Линейка Sean John играла не последнюю роль в становлении уличной моды. И хотя сам он менял имена, как перчатки, по крайней мере одна вещь оставалась для Шона Комбса неизменной последние 20 лет – бренд Sean John.

Его основатель, Шон Джон Комбс, известен под именами Puffy, Puff Daddy, P. Diddy, Diddy и, ныне, просто Love. Но для рэпера каждое из этих имён отражает всего лишь определённый период его жизни. Можете звать его как угодно, но его успех говорит сам за себя.

Согласно Forbes, его прибыль только за 2017 год составила 130 миллионов долларов, а общее состояние оценивается в 820 миллионов, оставляя позади даже Jay-Z с его 810 миллионами.

Неплохо для человека, бросившего бизнес-школу на втором курсе. Сегодня в свои 48 лет интересы Комбса простираются не только на моду, но и музыку, ТВ, спортивные напитки и водку. И, само собой, соответствующий его статусу антураж путешествует вместе с ним: на сегодняшнюю съёмку для WWD 17 человек прибыли задолго до появления звезды. При всей его занятости, пообщаться с Комбсом вживую весьма непросто, поэтому Скотт Лэнгтон, вице-президент дизайнерского отдела Sean John, прибыл на встречу с раскадровками и эскизами фасонов юбилейной коллекции 2018 года, которые он разместил снаружи гримёрки Комбса в ожидании его мнения.

На представленных материалах прошлое и будущее компании сплетаются воедино, символизируя 20-летнее существование бренда. На стендах виднелась новая спортивная коллекция Macy’s, типичный покупатель которой – человек, с 90-х годов и до сих пор носящий Sean John. Их велюровые спортивные костюмы и цветастые толстовки, являющиеся более сдержанными, и даже в чём-то взрослыми, вариантами современных фасонов уличной моды – настоящий хлеб бренда.

Новая, свежая коллекция, отчасти вдохновлённая Met Gala, нацелена на завсегдатая какого-нибудь Barneys New York и включает в себя стёганные и тиснёные чёрные кожаные куртки и строгие костюмы, отсылающие к рэп-клипам 90-х и роскошным показам Sean John. В коллекции также присутствуют сделанные в США облегчённые повседневные спортивные модели.

Комбс прибыл на встречу двумя часами позже на седане матового чёрного цвета в сопровождении шофёра. На нём была футболка с принтом и джинсы, а сам он находился в приподнятом настроении. «Поехали», – сказал он. Его команда включила громкий хип-хоп, и после смены своего облачения на чёрный спортивный костюм Sean John из весенней коллекции 2018 года, Комбс стал разогреваться прыжками и приёмами карате. Однако что-то было не так.

«Внимание всем: я очень серьёзно отношусь к своей работе и не могу сосредоточиться, когда другие громко разговаривают. Не хочу показаться… Просто у нас есть работа, – сказал он собравшейся в фотостудии толпе. – Так-то лучше. Можно теперь включить Public Enemy погромче?» Следующий образ с подогнанным костюмом-«тройкой» требовал звучания в стиле мамбо.

puff daddy

Комбс всегда прекрасно понимал, как создать нужное настроение правильной музыкой. Ещё в колледже он закатывал популярные вечеринки, а в начале своей карьеры работал интерном в Uptown Records. Свой собственный лейбл Bad Boy Entertainment он основал в 1993 году совместно с Arista Records, помогая продвижению исполнителей от Notorious B.I.G. до Faith Evans. Свою первую песню «Can’t Nobody Hold Me Down» Комбс записал в 1997 году под именем Puff Daddy. Она мгновенно заняла первую строчку хит-парадов и продержалась в сотне лучше композиций целых 28 недель. Дебютный альбом «No Way Out» стал данью уважения Notorious B.I.G., убитому в ноябре 1997-го. Пластинка была удостоена Грэмми, а сам Комбс уверенно начал свою карьеру в музыке.

