Растущая угроза заражения коронавирусом захватила мир высокой моды от Милана до Парижа. Дизайнеры, ритейлеры и покупатели стоят на пороге настоящего кризиса.

***

Дважды в год модные дома представляют миру свои коллекции Ready-to-Wear на будущий сезон. Из-за этого ритейлеры и репортеры, состоятельные покупатели и инстаграм-инфлюенсеры, руководители и небольшая армия профессионалов в сфере связи с общественности собираются в эдакий международный «бродячий цирк», который гастролирует из Нью-Йорка в Лондон, Милан и, наконец, Париж. 

В этом году февральское прибытие каравана в Милан совпало со вспышкой нового коронавируса, COVID-19, в Италии — она стала страной, наиболее пострадавшей от болезни за пределами Азии. А потому тысяча с лишним очень хорошо одетых людей несколько недель задавалась вопросом: не станут ли они глобальной угрозой здоровью населения, переносчиком заразы с первых рядов модных показов всему миру?

24 февраля заключительная часть этого месячного тура на неделю прибыла в Париж. В первый день показов количество зарегистрированных случаев заражения коронавирусом во Франции составляло всего 14 человек; в последний день их было уже более 200, и правительство страны запретило проводить мероприятия в замкнутых пространствах с участием более 5000 человек.

Многие посетители недосыпали, некоторые уже начинали чихать и кашлять от сезонной простуды. Перед показами модные дома раздавали маски. Несколько известных американских байеров и редакторов журналов решили уехать из Парижа пораньше; некоторые не приехали вовсе (американским командам Chanel и Louis Vuitton по связям с общественностью велели остаться дома). Крупнейшие показы посетило не больше 1000 человек. Еще одно шоу прошло в изолированном пластиковом тоннеле, похожем на одну большую лабораторную пробирку.

Как коронавирус отражается на модной индустрии

Персонал подготавливает показ Valentino в Париже, 1 марта

К середине недели приезжие из Америки начали обсуждать со своими нью-йоркскими работодателями стратегию возвращения в США. Нужно ли им изолировать себя — работать из дома — и на какой срок? На шоу Lacoste, предпоследнем показе Недели моды в Париже, около 20-30 процентов представителей СМИ от приглашения отказались.

Что продолжало распространяться без каких-либо ограничений, так это слухи. Люди говорили об отмене показа Miu Miu (мероприятие прошло по расписанию, но Миучча Прада решила не проводить свою обычную пресс-конференцию, хотя еще две недели назад после показа Prada в Милане она этот ритуал соблюдала). Из-за того, что движение транспорта в Италии ограничили, появились слухи о том, что Louis Vuitton воспользовался личным самолетом Бернара Арно, главы материнской компании бренда, LVMH, и одного из самых богатых людей в мире, для транспортировки своего багажа из зараженной коронавирусом Италии в менее зараженную Францию.

«Жаль, что я до этого не додумался!» — сказал президент Louis Vuitton Майкл Берк в ответ на вопрос об этом слухе.

Во вторник на показе LV, прошедшем в закрытом дворике Лувра, исполнительный директор группы, Антонио Беллони, вместо стандартного для индустрии приветствия рукопожатием или поцелуем в обе щеки здоровался с людьми, изображая приветствие «кулачком». Обстановка стояла жуткая: из-за обеспокоенности распространением коронавируса сотрудники Лувра перестали работать еще в воскресенье, фактически закрыв французский музей (в среду, спустя три дня, Лувр вновь открыл свои двери для посетителей). Генеральный директор подразделения моды LVMH Сидни Толедано поделился антисептиком из своей карманной бутылочки с председателем Condé Nast Джонатаном Ньюхаусом и его женой.

Как коронавирус отражается на модной индустрии

Милан, 23 февраля

На одном из показов к журналисту из The New York Times подошел репортер другого издания. Он спросил, правда ли, что в «Таймс» кто-то уже заразился вирусом? (Нет.) На следующем показе в тот же день один из руководителей другого бренда отпрянул в ответ на попытку другого репортера The New York Times пожать ему руку, избегая этого жеста (и зрительного контакта).

