Сейчас час дня, среда, и Раф Симонс сидит у себя дома, в Антверпене. Уже было много разговоров о том, как социальное дистанцирование стало еще и социальным уравнителем (верите вы этому или нет — это уже другой вопрос), но всё же странно звонить практически мифическому дизайнеру и новому со-креативному директору Prada, сидя в пижаме.

Мы созвонились с Симонсом, чтобы поговорить о Kvadrat, признанном бренде текстиля из Дании, с которым он сотрудничает для создания тканей для обивки мебели уже около семи лет. Именно в этом проекте Раф Симонс проявляет себя в роли алхимика, придавая разномастным натуральным материалам новое роскошное обличье — как будто он художник, собственноручно изготавливающий для себя пигменты. Конечный результат получается неизменно прекрасным, что говорит о прошлом Рафа в качестве торговца мебелью.

Как объясняет Раф Симонс, его новая коллекция для Kvadrat — это исследование тактильности и текстуры, что наиболее явно проявляется в его ткани под названием «Silas», напоминающей плюшевых мишек. Это просто идеальный материал для случаев, когда вы, скажем, вынуждены в течение трех месяцев без перерыва проводить дома за просмотром телевизора из-за, ну, я не знаю, например, беспрецедентной пандемии.

Ткань «Silas» Рафа Симонса и Kvadrat

Ткань «Silas»

Мы с Симонсом поговорили о Kvadrat, о том, почему люди не должны жалеть денег на собственный дом и, конечно, о том, что он сейчас смотрит по телевизору.

Мало кто знает о том, что ты изучал промышленный и мебельный дизайн.

Я выпустился из университета в 91-м году, да и сами размышления о мебели и окружающей среде, в которой мы живем, всегда вызывали у меня интерес. Так или иначе, всё это объединено — мода, музыка, дизайн интерьера, архитектура. Всё творчество, кроме искусства.

Почему кроме искусства?

Для меня это совсем другое.

Раф Симонс и Kvadrat создали коллекцию тканей

Что ты имеешь в виду?

Все эти области — это прикладное искусство, которое на самом деле в том или ином смысле должно отвечать каким-то потребностям людей. А с искусством дело обстоит иначе. Я не думаю, что оно создается с целью отвечать каким-то потребностям. Конечно, «отвечать каким-то потребностям» звучит как полная чушь, но в конечном счете, так оно и есть. Одежда нужна, чтобы ее носили. Ткани нужны, чтобы обивать мебель, которую люди используют в своей обстановке. Но в искусстве такой необходимости нет. Может быть, только психологическая.

Как ты думаешь, почему сегодня молодежь обоготворяет дизайн мебели? Неужели так было всегда?

Нет. И то же относится к моде. В 60-е, 70-е, 80-е большинство родителей не хотело бы, чтобы их ребенок стал дизайнером. У меня есть друг, Питер Де Поттер, который на выпускном Антверпенской академии искусств сказал: «Мода — это новый поп». И все смотрели на него с недоумением: «О чем это он?» Но это правда. Все хотят быть дизайнерами. Они думают: «О. Это успех, деньги и слава». Сейчас люди воспринимают моду немного иначе. Возможно, это хорошая эволюция, но с другой стороны, я по-прежнему считаю, что это совершенно разные диалоги: мы говорим о создании одежды для людей? Или о высокой моде? Это две разные вещи.

Но мне интересно то, о чем ты говоришь — что молодое поколение превозносит мебель и дизайн мебели. Сейчас, постоянно сидя дома, я вспоминаю то, о чем размышлял год назад. Я немного поменял свое направление мысли, с точки зрения того, как я воспринимаю ткани, которые я хотел бы создать с Kvadrat. Потому что раньше, мне кажется, я в основном фокусировался на визуальном аспекте материала. Я много думал об эстетическом факторе. А также о расцветке и контрасте цветов.

Раф Симонс поговорил о совместной работе с Kvadrat

Что же изменилось?

Теперь я всё больше и больше думаю о тактильном восприятии. Об ощущениях. Чувство, которое возникает у тебя при прикосновении, а еще о том, как ткань влияет на тебя психологически. Я думал о чем-то очень уютном, домашнем и теплом. И это немного странно, учитывая, что последние две недели мы сидим дома. Думаешь: «Вау». Всё-таки во мне всегда было это чувство. Уу каждого оно есть — эта идея о том, что в конечном счете твой дом и твое окружение играют очень важную роль и имеют ключевое значение.

Ты уже шестой год работаешь с Kvadrat. Тебе явно очень нравится с ними работать.

О да. Это очень успокаивает. Это очень отличается от работы в нынешней модной индустрии. Они не стараются обогнать свое время, и всё, что они делают, направлено на долговечность. И это отношение было у них, еще когда я только начинал с ними работать. Это очень сильно отличается от всех других бизнесов, с которыми мне приходилось сталкиваться, где всё имеет временную шкалу.

А здесь идея заключается в том, чтобы создавать вещи, которые будут жить вечно. Когда мы только начинали, мы придумали новую ткань. По-моему, мы начали с трех материалов. А через год — появилось еще два или три. И так далее. Но это не значит, что они сменяют предыдущие. Мы не говорим: «Теперь давайте всё это уберем и сделаем что-то совершенно другое». Мне кажется, это очень хороший и прекрасный способ постепенного развития.

Раф Симонс – интервью о дизайне

Приятно учитывать в своем подходе постоянство — это во многом является полной противоположностью тому, как дела обстоят в моде.