Сегодня же, будучи председателем и генеральным директором Combs Enterprises, а также известным инвестором, он руководит Bad Boy Entertainment, Combs Wine & Spirits (Ciroc и Deleon), Aquahydrate, The Blue Flame Agency, Bad Boy Touring, Janice Combs Publishing, Revolt Films, Revolt Media & TV и Capital Prep Harlem. Помимо перечисленного он участвует во множестве других проектов, среди которых телешоу «The Four» на канале Fox, где является членом жюри.

Однако в 1998 году, на заре своей карьеры в сфере моды, успех Комбса был под большим вопросом: представители индустрии видели в нём очередного исполнителя-однодневку. У него же было другое мнение на этот счёт.

Во-первых, прежде чем создать собственную линейку одежды, он проделал самостоятельную работу, подбивая клинья к влиятельным игрокам мира моды вроде Томми Хилфигера и Анны Винтур:

«Томми пригласил меня в офис и ответил на несколько вопросов. Он был для меня своего рода наставником, позволил заглянуть за кулисы, так сказать, и поучиться».

Томми Хилфигер: «С Puffy меня познакомил брат Энди. Мне он тогда показался энергичным и отвязным молодым человеком с уникальной энергетикой. Он, кстати, носил тогда Tommy Hilfiger. Puffy был чрезвычайно мотивирован и чётко понимал, чего хочет добиться в моде, в том числе открыть свой собственный бренд Sean John. Я помог ему с организацией, понимая, насколько важно наладить отношения с производителями и людьми, которые будут помогать ему на этом пути. После знакомства с правильными людьми, он уже стал конкурентноспособным. Сегодня же, смотря на его заслуги, можно сказать, что он добился сказочного успеха. Я ужасно счастлив за него. Он настоящий уникум, американская икона, меняющая мир».

Комбс также является поклонником Карла Кани, чья коллекция стала одной из первых, воспевающих «чёрную моду». «Он стал героем для чёрной Америки, – говорит Комбс. – Это был первый дизайнер, имя которого знали. Он сам из Бруклина, и вообще даже не дизайнер. Но у него получилось отразить нашу культуру и образ жизни».

Именно по его следам и пошёл Комбс со своим брендом Sean John. «Это не мода, это культура», – говорит он о своей линейке.

Как и Кани, Комбс не говорил о себе как о дизайнере, однако, он определённо не упустил момента влиться в уличную моду, когда Fubu, Phat Farm, Ecko и другие бренды процветали. Спортивные костюмы, толстовки с капюшоном, комбинезоны и парки с мехом от Sean John стали настоящим трендом в то время, давая поклонникам ещё одну возможность приобщиться к любимому исполнителю. Помимо перечисленного ассортимент включал и более утончённые костюмы-«тройки», украшенные бриллиантами часы и серьги.

Как признаётся Комбс: «Я тогда ничего не боялся. Да и сейчас не боюсь. Когда мы только начинали, помимо нас было ещё 30 брендов, а теперь мы остались одни. Я пошёл на риск – в этом суть великой моды».

И хотя Шон Комбс не отличается скромностью, стоит признать, что его линейка быстро нашла своё место в моде городской среды.

2 года спустя Sean John уже продавался в 1200 магазинах, а выручка достигала 200 миллионов долларов. От стендов на MAGIC в Лас-Вегасе он дорос до фееричных показов на подиумах Нью-Йорка.

В 1999 году Комбс в окружении Кейт Мосс, Жаном-Полем Готье, Карлом Лагерфельдом, Оскаром де ла Рента, Алеком Веком и Джоном Гальяно был запечатлён на передовице Vogue под названием «Puffy захватывает Париж», фото для которой было сделано Энни Лейбовиц. «Этот снимок стал для меня поворотным моментом», – вспоминает рэпер, замечая, что согласился на это при условии, что он будет в центре кадра.

