Получив задание переродить столь авторитетную марку, что ее наиболее популярный предмет гардероба носит ее название, Кико Костадинов смог оправдать всеобщие ожидания. Теперь, будучи дизайнером премиальной линии Mackintosh 0001- 0004, он предлагает новое понимание простоты.

В первый же год после выпуска из Колледжа искусств и дизайна одежды имени Святого Мартина 27-летний болгарский дизайнер Кико Костадинов в ускоренном темпе использовал традиционные каналы по созданию собственной марки. Пропустив этап начальных лет становления и развития, он сразу же был поддержан престижной лондонской платформой для начинающих дизайнеров NEWGEN Menswear. Отвергая дизайнерское противостояние между эссенциализмом и украшением, его структурно-экспрессионистский подход напоминает Центр Помпиду Ричарда Роджерса и Рензо Пьяно – разрастающееся строение из стали с обнаженными внутренностями, выставленными напоказ. Это торжество высоких технологий, которое в качестве главного метода работы использует инверсию. С показом внутренней структуры изделия раскрывается его функция – а также его скрытая изящность. Кико Костадинов встретился с Эдвардом Падингтоном в Лондоне для того, чтобы поговорить о парадигмах построения собственного языка дизайна, обучаясь этому на собственной практике.

Ты говорил, что источником вдохновения для коллекций Mackintosh 0001 и 0002 было арте повера («бедное искусство»). Почему арте повера?

Причина, по которой я пытался создать для Mackintosh историю, используя отсылки к арте повера, заключается в том, что меня всегда привлекало это движение – как в моей собственной работе, так и потому, что я всё ещё находился в поиске отличительных черт своего творчества. Работа для Mackintosh мне показалась отличной возможностью исследовать вещи и художников, которые мне очень нравились. Позаимствовать оттуда некоторые принципы путем повторения материалов и используя более промышленный, а не какой-то цифровой или технологический подход. Подобные неровности всегда были для меня весьма интересны, поэтому мы попытались структурировать коллекции, основываясь на материалы. В рамках первой коллекции 0001 использовалась резина, которую я считаю материей Mackintosh. Они являются создателями синтеза резины и хлопка, и они разрабатывали и совершенствовали его на протяжении многих поколений. Также была задействована резиновая лента, которую используют в тесьме манжет для того, чтобы вещь сохраняла свою форму при ветреной погоде. Суть была в том, чтобы применить подобные детали, перенеся их на изделие и разместив определенным образом. Это не просто украшение или визуальная отсылка. Я должен убедиться, что для этого есть логические основания – я делаю резиновые вставки не просто для украшения.

Ты раскрываешь структуру.

Да, раскрываю структуру, подчеркивая ее. Чтобы сделать заднюю часть рукава или заднюю часть вещи крепче и устойчивее.

Похоже, суть арте повера заключается в том, чтобы действовать без ограничения традиционных методов и материалов. Мне кажется, всё это связано с важной ролью конструкции и производственных процессов в твоем дизайне. Ты можешь подробнее рассказать об этих процессах?

Мне кажется, всё это началось с помощи отцу после переезда в Лондон. Я всегда помогал ему со строительством, чтобы заработать побольше денег. Я проводил много времени с ним и его командой. Так я научился создавать и строить пространства, поэтому вполне естественно, что я обратился к сырьевым материалам и использовал в своей работе именно их. Там же я научился ответственному отношению к работе. Было четкое «Так, сегодня нам нужно сделать вот это» – мы не бездельничали. Это не было творческой работой, но она была конструктивной, с точными планами и сроками.

КИКО КОСТАДИНОВ интервью для SSENSE перевод Молодежный Центр

Также сейчас много говорят об «утилитарности» – это термин, которым слишком часто разбрасываются, из-за чего его смысл несколько теряется.

Это просто большой тренд, которому все следуют. Множество самопровозглашенных дизайнеров используют в своей работе «промышленные элементы», и поэтому это становится чем-то очень поверхностным. Однако можно вспомнить и таких дизайнеров, как Эррольсон [Хью], основатель бренда Acronym. Они очень хороши в своем деле, потому что их одежда выполняет определенную функцию – помогает оставаться сухим или улучшить показатели при езде на велосипеде или беге. Мои вещи в первую очередь относятся к моде. Я не опираюсь на производительность. Единственные производственные характеристики, которые меня волнуют, относятся к тому, что при носке этих вещей я думаю: «Что я ношу с собой большую часть времени? Для этого мне нужен карман, или пространство должно быть глубже, или здесь необходимо свободное место, куда поместится телефон». Это больше относится к повседневным функциям. Я стараюсь работать с кроем и конструкцией, в которых люди не будут сомневаться.

КИКО КОСТАДИНОВ интервью для SSENSE

Кико Костадинов одет в футболку Mackintosh 0001 и брюки Mackintosh 0001.

«СУТЬ В ТОМ, ЧТОБЫ СОЗДАТЬ ЧТО-ТО, НАДЕЛИВ ЭТО НЕЗАМЕТНОЙ ФУНКЦИЕЙ…»

Как и многие дизайнеры, которых ты называешь своими ориентирами, например, Йоджи Ямамото и Джун Такахаши, ты делаешь ставку на неуловимые, едва заметные отличия.

Как часто ты покупаешь что-то и открываешь для себя новое предназначение этой вещи только через неделю или даже через две? Мне кажется, такой вид покупок исчезает. Суть в том, чтобы создать что-то, наделив это незаметной функцией, потому что моя работа идет вразрез с тем, что я называю «плоским дизайном» – это цифровой процесс, в рамках которого ты отсылаешь образец, и потом он к тебе возвращается – что в наше время происходит довольно часто. Я стараюсь найти время на то, чтобы глубже подойти к выбору материалов и самого изделия.

