Порой может показаться, что дизайнеры самых известных брендов модной индустрии участвуют в бесконечной игре «Музыкальные стулья». Но на каждого Карла Лагерфельда, десятилетиями руководящего студиями дизайна в Chanel и Fendi, и Джорджио Армани (тот же случай), приходятся десятки тех, кто в один момент креативный директор роскошного дома, а в другой — вытеснен из своего позолоченного кресла. И иногда это случается всего за каких-то полтора года.

Но что происходит потом?

Advertisement

Как оказалось, много всего, даже несмотря на то, что они уже не выходят на финальный поклон. Начиная от новых профессиональных проектов до старых хобби, личных открытий и неожиданных увлечений. Несколько недавних «выпускников» модной индустрии поговорили с The New York Times о том, что стало с их жизнью после ухода с поста креативного директора.

Прежде всего, несмотря на то, что у каждого из них свой путь и разное отношение к (не)возвращению к модным показам, все они сходятся в одном: перерыв в работе сделал их счастливее. 

Альбер Эльбаз

Креативный директор Альбер Эльбаз - Молодежный Центр

Последнее место работыкреативный директор Lanvin, 2001-2015

Ранее: креативный директор Guy Laroche и Yves Saint Laurent Rive Gauche

«Мне кажется, совершенно нормально, что, если у человека в жизни будут происходить большие изменения, он захочет просто исчезнуть. Хочется иметь возможность смотреть на что-то, и чтобы на тебя не всегда смотрели. Невозможно постоянно «наслаждаться моментом», когда ты стоишь во главе крупного бренда. Вечные конференц-звонки, встречи и рабочие поездки – у тебя нет времени подумать и помечтать.

После ухода из Lanvin я создал коллекцию женских сумок совместно с Sportsac. Еще я много путешествовал в свое удовольствие, сосредоточившись на одном вопросе: почему мода переживает такой поворотный момент? Теперь мой подиум – это улицы. Я также много думал о том, как индустрия работает в целом: мир онлайна против оффлайна, глобальность против локальности, печатные издания и реклама против цифровых. Еще меня очень заботило следующее: влияет ли на работу дизайнеров то, что они постоянно гуглят и сидят в инстаграме? Мне кажется, влияет. Я боюсь, что из-за этого дизайнеры становятся ленивыми.

Я прочел много лекций, побывав везде, от Университета Цинхуа в Китае до студенческих мастер-классов в школе дизайна Parsons в Нью-Йорке и Центральном колледже искусства и дизайна имени Святого Мартина в Лондоне. Я люблю преподавать. И меня очень заинтересовал технологический сектор. Я встретился со многими руководителями стартапов и предпринимателями, в частности в Израиле, занимающихся передовыми технологиями за пределами модной индустрии. Я практически стал исследователем, заинтересованным в том, что из этих площадок может почерпнуть творческая натура. И чему они могут научиться у нас. Я пытался съездить в отпуск. Но честно говоря, мне не нравится ни лето, ни пляжи, ни круизы. Для меня отпуск кажется работой».

Фрида Джаннини

Креативный директор Фрида Джаннини Жизнь после модных показов

Последнее место работыкреативный директор Gucci, 2006-2014

Ранее: старший дизайнер аксессуаров Fendi

Место проживания: Рим

«Для меня первый год после ухода из Gucci был неким восстановлением. У меня было такое ощущение, как будто меня катапультировали обратно на планету Земля. 20 лет я жила в другой реальности: в центре большой компании, постоянно преследуемая СМИ. Мне казалось, как будто я находилась в каком-то пузыре. Я начала по-другому ко всему относиться. Я спрашивала себя, как мне удалось всего этого достичь и справиться еще с миллионом вещей, при этом имея дочь, мою Грету.

Я отправилась на Карибы, и я помню, что поехала в отпуск в марте, чего до этого никогда не делала. Я готовила, много занималась верховой ездой. А потом Грета, которой тогда было три года, подхватила страшный вирус, из-за которого у нее начались проблемы с левой стороной тела. Тогда мне поступало множество предложений, в основном международных, но я решила на год отложить все дела.