В 2004 году Комбс окончательно заткнул своих недоброжелателей, получив награду «Дизайнер года» в категории мужской одежды от Совета модельеров Америки, обойдя Ральфа Лорена и Майкла Корса. На эту награду он номинировался каждый год, начиная с 2000-го. В тот же год он расширил ассортимент коллекции женскими фасонами, пригласив для этого дизайнера-куратора из Polo Ralph Lauren.

И хотя общий характер мужской коллекции с момента появления бренда сильно изменился (строгие костюмы и дорогие аксессуары потеснили спортивные костюмы), Комбс не удивлён, что она до сих пор актуальна: «Я нашёл нехоженую тропу, которая обеспечила нам уникальную возможность создавать свежие, модные и вдохновляющие вещи. Посмотрите на уличную моду в лице, например, Gucci, Louis Vuitton, Balenciaga, Givenchy. Мы были первыми, кто показал её на подиуме, всецело приняв уличную эстетику. Sean John был на пике среди брендов уличной моды».

Он также ставит своей заслугой рождение модного ныне феномена fashiontainment («шоу-мода»).

В 2011 году в рамках Недели моды в Нью-Йорке он организовал первый показ Sean John, который транслировался E!Television и Style Network по всей стране, а его показ на Cipriani в 2002-ом стоил 1,24 миллиона долларов, частью которого, согласно рецензии New York Times, были «специально созданный клип и саундтрек, театральные кулисы, для поднятия которых требовалось 9 человек, а также специально созданные веранды и подиум из твёрдых пород дерева».

В 2003 году Комбс вложил 1,5 миллиона в проходивший в Нью-Йорке показ, увенчанный светодиодным экраном из 800 модулей и подиумом из оргстекла. В этом же году миллиардер Рон Бёркл инвестировал около 100 миллионов долларов в бренд через свою компанию Yucaipa Cos.

Нескромно даже для самого Комбса.

«Люди буквально упрашивали меня дать проход на показы. И шоу-бизнес отреагировал на это».

В его рекламных кампаниях мелькали Фаррелл Уильямс, Мэрайя Кери, Тайсон Бекфорд, Наоми Кэмпбелл и Ченнинг Татум.

В недалёком 2013 году Комбс, следуя духу инноваций, устроил, по его словам, первый в истории Инстаграм-показ.

И хотя сегодня бренд празднует своё 20-летие, а его ежегодная выручка в США составляет 525 миллионов долларов, Комбс признаётся, что в начале идею создания «чёрной» линейки одежды восприняли в штыки. «Но я не считал это каким-то негативом. Вы же не называете Gucci ил Calvin Klein «белой модой» – это просто мода».

пафф дедди пи дидди шон комбс sean john

Для него Sean John стал отражением принятия своей собственной культуры: «Мы стали частью процесса крушения этого барьера. Люди недооценили силу убеждений и силу творчества, искренности, стремления вырваться из созданных рамок. Этому принципу компания обязана 20 годами своего существования. Мы были преданны идее и не изменяли своим принципам. Не следовали трендам, а стремились сохранить индивидуальность и создать эмоциональную связь с потребителем и публикой».

Комбс беспрерывно усваивал все тонкости модного бизнеса и «учился у лучших из лучших».

«Я не осторожничал и не делал что-то вполсилы. Я пришёл побеждать и вдохновлять».

И это принесло плоды.

«Я стал первым афро-американцем, получившим награду Совета модельеров Америки. Вот чем я отличаюсь от обычных знаменитостей. Я сам выбирал ткани, искал поставщиков, сам создавал фасоны и занимался распространением. Это не то же самое, как просто налепить своё имя на какую-то вещь».

Sean John Fall/Winter 2000

Комбс признаётся, что из всех сфер бизнеса, в которых он завязан, мода остаётся «самым трудозатратным занятием с учётом времени и сил, которые требуются, ведь любая оплошность может отбросить тебя на год-два назад».