Особенно в последние 15 лет. Мода ускорилась до такого темпа, который становится всё более трудным и саморазрушительным для индустрии. Суть моды в том, чтобы опережать свое время в плане концептуальных и эстетических импульсов. Но мне кажется, что эта скорость проблематична в том плане, что от этого страдает творческий вклад. Просто невозможно постоянно оставаться креативным и полным сил.

Мне кажется, молодежь моего поколения больше готова тратить деньги на хорошую мебель, потому что это дает ощущение долговечности в таком переменчивом мире. Если ты покупаешь что-то дорогое от Kvadrat, то это остается в твоем распоряжении на всю жизнь. Даже если повысится аренда за квартиру, или по какой-либо причине тебе придется съехать, у тебя всё еще останется эта собственность.

Меня это всегда восхищало. Я критически подхожу к этому вопросу и в то же время пытаюсь проанализировать и, может быть, ответить на него. Даже если я не знаю точного ответа. Что наше общество дошло до такого этапа, когда, если говорить о тех вещах, о которых сейчас говоришь ты — о прикладном искусстве. То большинство без вопросов купит пальто за 2 тысячи евро. И их не волнует, что они могут и не носить его до конца жизни. Но, о господи, если нужно купить кресло за тысячу долларов — это уже совсем другое дело. Даже если оно останется у тебя на всю жизнь.

Раф Симонс поговорил о совместной работе с Kvadrat и дизайне с Highsnobiety

И мне кажется, это во многом связано с демонстративностью. Ты постоянно ходишь по улицам. Ходишь в своей одежде. Так что это во многом связано с твоей личностью и восприятием людей. Что люди друг о друге думают. И мне кажется, что у меня никогда не было такого разграничения. Я не вижу никакой иерархии. Для меня важно, чтобы дома у меня тоже были вещи, которые мне дороги. Я не вижу никакой иерархии между покупкой пальто, например, от Prada и покупкой какого-то предмета мебели. Или обивки для дивана. Для меня это имеет одинаковое значение. Я никогда не думаю об этом в таком ключе: «О боже. Я не буду этого делать. Потому что этого никто не увидит. Это дорого, но никто этого не увидит. Поэтому я не буду этого делать».

Давай поговорим о тканях, они просто прекрасны!

У нас есть два материала — Helia и Silas. При их создании мы отталкивались от поверхности и ощущений при прикосновении. Большинство тканей, над которыми я работал все эти годы для Kvadrat, были материалами, вся суть которых больше относится к цвету, но сейчас, мне кажется, я гораздо больше увлечен тактильностью и поверхностями. Как визуально, так и в буквальном смысле, когда ты к ним прикасаешься. Silas связан с концепцией о чем-то, что по ощущениям похоже на плюшевого медведя, которого не хочется выпускать из рук.

В прошлом, по-моему, в 2015 году, ты уже использовал свои ткани в контексте моды. Ты не планируешь снова к этому вернуться?

Я очень хочу использовать в одежде оба материала. Собственно, с этого всё и начиналось. Когда я занимался разработкой Helia и Silas, я много думал о Jil Sander. Когда я был в Jil Sander, я хотел уйти от тканей, которые мы там постоянно использовали. Я искал что-то новое. И это привело меня в Kvadrat. Я поговорил с человеком, который в Jil отвечал за ткани, и оказалось, что он слышал об этой компании. А потом мы заказали материалы и большую часть коллекций создали из тканей Kvadrat. А позже, много лет спустя, Питер Сэвилл, который на них работает, сказал: «Ребята, вам нужно связаться с Рафом, возможно, вы могли бы создать что-нибудь вместе». С этого всё и началось.

Перед тем, как мы попрощаемся, я хотел задать еще один вопрос: есть ли у тебя какой-то предмет интерьера, который ты купил очень давно, и который по-прежнему выделяется и вызывает у тебя сентиментальные чувства?

Наверное, мебель от Джорджа Накашимы. С самой юности я всегда интересовался тремя-четырьмя, может, пятью дизайнерами. В конце 80-х эти люди не пользовались большой популярностью. В те времена нужно было любить Филиппа Старка и всё такое. Но меня больше интересовали такие личности, как Накашима, Ле Корбюзье, Пруве и Перриан. Мне очень нравилась их социальная ответственность. Накашима казался мне очень интересным. Идея о том, что у мебели должна быть своя функция — возможно, всё дело в моем опыте бескомпромиссного индустриального дизайна.

В Kvadrat я придерживаюсь того же подхода. Мне нравится идея практичности и идея удовлетворения потребностей пользователя.

Раф Симонс поговорил о совместной работе с Kvadrat

То есть главное — это польза, вещь нужна не только для того, чтобы ею восхищаться?

Точно.

Ну, что ж, Раф, спасибо, что уделил мне время, это была приятная телефонная беседа. Надеюсь, что у тебя и твоих близких всё будет хорошо.

У тебя тоже. Надеюсь, в следующий раз мы уже не будем сидеть дома. Хотя, всё не так уж и плохо. Для всех. Мне кажется, это хорошее время для размышлений.

И есть время на чтение.

И сериалы!

Можешь что-то посоветовать?

Ну, сейчас я смотрел «Грешницу». Знаешь, мне очень нравится смотреть сериалы. Много всего разного. «Шиттс Крик» и всё такое. Иногда хорошо иметь возможность посмеяться, когда всё вокруг такое мрачное.

Аминь!

Источник: Highsnobiety.com

Изображения: Kvadratrafsimons.com

 

Читайте также 7 любимых архитекторов Канье Уэста