Канье Уэст встретился со своим давним другом Ником Кэнноном. Во время длинного интервью на подкасте «Cannon’s Class» рэпер затронул такие темы, как аборты, желание носить Air Jordan, его избирательная кампания, сделка с Gap и его знаменитый выход на сцену во время речи Тейлор Свифт на VMA 2009.

Ниже мы собрали главные моменты из беседы, которую Кэннон назвал «одним из самых открытых интервью» в истории подкаста.

О приходе Вирджила Абло в Louis Vuitton и сделке с Gap

Два года назад Вирджил Абло был назначен креативным директором мужского отделения Louis Vuitton. А совсем недавно Уэст подписал 10-летний контракт о развитии линейки YEEZY X GAP.

«Когда Вирджил попал в Louis, меня это задело. Потому что я был Доном Louis Vuitton», — вспомнил Канье о своем давнем прозвище. — «Я знаю, я создал для этого предпосылки, но на тот момент я хотел быть Доном Louis Vuitton!»

Он рассказал о том, что позже при разговоре с представителем Gap тот неправильно его понял, подумав, что мечтой Уэста было сотрудничество с LV: «А я сказал: “Нет, смотри, как поступил Бог. На самом деле моей мечтой был Gap”. Потому что я работал в Gap, одевался в Gap, когда не мог позволить себе Abercrombie, покупал поло в рассрочку в TJ Maxx и Marshalls и еще даже не знал, что такое Louis Vuitton. Еще до того, как у меня вообще появилось о нем представление. Тогда я даже еще не слышал слово “высокая мода”. Мы просто пытались круто одеваться».

О желании носить кроссовки Air Jordan

Музыкант признался Кэннону в том, что хотел бы по-прежнему иметь возможность носить Air Jordan, но из-за контракта с adidas не может этого делать. «Недавно я размышлял о том, что в моем контракте с adidas обязательно должно быть прописано, что я могу носить “джорданы”. “Джорданы” должны быть частью репараций. Нельзя говорить чернокожему парню, что он не может носить Air Jordan. Такое должно быть в любой сделке. А еще у тебя должна быть возможность носить одежду твоих друзей».

О премии VMA 2009 и Тейлор Свифт

Как известно, Канье Уэст прервал Тейлор Свифт во время ее благодарственной речи за премию за лучшее женское музыкальное видео (награду получил ее клип на песню «You Belong With Me»). Тогда Уэсту показалось, что в номинации должна была победить Beyoncé с клипом «Single Ladies». Вспоминая об этом, хип-хоп-исполнитель заявил, что его действия благословил сам бог.

Канье Уэст прерывает речь Тейлор Свифт на VMA 2009

Канье Уэст прерывает речь Тейлор Свифт на VMA 2009

«Если бы бог не хотел, чтобы я выбежал на сцену и сказал, что лучшее видео было у Beyoncé, он бы не посадил меня в первом ряду», — уверен Уэст. — «Я бы сидел где-то сзади, и они бы вручили награду за эту номинацию первой, и Он бы не сделал так, чтобы всё было таким нелепым, потому что до того дня я даже не слышал об этом человеке. “Single Ladies” — это один из лучших клипов всех времен. Я пил Hennessy только потому, что не хотел идти на церемонию награждения, потому что всё это было подставой».

Об истории о первой беременности Ким

В июле Уэст провел в южно-каролинском городе Северный Чарльстон свою первую встречу с избирателями. Во время своей речи он вспомнил о временах, когда его жена, Ким Кардашьян, забеременела Норт, и встал вопрос об аборте.

«Для тех, кто хочет посмеяться над тем, что я плакал, вы понимаете, что благодаря Южной Каролине кто-то решил завести ребенка?» — заявил Канье в подкасте. — «Потому что они поняли, что я имею в виду. И если до этого они сомневались, они просто никогда не видели человека моего уровня, который бы сказал: “Посмотрите на это. Это семилетняя девочка. И ее могло здесь не быть”».

Он продолжил: «Мой отец заставил меня извиниться перед ним за то, что я поднял эту тему на людях. А еще он сказал, что культура абортов приучает людей к тому, что ребенок — это не настоящая душа. А ведь именно моя жена сказала: “Это душа”. И самое страшное, у нее были таблетки — таблетки, которые принимаешь, и на следующий день ребенка уже нет — эти таблетки были у нее в руке».

О безопасности на встречах с избирателями

Канье Уэст на встрече с избирателями

Канье Уэст в бронежилете на встрече с избирателями

Отмечая то, что в качестве кандидата в президенты он приходит на встречи с избирателями в бронежилете, Канье сказал: «Мне бы и сейчас лучше быть в бронежилете. Я всегда знал, что жилет будет частью моей кампании. Всё же в начале, середине и конце дня я остаюсь отцом. Очень многие отцы работают ради того, чтобы заботиться о своей семье.