Как и любой бизнес, Sean John пережил свои взлёты и падения. Снижение популярности «чёрной» моды сопровождалось падением продаж. Ко всему прочему его неоднократные попытки запустить женскую линию оказались безуспешными, Estée Lauder отказались продлить их лицензию для некогда популярного парфюма «Unforgivable», их главный магазин в 325 кв. м. на Пятой авеню в Нью-Йорке закрылся, а планы международной экспансии так и остались планами. Джеффри Твиди, первый сотрудник компании и нынешний президент, даже покинул компанию в 2005-ом, чтобы двумя годами позже вернуться в неё и вновь занять руководящую должность.

Но, несмотря на все перипетии, Комбс стоял на своём, а Macy’s, основной ретейлер бренда, продолжал быть верен ему.

Дюран Гюйон, вице-президент и модный директор мужской и детской одежды Macy’s говорит: «Sean John – один из брендов-пионеров, с мнением которых следовало считаться в условиях зарождающей уличной моды. Празднуя в этом году свой очередной юбилей, бренд до сих пор сохраняет своё влияние на музыку, стиль и поп-культуру в целом. Мы с гордостью поздравляем Шона Комбса и Sean John с 20-летием компании, отмеченным насыщенной и красочной историей».

С 2010 года спортивные модели Sean John были доступны исключительно в сети 400 магазинов Macy’s. Другие же модели занимают полки таких крупных ретейлеров, как Dillard’s и Lord & Taylor.

Сама коллекция также претерпела возрастные изменения: помпезные диско-костюмы уступили место меховым пальто и сдержанным спортивным костюмам. Сегодня компания лицензирует свои модели таким гигантам индустрии, как Peerless Clothing, создающим костюмы, и PVH Corp., занимающейся фурнитурой.

По словам Эмануэль Чирико, генерального директора PVH: «Sean John смогли создать исключительный бренд с чрезвычайно преданной публикой. Мы очень довольны партнёрством с ними последние 14 лет. Вместе мы создавали модные украшения для платьев, которые не только отражают суть бренда, но и, самое главное, желания и нужды покупателей».

С расширением других бизнес-интересов Комбса, в ноябре 2016-го он решает продать контрольный пакет Sean John гонконгскому акционерному обществу Global Brands Group Holding Ltd., получившему лицензию на спортивные модели. Сообщается, что сам Комбс сохраняет за собой 20% акций. Он прекрасно понимает, что для достижения выручки в 1 миллиард долларов, расширения сети продаж и ассортимента, требуется выход на международный рынок и крупный партнёр.

«Мы столкнулись с новой ситуацией на розничном рынке, и наша бизнес-модель оказалась неспособной справиться в одиночку. Global Brands уже был частью нашей семьи, ведь мы сотрудничали с самого первого дня», – сообщает Комбс, оправдывая продажу акций именно этой компании.

Джейсон Рейбин, президент североамерикансого отдела Global Brands, замечает, что его компания сотрудничала с Sean John уже многие годы и считает, что «у них довольно тесные связи»: «Они хотели укрепить наше сотрудничество, и мы согласились инвестировать. Мы считаем, что у бренда хорошие перспективы не только в США, но и на мировом рынке. Бренд продемонстрировал удивительный успех за последние два десятилетия, будучи одним из самых впечатляющих и творческих брендов в мире. Мы ждём не дождёмся отпраздновать 20-летний юбилей компании и отрыты новым возможностям».

Комбс подчёркивает, что, несмотря на продажу контрольного пакета, он продолжает участвовать в жизни бренда, предоставляя своё мнение о фасонах и участвуя в маркетинговых кампаниях и мотивируя команду.

«Это моё имя. Я не могу просто сложить руки. Но нам было необходимо обеспечить живучесть бренда, и я считаю, что компания в надёжных руках. Я посчитал, что сейчас самое время это сделать».

Что касается уличной моды – и особенно возвращение моды 90-х – Комбс считает, что «перед Sean John открываются огромные возможности».

