Вечерний сумрак только поглотил закат на марракешском фестивале Oasis Festival, а сотни его юных посетителей уже сходят с ума. Но это никак не связано с заходом солнца. Во всем виноват Вирджил Абло – диджей с открывающим сетом на главной сцене – который только что дропнул «Fade» из альбома Канье Уэста «The Life of Pablo».

Oasis считается фестивалем электронной музыки, и Вирджил Абло выступает с соответствующим сетом, миксуя элементы классического хауса с неотъемлемыми компонентами клубной музыки Великобритании, современной электроникой и даже вставками этнической музыки. Беглый обзор присутствующих говорит о том, что эта толпа, которая кое-что смыслит в моде: Supreme, Palace и, конечно же, OFF-WHITE – это лишь несколько примеров из представленных здесь популярных брендов.

Если вы – поклонник этих марок, велика вероятность, что вы любите хип-хоп. Уроженец Чикаго Вирджил Абло прекрасно осведомлен об этой взаимосвязи и дает толпе то, чего они просят, приправляя свой сэт катами таких исполнителей, как Трэвис Скотт и Giggs. Это дико веселое сочетание, и в конце концов даже самые пьяные ребята встают, чтобы потанцевать.

Говорить о том, что у Абло напряженный график, было бы излишне. Все и так это знают. Этим утром Вирджил Абло прилетел из Парижа в Марокко, а завтра, прежде чем оказаться в Великобритании, отправится на Ибицу.

«Человек многих профессий», «универсальный человек», «человек эпохи Возрождения» – это лишь некоторые примеры того, как называют креативного директора Louis Vuitton. Но еще важнее то, что Вирджил Абло – хороший парень, с радостью готовый сфотографироваться и поболтать со всеми ребятами, которые к нему подходят. На следующей неделе Вирджил Абло играет в легендарном клубе Глазго Sub Club, и когда я упоминаю о том, что я оттуда, он хочет разузнать побольше, что выливается в обсуждение Hudson Mohawke и команды LuckyMe.

Люди часто недоумевают, как у него хватает времени на карьеру диджея, но что ясно, так это то, что Вирджил Абло ее обожает. Вирджил Абло любит музыку и до сих пор узнает и обучается новым вещам, несмотря на то, что начал заниматься этим еще в подростковом возрасте.

После окончания сета мы встретились с ним для того, чтобы пообщаться за кулисами.

Вирджил Абло интервью для Highsnobiety

Сезон фестивалей почти закончился. Каким для тебя был 2018 год?

Это самый прогрессивный год в моей карьере диджея. Это мой 20-ый год.

Серьезно?

Да. Забавно, что в начале года я говорил о том, что собираюсь бросить это дело. Я даже выложил это в инстаграме.

В декабре 2017 я увидел, как играет DJ Harvey. Я подумал: «Вот в чем суть диджеинга», – проживать множество жизней и контролировать вечера людей, понимаешь? Он играл шесть часов или около того. Я подумал: «Вот что я хочу делать. Я хочу перестать диджеить. Я возьму перерыв на год и просто буду выходить на танцпол, стоять у диджейского пульта, слушать, как играют мои друзья». Так я начал этот год – не играл в январе, феврале, марте – а потом на меня внезапно сошло озарение, что я просто не в тех местах диджеил.

Из-за чего так получилось?

Ну, знаешь, в Америке клубная самобытность по большей части выдохлась. Но теперь, проводя больше времени в Европе, я играл в тех клубах, музыку которых я ценил. И теперь мы здесь, в Марракеше – в тот самый год, когда я должен был оставить диджеинг.

Расскажи о своей песне лета-2018?

О, их так много. Но на первом месте стоит трек моей подруги Пегги Гу «Han Jan». Мне кажется, она – просто дар диджеингу, и песня, которую она выпустила в начале года, до сих пор не потеряла свое значение. Конечно, у меня есть и любимые рэп-треки: У Drake, Канье, Трэвиса Скотта, Playboi Carti вышли одни из моих любимых альбомов года.

Несколько недель назад я был в Лондоне, и там быстро набирает популярность Octavian. Ты недавно разработал обложку для его микстейпа.

Octavian, новичок года. «Party Here» – одна из главных песен года.

Думаю, это одна из лучших британских хип-хоп песен в истории.

Skepta и Octavian, Wiley, Double D. Сцена Великобритании жива и здорова. Грайм никуда не делся. Как я вообще мог устроить себе годичный перерыв, когда люди, как мне кажется, выпускают лучшую музыку, возможно, даже в истории?

Сильно ли изменилась клубная сцена в США? Тебе не кажется, что она становится более европейской?

Нет. Это забавно. Я американец. Я из Чикаго. Это, наверное, самое важное в моем диджействе.

Я говорил об этом с Дерриком Картером за диджейским пультом. Мы по-прежнему живем в Чикаго. Хаус, техно – вот, что я слушал в детстве по радио, но дело в том, что в Америке нет клубов, в которых играют хаус и техно. Я могу сыграть в Бруклине или в Майами.

Не пойми меня неправильно, хорошие клубы есть, но я построил свою диджей-карьеру на том, во что я мог вписаться, и обычно это означало хип-хоп-клуб. До эпохи Been Trill мы были первыми, кто ставили треки Трэвиса Скотта в клубах, где выпивка продавалась в бутылках. Или ставили песни Hudmo наряду с пластинками Канье или Skepta. Радостное открытие, которое я совершил в этом году, заключается в том, что клубная культура есть везде.

