кипрским происхождением. «Я не пытался сделать что-то оскорбительное», — сказал он в 1998 году. — «Это должно было продемонстрировать определенную позицию. Речь шла о культурной утрате себя».

Hussein Chalayan Spring/Summer 2000 «Before Minus Now»

Показ весенней коллекции Чалаяна, представленной на сцене лондонского театра Sadler’s Wells, начался с моделей в простых, безупречно скроенных платьях, проходивших по подиуму на фоне минималистичных декораций Александра де Бетака. Ближе к финалу же Чалаян продемонстрировал наряд, ставший одним из самых ярких технологичных образов дизайнера — «Airplane Dress», которое также называют «Remote Control Dress». По сцене прошел мальчик с пультом дистанционного управления, после чего на подиуме появилась модель в белом платье, собранном из жестких глянцевых панелей. По нажатию кнопки образ начал изменяться: задняя часть поднялась, словно люк самолета, открыв пышные слои пудрово-розового тюля, прятавшегося под ней.

Инновационное платье было разработано с помощью технологии работы с композитными материалами, используемой авиационными инженерами при создании самолетов. Дизайн был сконструирован из стекловолокна и отлит в гладкие глянцевые панели, по бокам скрепленные вместе.

С помощью этого процесса Чалаян обратил внимание на искусственные трансформации тела. Сам дизайнер называет свое творение (как и два образа из предыдущих коллекций) «памятником» — не из-за его жесткой формы, а из-за того, что оно выступает «памятником идеи», соединяющим прошлое с будущим.


Биография Хуссейна Чалаяна


Hussein Chalayan Fall/Winter 2000 «After Words»

Всего сезон спустя Хуссейн Чалаян создал еще одно платье, поразившее модную индустрию.

Собравшиеся на показе гости увидели перед собой сцену, на которой был воссоздан типичный домашний интерьер: четыре кресла, журнальный столик и различные декоративные детали. По мере того, как модели проходили мимо выставленной мебели, они постепенно забирали с собой одну вещь за другой. Позже появились четыре модели в серых платьях-сорочках, которые сняли с кресел чехлы и надели на себя, а затем собрали сами кресла, превратив их в чемоданы, и ушли со сцены. Уже это вызвало бурные овации собравшихся гостей. Но главным акцентом вечера стал следующий момент: очередная модель открыла центр журнального столика, встала в него и взялась за внутренние края, вытянувшиеся вверх, подобно телескопу. Ножки столика, трансформировавшегося в деревянную юбку, сложились, и уход модели и стал финалом презентации.

Как и во всех показах Чалаяна, в коллекции скрывался мистический посыл. Журналисты спорили о том, что это критика быстрой моды, сюрреалистическое видение саморазрушающегося дома или непостоянство жизни в современном городе. Позже дизайнер рассказал, что черпал вдохновение из собственного опыта, когда в детстве ему пришлось покинуть родную страну. Поэтому Чалаян посвятил всю коллекцию переездам и вынужденной миграции, когда самые ценные вещи обычно приходится оставить позади.

Chalayan Fall/Winter 2000 «After Words»

Hussein Chalayan Spring/Summer 2001 «Ventriloquy»

Показ коллекции SS 2001 прошел в студии, в которой раньше свои фильмы снимал Альфред Хичкок. Под живой оркестр Чалаян показал короткометражный фильм с анимированными моделями, чьи платья разрушались прямо на глазах. За ними последовал показ на подиуме, где дизайнер продемонстрировал свободные платья с абстрактными рисунками, костюмы с намеченными выкройками и минималистичные джинсовые ансамбли. Яркими акцентами коллекции стали плиссированные юбки и платья, перемежавшиеся с преимущественно пастельной палитрой коллекции.

В этом сезоне Хуссейн Чалаян вновь подготовил для зрителей драматичный финал, в очередной раз намекавший на непостоянство моды и одежды в целом. В коллекции была представлена серия литых платьев из стекловолокна и силиконовой смолы. На сцену вышли шесть девушек, у трех из которых в руках были небольшие молоточки. Когда оставшиеся модели неподвижно застыли, их пеструю одежду начали разбивать молотками на сотни кусочков. Некоторые издания позже написали о том, что этот жест символизировал разрыв трендового цикла.

Chalayan Spring/Summer 2001 «Ventriloquy»

Hussein Chalayan Spring/Summer 2007 «One Hundred and Eleven»

В весенней коллекции 2007 года Чалаян снова поэкспериментировал с одеждой, которая изменяет свою форму по одному нажатию кнопки. Модельер представил на сцене перед живой аудиторией серию новаторских платьев, конструкция которых плавно трансформировалась. Шесть образов Hussein Chalayan были настоящим экспресс-курсом по истории моды XX века, кульминацией которого стали современные силуэты. Так, например, с помощью спрятанного механизма многослойные викторианские платья превратились в платья-чарльстон в стиле 20-х. А заключительным образом стала полупрозрачная накидка и головной убор, в который в конечном счете втянулась одежда, оставив модель совершенно обнаженной.

«Это определенно была самая сложная коллекция», — сказал Чалаян в интервью Dazed. — «Я плакал от стресса, а со мной такого никогда не бывает». При этом ради внедрения технологий модельеру не пришлось жертвовать самим дизайном. Как отметили в Vogue, эта коллекция была «многогранной, дерзкой и невероятно удивительной с точки зрения технических достижений — и это касается не только робототехники, но также кроя и палитры тканей».

