Обзоры на кино по средам, которое стоит посмотреть в четверг. На этой неделе только две ленты, стоящих вашего внимания — «Убийство священного оленя» с Колином Фарреллом и оскаровская «Призрачная нить» с Дэй-Льюисом.

«Убийство священного оленя»

Новая картина греческого режиссера Йоргоса Лантимоса, снявшего два года назад того самого «Лобстера».

убийство священного оленя

Если без спойлеров, то — серьезно, идите в кино и посмотрите ленту прямо сейчас. Лантимос в этом году тоже забрал в Каннах ветвь за лучший сценарий, поэтому можете оставить дома свои очки скептика как-же-все-предсказуемо и смело покупайте билет. А еще будет здорово, если вы не посмотрите трейлер. Для динамичности нам нарезали все острые углы из 2-часового хронометража, а фильм совсем не такой. Это длинная закрученная спираль саспенса, которая медленно и размеренно оборачивается вокруг зрителя, заставляя нервно хмуриться под католическую секвенцию Шуберта или Сонату для виолончели и скрипки Софии Губайдулиной (на секундочку!). Много театральных диалогов ни о чем, вымученных и (кажущихся) бессмысленными. Уставший и нервный кардиохирург Колин Фаррелл, который нелепо держит сигарету, иногда встречается с каким-то странным подростком (нет, это не то, о чем вы подумали), дарит ему дорогие подарки и пытается жить обычной жизнью вместе с огромным чувством вины. Его жена Николь Кидман, тоже уставшая, видимо от создания иллюзии образцовой семьи, но не сломленная и красивая. В придачу к ним идут двое талантливых детей и большой дом с собаками. А потом их почти идеальный мир нарушает жутковатый подросток Мартин (Барри Кеоган) и совсем непонятно, что с этим делать.

К моменту, когда уровень тревожности колеблется на уровне трахеи, а с начала фильма прошел час и зритель мучительно просит — можно уже побыстрее рассказать к чему все эти невыносимые диалоги, здесь вообще будет скример? — режиссер включает, что называется, экшн. Есть все — надкусанные предплечья, парализованные конечности и жуткое предсказание, которое сбывается по мере развития событий. И по большому счету оказывается, что простреленной ногой мало кого удивишь. Да и не нужно это. Погружаясь вслед за героями в реалии древнегреческой трагедии 21 века, зритель чувствует себя вполне комфортно. С интересом смотрит на ситуацию «за содеянное — получи наказание», понимающе кивает доедая попкорн и жалеет Колина Фаррелла — такой талантливый, а в этой драме — никакой.

«Призрачная нить»

«Kiss me hard before I die»: чудесный Дэниел Дэй-Льюис в картине Пола Томаса Андерсона.

призрачная нить
На этот фильм можно сходить как минимум для того чтобы полюбоваться на Дэй-Льюиса, как максимум — проверить справедливо ли (еще как) номинировали Джонни Гринвуда на оскар за лучший саундтрек. «Призрачная нить» самая что ни на есть авторская лента, и здесь не про арт-хаус, а про исключительно кино, которое снимает Пол Томас Андерсон. Очень чутко передана атмосфера английских 50-х, где много нарядов тонкой работы, пасмурный Лондон и очаровательная, не похожая на других официантка Альма (Вики Крипс). Упрямо пытаясь вклиниться в сложный механизм дома Вудкок, Альма понимает, что успешная формула женского самопожертвования здесь не сработает. И начинает действовать. На самом деле за противостоянием двух самобытных персонажей смотреть действительно увлекательно, Дэй-Льюис (Рейнольдс Вудкок) капризно-гениален и последователен, муза Альма беззащитна, непосредственна и жестока. Картина очень красивая — вшитые в подкладки платьев послания, удивительные пейзажи лондонского пригорода, печальная история памяти сына о матери.

Но к сожалению, на протяжении всего фильма не покидает ощущение, что мистер Андерсон о чем-то забыл. Возможно — дать указание показывать его фильм исключительно с субтитрами (вроде бы и неплохой дубляж Льюиса съедает почти половину выстроенного образа), а может определиться, о чем он все-таки хотел рассказать. Ну или спишем это на великодушие режиссера дать простор зрительскому воображению — понимай как хочешь. Кстати о «съедает» — интересный факт! гастрономическая составляющая картины играет почти заглавную роль. От того, голоден ли мастер, может зависеть не только его настроение, но и темп повествования, и атмосфера в кадре. Не случайно в завязке фильма мы слышим длинное перечисление того, что Вудкок будет есть на завтрак, а Альма, соглашаясь на свидание, пишет обращение в записке — «For the Hungry Boy» и, по правде говоря, так и есть — и завтрак для него, и весь мир для него. В целом, сняв пусть и затянутый, меланхолично красивый, и по сути предсказуемый фильм — в финале мистер Андерсон все же достает козырь и дружески посмеиваясь спрашивает: теперь-то ты нашел новую трактовку идиомы «любовь до гроба»? В общем, сходите — не пожалеете.

 

Автор: Наташа Белова