Первый коллаб бренда в 2018 году, появление которого ожидается в этом месяце в Macy’s, посвящён художнику Жану-Мишелю Баския, чья культовая карьера и влияние на поп-культуру отражает жизненный путь и карьеру хип-хопа и, вместе с тем, самого Комбса. Чёрная футболка с длинным рукавом и красной подписью Баския – последний выбранный Puffy образ для фотосессии WWD. «Это прямо я», – в очередной раз говорит он, глядя на снимки.

sean john basquiat

И хотя он больше не участвует в повседневной жизни бренда, Комбс всё также следит за модой, признаваясь, что Ralph Lauren и Tom Ford до сих пор остаются его любимыми брендами, мимолётно замечая, что «новый дизайнер Gucci (Алессандро Микеле) жжёт».

Предметом для гордости Комбс также называет тот факт, что выпускники Sean John (Дао-Йи Чау и Максвелл Осборн из Public School и Кристофер Бивэнс из Dyne) сами смогли создать популярные модные бренды. «Я ужасно счастлив, что нам удалось обеспечить условия для дизайнеров из разных уголков планеты, которые смогли осуществить свою мечту. Это меня безумно трогает», – признаётся он.

По словам Чау: «Sean John стал для меня школой вдохновения. Он стал уникальным местом слияния «высокой» и «низкой» моды и всего, что между ними. Это было по-настоящему захватывающее время, потому что мы делали нечто, чего никто тогда ещё не делал. Если говорить о сегодняшнем «размытии» высокой моды, именно Puff задал движение этому явлению. Он не хотел быть просто «чёрным дизайнером» или «уличным дизайнером» – он был слишком амбициозным для этого. Он знал, как искусно совмещать уличную и высокую моду. Каждый день нас ждало что-то новое, и он был чрезвычайно требовательным и никогда не был полностью удовлетворён. А работа над показами была самым чудесным и одновременно самым утомительным занятием».

Осборн добавляет: «Моя работа в Sean John стала поворотным пунктом не только для моей карьеры дизайнера, но и для моей жизни в целом. Атмосфера в компании была пропитана особой энергетикой. Мы были готовы к любой неожиданности. Это была моя первая работа в роли дизайнера, и Sean John обеспечивал нам неоценимую поддержку, а настрой Puff и путешествия по миру в поисках вдохновения для новых фасонов я до сих пор вспоминаю с теплотой. Puff научил меня стремиться к новым высотам и не останавливаться на достигнутом. Работа в Sean John научила меня бесстрашию, постоянному движению вперёд и привил мне определённую трудовую этику. Эти принципы легли в основу Public School. Работа в Sean John оставила во мне неизгладимое впечатление: я начал интерном, а позже стал свидетелем, как первый афроамериканец получил награду Совета модельеров Америки. Шон – гигант, на плечах которого мы все стоим».

Оглядываясь на 20-летнее существование Sean John, Комбс испытывает радость, что ему удалось добиться поставленной цели – показать всему миру, что афроамериканцы тоже могут быть успешными. И даже очень успешными.

«Это моё призвание. Я занимаюсь этим, чтобы дать надежду другим. Я поднял Ciroc с 30 миллионов выручки до 1 миллиарда, мы запустили свою марку текилы, а наша сеть Revolt стала единственной медиа-компанией с чернокожим правлением. Но на этом я не успокоился».

Комбс признаётся, что, пожалуй, самую большую гордость он испытывает за открытие частной школы в Гарлеме, дающей образование детям из бедных слоёв населения, чтобы те тоже смогли изменить мир.

«Это у меня в крови: я пускаюсь в авантюры, иду ва-банк, меняю мир бизнеса – и продолжу и дальше это делать. Так что следующие 20 лет будут посвящены поддержанию позитивных изменений в хип-хопе и афроамериканской общности и культуре».

Совет на прощание? «Веселитесь и оставайтесь при этом сногсшибательно модными».

 

Источник: wwd.com