Spring/Summer 2007 «One Hundred and Eleven»

Hussein Chalayan Fall/Winter 2007 «Airborne»

Презентация коллекции FW 2007 «Airborne» началась с кромешной тьмы. Под звуки раскатистого грома из темноты появилась первая модель в образе, оснащенном 15 тысячами светодиодов. На экране, покрывающем платье, демонстрировалась пикселизированная сетка, вдохновленная городскими пейзажами и изображениями из Google Earth.

Таким способом Чалаян в очередной раз выразил презрение к расточительности, присущей модной индустрии, в то же время признавая свою причастность к этой проблеме. Его «платья-экраны» стали необычным решением этого вопроса: чистый дисплей может быть фоном для любого наряда, который можно поместить на него в зависимости от того, что вы хотите надеть в этот день. Конечно, едва ли это можно назвать практичной одеждой (несмотря на то, что единственное платье с экраном может заменить тысячи других, вряд ли его можно стирать), но фантастические видения Чалаяна вполне могут послужить началом для экологичных разработок будущего.

Chalayan Fall/Winter 2007 «Airborne»

Hussein Chalayan Spring/Summer 2008 «Readings»

В этом сезоне Хуссейн Чалаян не стал проводить показ, вместо этого представив фильм под названием «Readings». В течение нескольких месяцев он работал над видео с фэшн-фотографом и основателем SHOWstudio Ником Найтом и певицей Anohni. В ролике модели были одеты в платья, украшенные лазерными диодами и кристаллами Swarovski.

«Заключительная часть коллекции навеяна древним поклонением солнцу и современным звездным статусом», — заявил дизайнер изданию Vogue. — «Лазеры (технология, которую я до этого никогда не использовал), испускаемые из кристаллов Swarovski, преломляют свет от тела и отражаются от окружающих его зеркальных поверхностей — это символизирует взаимодействие между досконально изученной личностью и аудиторией, которая поддерживает это взаимодействие». Сами платья имеют строго структурированную конструкцию, создавая необычные силуэты, от которых исходят лазерные лучи. В зависимости от угла наклона лазеров, свет либо отражается, либо поглощается кристаллами. Там, где кристаллы Swarovski попадают под прямой свет лазеров, они напоминают тлеющие угли, а при отражении лучи проецируются на окружающее пространство, создавая новые формы.

Chalayan Spring/Summer 2008 «Readings»

С помощью невидимого механизма модели вращались по кругу под саундтрек из случайных нот, сыгранных на фортепиано, и звуков бьющегося стекла — перед презентацией пользователи SHOWstudio могли прислать собственные пожелания по звучанию. Отсутствие традиционного показа в его классическом понимании не стало для Чалаяна помехой и позволило сконцентрировать внимание зрителей не только на элементах шоу, но и на дизайне своих образов.

Hussein Chalayan Spring/Summer 2009 «Inertia»

Показ коллекции «Inertia» закончился довольно драматично: в задней части подиума разбились выстроенные в ряд десятки бокалов для вина, с помощью которых до этого создавалось музыкальное сопровождение презентации.

Сама коллекция включала в себя динамичные платья без бретель, сделанные из губчатой резины. Образы выглядели так, будто это застывшие кадры, снятые на высокой скорости — часть материала на спине стояла горизонтально, словно поднявшаяся из-за сильного ветра. На каждое платье вручную были нанесены изображения разбитых машин. Чалаян отметил, что принты, среди которых можно было заметить автомобильные отражатели и номерные знаки, были созданы на основе фотографий с автосвалок.

  • Chalayan Spring/Summer 2009 «Inertia»
  • Chalayan Spring/Summer 2009 «Inertia»

«Меня заинтересовало, как темп наших жизней ускорился до такой степени», — объяснял дизайнер. — «И как качество нашей жизни резко упало: поездки, работа и суматошная беготня. Мне казалось, что мы движемся навстречу аварии». Такая театральность не помешала Чалаяну уделить внимание и более носибельным образам: в коллекции также появились молодежные платья-футболки и элегантные ансамбли на одно плечо.

Chalayan Spring/Summer 2016 «Pasatiempo»

Первое, что увидели гости показа Chalayan, придя в Музей изящных искусств, были две модели, неподвижно стоящие на белой платформе в центре подиума. Одетые в закрытые бумажные платья, они быстро потеряли внимание зрителей, больше увлеченных презентацией других образов.

Однако в середине шоу подиум опустел, и над моделями в стерильно белых платьях появились душевые лейки. Под возникшим напором воды верхний слой одежды постепенно растворился, раскрыв под бумажной материей изящные черно-белые аппликации с кристаллами Swarovski. Платья продолжили трансформироваться, и юбки распались на асимметричные лоскуты. Затем модели прошли по подиуму, оставив после себя мокрые следы, и показ продолжился.

Hussein Chalayan's Spring/Summer 2016 GIF by gabrielarm_ | Gfycat

Позже Чалаян рассказал об идее, стоящей за этим «трюком»: «Это должно было изобразить трансформацию военного положения [на Кубе] во что-то более игривое. Мне нравилась мысль об использовании воды. Потому что на Кубе, конечно же, есть море. Вот я и подумал, как бы мне сложить эти идеи воедино.

И мне понравилась мысль об одежде, которая могла бы раствориться и раскрыть что-то под собой. И, конечно же, они были украшены кристаллами, потому что нашим спонсором был Swarovski. Так что у нас были эти танцующие пальмы, а кристаллы были их кокосовыми орехами. Честно говоря, это было настоящим вызовом. Много нюансов. Как вы видели, девушки подскальзывались, каблуки ломались… Но разве это важно? Мне нравится рисковать».


Биография Хуссейна Чалаяна