Конец модным показам?

Кризис ускорил темпы принятия решений по вопросу, нависающему над модой уже несколько лет. Модные показы — это дорого, трудоемко и вредно для окружающей среды. Стоят ли они того, чтобы занимать целый месяц?

Перед показом Alexander McQueen, который прошел в вечер понедельника в Париже, Франсуа-Анри Пино, глава люксового конгломерата Kering (владельца Gucci, Saint Laurent и Balenciaga), размышлял о том, нужно ли индустрии начать переводить свои шоурумы в цифровой формат и задуматься о новой системе. (Господин Пино шутливо — или полушутливо — говорил о том, что во время Недели моды он дважды в день измерял температуру, проверяя, нет ли у него одного из симптомов коронавируса).

Художественный директор Condé Nast и редактор Vogue Анна Винтур сказала, что она тоже размышляет о будущем. «Во время кризиса нам нужно подумать о радикальной перезагрузке», — считает она.

По мере того, как коронавирус всё больше распространяется — по всему миру зарегистрировано более 90 000 случаев заражения и более 3 000 смертей — индустрия всё меньше уверена в своей способности дальнейшего развития.

Неделю моды Rakuten Fashion Week, которая должна была начаться в Токио 16 марта, отменили (сейчас число зарегистрированных случаев заражения в Японии лишь немногим превосходит Францию). Последующие Недели моды в Шанхае и Пекине были отложены.

Ральф Лорен, который планировал устроить показ в Нью-Йорке в апреле, отменил мероприятие. Burberry отложил апрельское шоу в Шанхае. Gucci отменил майский показ в Сан-Франциско, Prada отменил показ, запланированный на тот же месяц, в Токио. А совсем недавно Versace объявил о том, что отложит свое круизное шоу, намеченное на 16 мая в пока еще нераскрытой локации в США.

Как коронавирус отражается на модной индустрии

На показе Dolce & Gabbana в Милане, 23 февраля

Госпожа Винтур оставалась в Париже до окончания всех показов — как и редакторы других изданий Condé Nast, в том числе Vanity Fair и Teen Vogue. Вместе со своей командой она обсуждала, как в нынешних условиях лучше всего можно оказать поддержку начинающим дизайнерам.

«Это творческая сила и поколение, которое должно вести нас вперед в будущем», — сказала Винтур. — «Если они испытывают финансовые трудности — в чем я уверена из-за малой проходимости в шоурумах, проблем с цепочкой поставок и желания людей держаться подальше от общественных мест — важно помочь им всеми возможными способами». В ближайшие дни она надеется анонсировать свой план. «Мы не можем позволить им сойти с дистанции», — сказала она.

После Парижа, прежде чем вернуться в Америку, Винтур запланировала посетить Лондон. Другие редакторы заявили, что вернутся в свои нью-йоркские офисы в понедельник — через 14 дней после вылета из Милана, что является рекомендованным периодом домашнего карантина, установленным Центрами по контролю и профилактике заболеваний США после посещения регионов с активным присутствием коронавируса. Другие вернутся на работу через две недели после возвращения из Парижа — самое ранее, в середине марта.

Настоящий кризис индустрии

«Проблема не в пустых местах на показах, а в том, что происходит в шоурумах, задержках в цепочке поставок и том, что всё это может значить», — сказал Паскаль Моранд, исполнительный президент Французской федерации Высокой моды — организатора Недели моды в Париже. — «В неопределенности и незнании того, как долго продлится эта ситуация».

На четырех основных Неделях моды в феврале и сентябре дизайнеры не просто показывают свои коллекции. Они их еще и продают. Байеры, нанятые ритейлерами (например, Nordstrom и Bloomingdale’s) и платформами онлайн-коммерции (Net-a-Porter, Matches Fashion) обсуждают с брендами размеры заказов и цены и решают, что попадет в магазины. Это происходит во время небольших встреч в шоурумах, проводимых отдельно от презентаций на подиуме.