Мне кажется, что то, каким видят меня и мою работу, во многом продиктовано тем, что я делал в Stüssy. Многие ожидали, что я буду продвигаться в этом графическом направлении. Но это не то, что мне нравится, и не то, чем мне хотелось бы заниматься. Поэтому то, что я делал далее, было по большей части попыткой вырваться из того стиля и попытаться найти собственный язык дизайна для своей линии. Mackintosh помогает мне развить его.

Слышал, у тебя огромная коллекция вещей да еще и архив.

У меня слишком много одежды. На следующей неделе я как раз впервые буду искать помещение под аренду.

Гардероб переполнен?

Да, моими собственными коллекциями и двумя коллекциями Mackintosh. А еще у меня есть огромный архив вещей известных дизайнеров и много одежды в рабочем и военном стиле. Ну, и другие странные вещи.

Когда ты начал коллекционировать одежду?

Может, пять-шесть лет назад. Ее довольно много накопилось.

И она задает направление тому, что создаешь ты?

Больше напоминает мне о том, что уже было кем-то создано, что уже существует, чтобы я этого не делал. Я считаю, что если мне кажется, что подобные брюки уже есть в моем гардеробе, возможно, нам их делать не стоит. Моя работа сейчас заключается не в том, чтобы заново сделать вещи, которые мне нравятся, а в том, чтобы создать одежду, которая сможет висеть рядом с этими вещами и составлять им конкуренцию.

КИКО КОСТАДИНОВ в интервью для SSENSE

Кико Костадинов одет в пиджак Mackintosh 0001.

Ты многому научился благодаря тому, что рос в Болгарии?

На самом деле из детства в Болгарии я мало что извлек. Я переехал [в Лондон], когда мне было около 15. Я совершенно не хотел здесь оставаться – хотелось вернуться домой и веселиться с друзьями, и чтобы родители отсюда отправляли мне деньги. Но всё вышло совсем не так, как я планировал. Я занимался каким-то базовым IT и как-то понял, что не хочу всю жизнь провести за компьютером, что, как ни иронично, я сейчас и делаю. В Болгарии я много играл в футбол, поэтому дядя присылал мне в Лондон новые комплекты Umbro с Lillywhites. Если ты носил Umbro или Nike, ты сразу считался крутым. Но проведя детство в Болгарии, я совсем не был подвержен влиянию этой культуры и искусства.

Но ведь это необязательно что-то плохое, так ведь? Иногда знания могут ограничивать.

Да. Думаю, благодаря этому я научился всему сам. Нужно гораздо больше напористости для того, чтобы делать что-то свое.

Твой отец занимался строительством, а мать работала уборщицей, верно?

Да, но теперь она работает на меня.

КИКО КОСТАДИНОВ интервью для SSENSE в плаще Mackintosh 0001

Кико Костадинов одет в плащ Mackintosh 0001.

Серьезно?

Она управляет моей студией. Она – тот человек, которому я полностью доверяю, и я хотел, чтобы она чаще была рядом. Мой лекальщик со времен учебы тоже работает на нас как фрилансер – ему около 70 лет.

Стареющая рабочая сила.

В 80-е он участвовал в создании первых пяти коллекций Vivienne Westwood. Он также работал с Малкольмом Маклареном – он разрабатывает образцы и шьет одежду с 17 лет. Он работал в 60-х, 70-х, 80-х – он через всё это сам прошел. Это человек старой закалки. Прелесть работы с ним и моей мамой в том, что они просто выполняют свою работу. У них нет раздутого самомнения. Однажды Рик Оуэнс очень интересно высказался по поводу того, почему у него нет стажеров – он хочет работать с людьми, которые знают своё дело.

Что тебя больше всего радует в работе с брендом с таким богатым наследием?

Мне нравится, что он построен вокруг продукта, который необходим для определенной цели. А еще меня поражает уровень производства. Когда мы пришли посмотреть на коллекцию, я был настроен весьма скептически, но подержав в руках вещи машинного производства и этот прорезиненный материал, я подумал: «С этим я определенно готов работать». Я увидел их потенциал и желание расширяться. До этого в качестве креативного директора бренда у них не было никого, похожего на меня. По сути, в прошлом они были лишь производителем. Они всё еще занимаются производством продукции для люксовых брендов, но теперь у них есть отличная возможность уделить больше внимания Mackintosh. Я хочу убедиться, что, оглядываясь назад, об этом будут говорить так же, как о Hermès или Margiela: «Вау, таким образом он действительно отвечал за дизайн, уважая при этом сам бренд».

Итальянский философ Стефано Бонага называл парадокс между творчеством и организационным процессом «жесточайшим, но необходимым конфликтом» – как ты находишь в этом баланс?

Моя собственная марка и Mackintosh находятся на одном уровне развития, поэтому мы перенимаем опыт друг друга. Даже учреждение компании, открытие счета – нужно сделать все эти мелкие вещи для того, чтобы иметь структуру. Я думаю, нужно пытаться вовлечь часть креативного процесса в структуру или правильно структурировать свои идеи. Это сложно. Но цель заключается в том, чтобы выстроить структуру, чтобы в дальнейшем у тебя была возможность быть более креативным.

Дата выхода интервью — сентябрь 2017

Источник: Ssense.com

 

Сегодня Кико Костадинов продолжает работать над премиальной линией для Mackintosh, выпустив также коллекции Mackintosh 0003, 0004.