С тех пор я поучаствовала в нескольких небольших коллаборациях: не только в модной сфере, но и посвященных изысканным украшениям. Я была своего рода гострайтером. Я не хотела, чтобы мое имя где-то упоминалось, и я обязательно включала это в соглашение. А потом я начала новую карьеру. Я всегда много занималась благотворительностью, в том числе когда работала в Gucci. Как-то со мной связалась организация «Save the Children», и так в 2017 году я стала членом совета директоров. Я хотела заполнить свое время новой реальностью. Помимо работы в совете директоров, я ездила в Иорданию и Сирию, проводила благотворительные вечера у себя дома. Теперь это моя полноценная работа, и я получаю от нее большое удовлетворение. Я не хочу плохо отзываться о мире моды. Я получила бесценный опыт и познакомилась со многими замечательными людьми, но сейчас индустрия очень сильно отличается от того, что было четыре года назад. В ней много диджеев и намного меньше дизайнеров. Не уверена, что я могла бы быть частью этого мира».

Питер Коппинг — креативный директор

Креативный директор Питер Коппинг Жизнь после модных показов

Последнее место работыкреативный директор Oscar de la Renta, 2014-2016

Ранее: художественный директор Nina Ricci, дизайнер в Louis Vuitton и Sonia Rykiel

Место проживания: Париж и Нормандия

«Я не прекращал работать над созданием коллекций целых 25 лет. На первых порах я разрабатывал по две коллекции в год. Когда я покинул Oscar de la Renta, я занимался шестью, одна коллекция за другой. Я постоянно был в разъездах из-за закрытых показов, и мне казалось, что я ничего особо не создаю. Было ощущение, что у меня нет времени хорошенько подумать.

Но когда пришло время уйти, и я вернулся во Францию, это тоже стало серьезным ударом по системе. Свободное время казалось чем-то совершенно чужим и непонятным. И всё же оно оказалось очень полезным. Я не поехал прямиком в Париж; сначала я отправился в Нормандию, где у меня и у моего партнера есть загородный дом. Из Нью-Йорка в Нормандию, можете себе представить?

Вместе мы сделали то, чем всегда хотели заняться: мы отремонтировали наш дом. От ежедневных обедов за компьютером я перешел к тому, чтобы уделять время настоящим радостям жизни. К нам приезжали друзья и близкие. Я побывал в Тоскане и некоторое время ходил в кулинарную школу. Было здорово.

Я был бы рад так проводить всё свое время, но в финансовом плане мне это не подходило. Поэтому я стал пишущим редактором в Architectural Digest. И недавно со мной начали связываться клиенты времен Nina Ricci и Oscar de la Renta, так что я делаю некоторые работы на заказ, пользуясь услугами небольших ателье Парижа, которые не прочь заняться единичными проектами. Мне нравится делать индивидуальную работу, например, demi couture или свадебные заказы. Тем не менее, это всё же ненастоящий мир моды. Так что у меня есть интересное объявление, связанное с модной индустрией, которым я поделюсь ближе к концу года».

Дженна Лайонс

Креативный директор Дженна Лайонс Жизнь после модных показов

Последнее место работыпрезидент и креативный директор J. Crew; начала работать в компании в 1990 году сразу же после выпуска из школы дизайна Parsons и покинула свой пост в 2017 году

Место проживания: Нью-Йорк

«После ухода из J. Crew я вообще ни над чем не работала. И это были лучшие полтора года в моей жизни. Мне нужно было время. Я люблю J. Crew, время, которое я провела там и всех тех невероятных людей, с которыми на протяжении стольких лет мне довелось поработать. Но я недооценивала, насколько большой была та часть жизни, которую они занимали. А теперь я уделяю время своей семье.

Самой невероятной роскошью было отсутствие каких бы то ни было планов в календаре. Я спала днем. Я ела мороженое на завтрак. Я ходила к врачу, а после могла пешком пройти 40 кварталов до дома, просто впитывая в себя город. Я вернулась к чтению. И я всему говорила «нет». Это было прекрасно.

