Вот уже конец марта, и близится любимый многими сникэрхедами Air Max Day. Nike традиционно отмечают 26 марта с большим размахом, организуя различные ивенты и проводя тематические релизы. В прошлом году мы были свидетелями уникальной акции под названием “Vote Forward”, проводимой компанией Nike по случаю тридцатилетнего юбилея первой модели из линейки Air Max. Двенадцати деятелям культуры со всего мира было предложено создать свой концепт, так или иначе содержащий в себе заветную технологию. Россию на этом конкурсе представлял дизайнер Артемий Лебедев, а помогал ему Дмитрий Оскес, известный прежде всего как основатель ежегодной выставки Faces&Laces. Пара, ставшая результатом их совместной работы, нашла большой отклик в мировом сникеркомьюнити, который позволил ей довольно долгое время продержаться лидером голосования. Но победить ребятам не удалось. Победил в конкурсе Шон Уотерспун — владелец калифорнийского магазина Round Two, который специализируется в основном на продаже винтажных спортивных вещей. Именно его кроссовки в результате и были выпущены компанией. Релиз в большинстве европейских магазинов прошел 24-ого марта. Nike Air Max 1/97 «Sean Wotherspoon»

Анбоксинг Nike Air Max 1/97 «Sean Wotherspoon»

Эта пара была куплена во Флагмане Nike в Москве. Право на покупку разыгрывалось с помощью раффла среди гостей Air Max Night. Мероприятие было посвящено одновременно дню рождения и технологии, и магазина. Приглашенные  Артемий Лебедев и Дмитрий Оскес делились своими впечатлениями от работы над проектом, пришедших ждала музыка и напитки.

Нужно отдать должное Шону и отметить, что релиз получился исключительным и наполненным деталями, каждая из которых тщательно проработана и несет в себе скрытый (или не очень) смысл. Чувствуется, что человек хорошо понимает и знает сникеркультуру, а также чтит традиции и имеет тягу к старым вещам.

Знакомство с любой обувью начинается с коробки. Ее отличительной особенностью является стилизованный под расцветку кроссовок брендинг. Изнутри на крышке кратко описана история создания пары и своего рода напутствие владельцам: “The more you wear them, the better they get”. По всей видимости, под этим подразумевается особенный процесс состаривания кроссовок. И это не удивительно, ведь верх полностью состоит из вельветовой ткани, а вся внутренняя поверхность выполнена из бархата. Можно сказать, что с практической точки зрения ни тот, ни другой материал не подходит для использования в обувной индустрии. Однако Шон Уотерспун, видимо, так не считает. Он, как человек, много работающий с бывшими в употреблении винтажными вещами, знает, что каждая из них имеет свою уникальную историю. Судя по всему, Шон постарался сделать кроссовки такими, чтобы они уже с первых дней носки начинали “записывать” историю владельца.

В содержимое коробки кроме кроссовок входит еще три дополнительные пары шнурков и два сменных патча. Также хочется отметить упаковочную бумагу, покрытую брендингом, выполненном в весьма необычном шрифте. В первом американском релизе в комплекте еще шла термонаклейка со смайликом вроде того, что можно увидеть внутри кроссовка. Однако для европейского релиза они, по всей видимости, не были предусмотрены.

Из деталей, относящихся непосредственно к самим кроссовкам, хочется отметить свуш на носке. Он целиком является авторской задумкой, так как ни на 97-х, ни на первых “максах” его нет. Кроме этого, необычным образом украшены язычки: в верхней их части красуются патчи, которые держатся там на липучке. В комплекте их два вида: с волной, позаимствованной Шоном с известной японской гравюры “Большая волна в Канагаве”, и с классическим свушем. Желтые шнурки кроме цвета отличаются от стальных еще наличием металлических эглетов, выполненных в золотом и серебрянном цвете. На пятке можно увидеть стилизованные надписи “VA” и “LA” — это сокращения от географических названий “Virginia” и “Los Angeles”. Примечательно, что Шон родился и вырос в Ричмонде, штат Вирджиния. Там же находится один из магазинов Round Two, второй магазин находится в Лос-Анджелесе. Стельки кроссовок также содержат интересную деталь — оранжевый смайлик, скривившийся в улыбке в виде свуша.

Так как и мидсоль, и аутсоль целиком взяты из Air Max 1, подошва не могла особенно удивить, однако хочется все-таки отметить, что она выполнена сразу в четырех цветах, повторяющих гамму, использованную в верхней части. Баллон Air Max окрашен в красный цвет.

анбоксинг Nike Air Max 1/97 "Sean Wotherspoon"

В заключение скажу, что кроссовки вызвали немалый резонанс и даже стали причиной беспорядков, из-за которых был отменен первый инстор релиза в США. Это безусловно связано с отличной пиар-кампанией, проведенной совместными усилиями Шона и Nike. Однако его дизайнерский талант тоже не стоит преуменьшать. Сложно представить себе новую модель. которая выглядит так, будто она уже давно стала классикой бренда. У Шона же получилось не только представить, но и воплотить ее в жизнь.

 

Автор: Матвей Исаенко