О названии своей кампании «The Birthday Party»

Продолжая говорить о предвыборной гонке, Уэст раскрыл, что название его кампании является посланием в поддержку движения пролайф. «Когда я придумал название своей партии — “The Birthday Party” — это было забавно. Это было просто безумно, это было Йе-зумно. И я подумал: “То, что надо!” Потому что теперь у этих детей будет возможность отмечать дни рождения».

О невключении в список миллардеров Forbes

В конце 2019 года Канье Уэст заявил, что издание Forbes неправильно оценивает его финансовое состояние и зря не включает его в список своих миллиардеров. А в этом апреле, когда редакция вновь оставила его без упоминания, рэпер специально раскрыл документы о своих доходах, чтобы получить заветное звание.

«Бог говорит: “Ничто из этого не имеет значения”. Журнал меня игнорировал, но меня признал бог. Два года Forbes не включал меня в свои списки, говоря, что я не миллиардер. Но чем еще объяснить прыжок состояния от 240 миллионов до 3,3 миллиардов долларов, как не игнорированием? Казалось, что они считают, что не могут позволить людям узнать, что кто-то смог стать успешным, не придерживаясь их правил. Поэтому бог увеличил мое состояние».

О важности семьи

После обсуждения своей цели стать признанным миллиардером Канье Уэст заявил: «Достижение заключалось в том, чтобы получить признание и в то же время по-прежнему быть достаточно чувствительным для того, чтобы заплакать при мысли об аборте моей дочери. Один из моих друзей как-то сказал: “Ты не наслаждаешься этим”. Что же такое “это”? Норт не читает Forbes. Она лишь знает, дома ее папа или нет. Если меня нет две недели, она говорит: “Папа, я соскучилась”».

Канье Уэст и Ким Кардашьян со своими детьми

Канье Уэст и Ким Кардашьян со своими детьми

«Семья — это главное в жизни, вот и всё», — продолжил он. — «Начиная от нашей семьи и заканчивая друзьями и семьей, нашими коллегами и семьей, нашим городом и семьей, нашим штатом и семьей, нашей страной и семьей, нашим миром… В основе культуры человечества должна лежать семья. Культура семьи. Но проекты наших городов, наших школ, проекты очень многих вещей предназначены для того, чтобы не продвигать идею семьи, они предназначены для того, чтобы разделять нас».

О поиске бога во время помещения в рехаб

В 2016 году Канье Уэста госпитализировали в реабилитационную клинику, и именно это событие исполнитель связывает с обращением к богу. «Бог несколько раз ставил меня на колени. В первый раз, когда меня положили в больницу в 2016 году, я начал читать Библию. Это было частью того, что приготовил для меня бог. Знаете, у бога есть призвание для каждого из нас, и он по-разному нас использует».

Канье также признался, что не хотел, чтобы его новообретенная вера выглядела «не круто». «Не буду врать, мне нравится быть крутым», — заявил он. — «Когда я впервые попал в клинику, я сделал заметку: “основать церковь в Калабасасе”. И мы воспевали имя Иисуса на холмах в центре города потерянных ангелов! Ну, на самом деле в пригороде Лос-Анджелеса, но это не так круто звучит…»

О финансировании «Sunday Service»

В 2019 году Уэст запустил свой госпел-проект «Sunday Service» с еженедельными концертами.

«Каждый цент, который я получал от маркетинга Yeezy, я тратил на “Sunday Service”», — рассказал он. — «Каждый доллар. Если сложить затраты на оперы, полеты, то в прошлом году я потратил на “Sunday Service” пятьдесят миллионов долларов. На Ямайку полетело 120 человек. Yeezy сам себя продает. Поэтому вместо того, чтобы платить за рекламу, я вложил деньги в церковь. Я вложил деньги в распространение Евангелия. Я вложил деньги в воспевание имени Иисуса на небесах».

О том, как Yeezy Boost 350 затмили Nike Rosche

Уэст рассказал Кэннону о том, что когда он еще только занимался разработкой кроссовок, главной моделью были Nike Roshe. И он хотел создать что-то лучше них — так появились adidas Yeezy Boost 350.

«Когда мы с Вирджилом проходили стажировку у Джузеппе Занотти, и он учил нас разрабатывать обувь и всё такое, в аэропорту мы часто видели кроссовки от Nike под названием Roshe», — вспоминает Канье Уэст. — «Это была вторая по популярности модель Nike — первыми были Monarch, главные кроссовки в отцовском стиле. И это было еще до того, как отцовские кроссовки стали модными. Я посмотрел на эти Roshe и сказал: “Я должен затмить эти кроссовки”. И теперь в аэропортах вы обязательно наткнетесь на 350 и уже не увидите Roshe».

 


Тем временем марка Канье Уэста продолжает выпускать новые модели кроссовок и шлепанцев — на очереди сентябрьские релизы Yeezy