Как коронавирус отражается на модной индустрии

Модель Кодзуэ Акимото в маске Marine Serre на Неделе моды в Париже

Дизайнеры говорят, что в этом сезоне уровень заказов падает. Это не обязательно относится к крупным компаниям вроде Valentino, Louis Vuitton и Tod’s, но больше применимо к небольшим независимым модным домам, в особенности тем, чье производство хотя бы частично расположено в Китае.

В попытке остановить распространение вируса тысячи китайских заводов, и так уже закрывшихся на время празднования китайского нового года, по-прежнему не начали работу, что привело к практически полной остановке производства и мучениям модных компаний, которые производят в стране свои сэмплы и товары. В настоящее время ожидаются значительные дополнительные издержки, связанные с объемом невыполненных заказов и логистическими задержками, а также надвигающаяся угроза для мировой торговли.

И дело не только в Китае. Аналитик Bernstein Люка Солка писал о последствиях COVID-19: «Ключевые цифры, за которыми нужно наблюдать на данный момент — это рост зарегистрированных случаев в провинциях Бергамо, Кремона и Брешиа» — итальянских производственных центрах.

Учитывая количество закрытых люксовых бутиков в Китае, падение продаж почти на 90% и то, что ритейлеры ключевых люксовых центров вроде Парижа уже подсчитывают убытки из-за значительного сокращения китайских туристов, снижение количества модных инсайдеров на первых рядах парижских и миланских показов — последнее, что сейчас волнует модную индустрию.

По оценкам инвестиционного банка Jefferies Group, на долю китайских покупателей приходилось 40% от 305 миллиардов долларов, потраченных на предметы роскоши в прошлом году, что делает китайцев самой быстрорастущей демографической группой покупателей в мире. Байеры обеспокоены тем, что продолжающиеся запреты на поездки негативно отразятся на их ресурсах.

«Заметно снижение количества байеров со всего мира, и особенно из Китая и Гонконга», — сказала основательница парижской премиальной марки женской одежды Dice Kayek, Айше Эге.

«Многие байеры говорят, что их бюджет сократили», — говорит Эге. — «Некоторые также спрашивали, можно ли отменить заказы или получить скидку, учитывая, что никто не знает, чего ожидать в будущем».

Как коронавирус отражается на модной индустрии

Лувр закрылся на три дня из-за опасений распространения коронавируса

В конце «модного тура» байеры обычно возвращаются в Милан для дальнейших встреч с итальянскими дизайнерами и шоурумами. Но в этом году их отменили. По словам одного владельца бутика, Милан превратился в мертвый город. Один из местных ресторанов, обычно пользующийся популярностью среди модной элиты, в один из последних вечеров заработал меньше 100 евро. Креативные директора Bergdorf Goodman и Saks Fifth Avenue не стали оставаться в Париже до конца Недели моды.

Но, как отмечает Эге, заказы не прекратили поступать полностью. Теперь они просто происходят удаленно. Не имея возможности прикоснуться и детально увидеть продукцию, байеры связываются с миланскими и парижскими дизайнерами по видеосвязи, используя эти разговоры, наряду с фотографиями из лукбуков и таблицами с предложениями для поставщиков, для того, чтобы принять решения по заказам на осенний сезон.

Основательница влиятельного чикагского бутика Ikram, Икрам Гольдман, сказала, что, несмотря на то, что она сократила количество заказов — «в условиях нестабильной экономики и задержек в поставках мы принимаем соответствующие меры предосторожности» — она по-прежнему старается искать и закупать одежду у новых дизайнеров.

«Это будущее, нельзя о них забывать», — говорит Гольдман.

Источник: Nytimes.com

 

Смотрите также список мероприятий, отмененных из-за коронавируса