Вирджил Абло о карьере диджея в интервью для Highsnobiety

Кстати, о Чикаго, тебе когда-нибудь нравился стиль «футворк»?

Конечно. Дело в том, что всё зависит от места. Если посмотреть, как я играю, у меня всегда подготовлена флешка. Где бы я ни играл, я всегда стараюсь отдать дань уважения этому месту или тому, что меня вдохновило, поэтому когда я играю в Чикаго, в ход идет футворк, но всё же это творчество современных ребят типа Hollywood Holt, Million Dollar Mano или DJ Spinz. Покойся с миром, DJ Rashad. Для меня это классика. Это просто какие-то запредельные пластинки, понимаешь?

Побывав на твоих сетах в Лондоне и Париже, я заметил, что ты не только ставишь современную музыку, но еще и исследуешь историю места, в котором ты играешь, через более старые жанры. Планируя сеты для более отдаленных мест, взять тот же Марракеш, ты используешь тот же подход?

Да. Для меня разнообразие – иметь возможность играть всё, что захочется – это основа диджеинга. Ну, знаешь, как Гиллс Питерсон, Francois K, DJ Harvey, Benji B. Benji B учит юных диджеев, как диджеить с современными установками.

Поэтому я всегда остаюсь собой. Но в какой-то степени радость от того, что я устраиваю DJ-сеты в Европе, заключается в том, что я не играю в Америке. В Америке в клубах обычно подают напитки в бутылках. Там другие алкогольные показатели, поэтому мне нравится привносить то, что я умею, в европейские условия – немного рэпа, хауса, техно. Но по сути, я просто ставлю всё, что мне нравится.

View this post on Instagram

“LUXURY SOUND”

A post shared by @ virgilabloh on

Многие говорят о смерти местного радио, но демократизация интернета позволяет людям взаимодействовать как никогда раньше. Например, можно слушать BBC Radio и таких исполнителей, как Benji B и Гиллса Питерсона, со всего мира, что, определенно, оказало сильное влияние на музыку.

У меня было несколько музыкальных пожеланий, одно – чтобы Канье Уэста считали самых великим музыкантом всех времен.

Другое – чтобы «Boy in da Corner» вышел еще в моем детстве. Dizzee [Rascal] играл в Чикаго в каком-то месте, которое называется «Subterranean», и я тоже пошел туда, потому что слушал Benji B и Гиллса Питерсона уже около 12 лет. Я подумал: «Надеюсь, такое звучание станет популярнее в Америке», – но этого так и не произошло. А потом появились Skepta, Boy Better Know, DVD Practice Hours. Это то, за чем я наблюдал, надеясь, что движение станет большим.

Еще одна моя музыкальная мечта заключается в том, чтобы мои друзья из Нигерии через лондонскую грайм-сцену смогли оказаться на фестивале Coachella и стать известными в США. Я люблю музыку так же сильно, как моду, и мне кажется, такие небольшие успехи – Lunice и Hudmo распродают все билеты на свои концерты в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке, будучи из Монреаля и Глазго – говорят о том, что нишевые культуры всё еще могут добраться до вершин.

В начале года ты выпустил свой первый EP с Boys Noize. Вы до сих пор работаете вместе?

Да. У нас было несколько совместных сессий, которые и вылились в этот EP. Мы с ним на одной волне. Мы оба обожаем музыку, мы оба обожаем диджеить. Я обожаю создавать что-то в любой форме. Он меня очень сильно поддерживает в плане продакшена. Вот почему мы выпускаем музыку.

Наверно, очень вдохновляет работать с таким человеком, как он.

Да, он – легенда. Его ждет долгая карьера в сфере диджеинга.rock Он отличный продюсер. Он может продюсировать всё, что угодно, одновременно работая над пластинкой A$AP Rocky и треками под лейблом Solomun. Мне хочется расхваливать всех, кто развивает этот жанр диджеинга. Я живу во Франции, поэтому Bromance Records, Brodinski, Myd, Guillaume Berg, Gesaffelstein, Louisahhh имеют для меня большое значение. Все, от Ed Banger и DJ Meti до Busy P.

Я помню, какими крутыми были ребята с лейбла Ed Banger Records, например, Justice. Возможно, сейчас они не такие популярные, но видно, как сильно им всё это по душе. Поэтому они и продолжают этим заниматься.

Да, точно. В лайн-апе Coachella и Lollapalooza до сих пор много таких ребят. Мы все сближаемся, и музыкальные жанры перемешиваются между собой. И это повод для радости.

Что, на твой взгляд, будет популярным в 2019 году?

Меня вдохновляют андеграундные продюсеры. Я пытаюсь найти современные пластинки с историческим корнями. Всё, что появляется в аутентичных местах – я это поставлю. Конечно, я борюсь за смешанные жанры. Моей новой музыкальной мечтой будет, чтобы кто-нибудь типа Playboi Carti, WizKid или Gunna поучаствовали в афробит-треке с каким-нибудь чуваком из Нигерии. Кто знает?

Нетрудно догадаться, что ты не считаешь музыку или диджеинг «работой».

Лучшее занятие на все времена – это просто жить.

 

Источник: Highsnobiety.com