Но я скучаю по некоторым аспектам своей прежней жизни. Мне не хватает ощущения, что я – часть команды. Я скучаю по созданию чего-либо, что можно увидеть и подержать в руках. Я вернусь к этому. Но в следующий раз всё будет по-другому. Сейчас я с таким волнением и интересом жду того, что будет дальше. Жду перемен и того, что всё будет совершенно неузнаваемым. Мне это кажется чем-то захватывающим и в то же время очень страшным».

Марко Дзанини

Креативный директор Марко Дзанини Жизнь после модных показов

Последнее место работыкреативный директор Schiaparelli, 2013-2014

Ранее: креативный директор Rochas и Halston, креативный директор женской линии Versace

Место проживания: Милан

«Сколько себя помню, я всегда работал в модной индустрии, во всех этих крупных городах, на всех уровнях ответственности. Многие мои мечты исполнились, но теперь, когда я слез с этих американских горок, я понял, что у меня есть и другие желания, которые можно реализовать совсем по-другому. Недавно я работал над совместными проектами с небольшими миланскими брендами – Santoni и Aspesi – и почувствовал, как сам процесс меня раскрепощает. Я вижу в них свежесть и энергию, которых мегакорпорациям сейчас, как правило, не хватает. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление.

После Schiaparelli мне казалось, что жизнь наконец вновь оказалась в моем распоряжении. В крупных брендах у тебя никогда нет времени на себя. Я никогда не переставал работать, никогда. Я забыл о том, что жизнь может быть лучше. Я так много времени уделял тому, как создать очередную лучшую вещь в мире. Теперь я могу сосредоточиться на том, чтобы создать что-то лучшее для себя. Я занялся декором своей квартиры и наслаждался каждой минутой работы.

Мне повезло, я получил несколько предложений о работе. Но сейчас я подумываю о том, чтобы заняться собственным делом. Всё находится на ранней стадии, и я не хочу торопиться. Но я с нетерпением жду того, что будет дальше».

Бушра Жаррар — креативный директор

Креативный директор Бушра Жаррар Жизнь после модных показов

Последнее место работыкреативный директор Lanvin, 2016-2017

Ранее: основательница марки Bouchra Jarrar, которую она закрыла в 2016 году; директор студии Balenciaga и руководитель направления кутюр Christian Lacroix

Место проживания: Париж

«Мой годовой отпуск позволил мне сделать паузу, которую я откладывала целых 25 лет, и проанализировать то, что было для меня важно. В частности, я хотела оказывать помощь нуждающимся. Мы с моей близкой подругой Лорой дю Павийон начали работать над новым благотворительным проектом. Наше внимание направлено на женщин в возрасте от 18 до 26 лет, которые прожили невероятно трудную жизнь. И теперь мы можем помочь им с помощью моды. Музей декоративного искусства в Париже, его директор Оливье Габе и его команда оказали огромную помощь в воплощении этой идеи в жизнь, организовав творческие мастерские и выставку Dior. Большинству из этих девушек до этого никогда не приходилось бывать в музее. Глубина их эмоциональной реакции на то, что они увидели, и было тем признанием, которое мы надеялись получить в этом проекте. Это доказывало, что мы поступаем правильно.

Я всегда твердо верила в возможности моды в качестве важного инструмента, помогающего женщинам обрести уверенность в себе, и именно поэтому работать с женщинами, которые потеряли всякое самолюбие, было так важно, полезно и в то же время сложно. Я хотела помочь им испытать собственные творческие способности. Выразить свои взгляды. Я точно знаю, что в какой-то степени этот проект всегда будет присутствовать в моей жизни.

В прошлом году я также много времени уделяла своему творческому развитию. Уже несколько месяцев я занимаюсь арт-дирекшном альбома одного замечательного исполнителя, который совсем скоро должен выйти. Все эти проекты помогли мне распланировать свое будущее. Сейчас основная задумка заключается в том, чтобы вернуться к моде. Возможно, это будет еще один крупный бренд, или я вновь буду работать под своим собственным именем. Но в любом случае, одной из предпосылок к этому должно будет стать партнерство с отличным генеральным директором, партнером, который сможет грамотно управлять всеми аспектами бизнеса и иметь стратегическое масштабное видение».

Джонатан Сондерс

Креативный директор Джонатан Сондерс Жизнь после модных показов

Последнее место работыкреативный директор Diane von Furstenberg, 2016-2017

Ранее: основатель марки Jonathan Saunders, которую он закрыл в 2016 году

Место проживания: Нью-Йорк

«Уже несколько лет меня не покидает желание создать коллекцию мебели. До того, как я начал изучать моду, я обучался дизайну продукта. И как только я понял, что сделал в DVF всё то, что намеревался сделать, в 2018 году я решил наконец сосредоточиться именно на этом. Я решил остаться в Нью-Йорке и жить с моим партнером на переоборудованной столетней гуталиновой фабрике, которая выходит на Ист-ривер в Вильямсбурге.

Когда я был маленьким, всё, чем я хотел заниматься, это работать и хоть чего-нибудь достичь в этой жизни. Кроме рабочих поездок, когда у тебя едва ли хватает времени на то, чтобы проникнуться новым местом, я редко путешествовал. Меня всегда вдохновляли Япония и Индия, поэтому после ухода из DVF я два месяца ездил по Японии и Раджастану. Моё сознание было переполнено идеями, связанными как с дизайном, так и с самой жизнью. Это оказалось одним из лучших решений в моей жизни.

Помимо разработки собственной мебели я также курирую группу молодых дизайнеров в Лондоне, у которых не хватает средств, необходимых для запуска собственных брендов. Я считаю, что люди должны становиться дизайнерами благодаря своему таланту, а не привилегиям. Сейчас в Великобритании это сложнее сделать, чем во времена моего студенчества, когда я мог положиться на стипендию. Мне нравится больше думать о других людях. Через год разработки бесконечных коллекций, маркетинговых стратегий и коллабораций можно слишком зациклиться на себе.

Но я люблю моду. Я скучаю по человеческому фактору, по тому, как одежда и дизайн изменяются вместе со своим носителем. Я очень рад вновь стать частью этого, при этом поддерживая новые методы работы, которые сейчас появляются, а не обременяя себя консервативными процессами и формулами».

Массимо Джорджетти — креативный директор

Креативный директор Массимо Джорджетти Молодежный Центр

Последнее место работыкреативный директор Emilio Pucci, 2015-2017

Сейчас: креативный директор бренда MSGM, который он создал в 2008 году

Место проживания: Милан

«После ухода из Pucci я понял, насколько сильно всё изменилось, включая меня. MSGM по-прежнему остается небольшим брендом, и межличностные отношения для нас до сих пор имеют больше значение, что, к сожалению, в крупных компаниях часто исчезает. Во время моего частичного отсутствия бренд как будто заснул. Я сразу же начал усиленно работать, чтобы дать бренду толчок к росту. Мы переехали в более просторный офис, наняли нового генерального директора и привлекли новых инвесторов.

Также я больше внимания стал уделять своей личной жизни. Когда я работал в Pucci, мне приходилось попеременно жить во Флоренции и Милане: три дня в одном городе, два – в другом. Это было очень тяжело. Это так всё усложняло: ради ужина с друзьями, простого похода в кино или спортзал всё приходилось планировать заранее, и часто планы отменялись в самую последнюю минуту. Моя жизнь за пределами офиса остановилась.

Вернувшись в Милан, я выделил больше времени на свои интересы, например, спорт, который я обожаю: я занимаюсь йогой, бегаю, тренируюсь и плаваю в бассейне. Раньше я не мог всего это делать. К тому же, теперь я хожу по музеям и выставкам, выбираюсь куда-то поужинать с друзьями. Я люблю готовить и делать коктейли: я считаю себя отличным барменом. Я наконец-то купил себе прекрасный дом у моря в Лигурии, куда я езжу отдыхать. И последнее, я принял самое важное решение: в октябре я женюсь на своем партнере, с которым мы встречаемся уже восемь лет. Так что, я бы сказал, что сделать столько всего за каких-то 12 месяцев не так уж и плохо».

Источник: Nytimes.com

 

О том, почему движение против меха завоевывает все больше сторонников в индустрии моды читайте здесь.