Урожденный хорват Дамир Дома олицетворяет в себе сложное смешение своей европейской истории. Постоянно изменяясь, его развивающаяся эстетика является сбалансированным сплетением всех мест временного обитания дизайнера. Каждый переезд Дамира — сначала из Хорватии в Германию, затем в Бельгию, во Францию и совсем недавно в Италию — сопровождался изменениями в его стиле, благодаря чему его бренд стал одним из самых сложных в модной индустрии.

Свой путь в мир моды Дамир Дома начал еще в детстве. Он рос в мастерской своей матери в окружении тюля и швейного оборудования, так что другого варианта профессии у него никогда и не было. После изучения моды в Мюнхене и Берлине в 2004 году Дома переехал в Антверпен для того, чтобы продолжить обучение у своих героев — Рафа Симонса и Дирка Шенбергера. Несмотря на то, что он боготворил этих бельгийцев, личные амбиции Дома тоже давали о себе знать, и в 2007 году дизайнер решил действовать самостоятельно, открыв в Париже свой магазин. Его одноименный бренд Damir Doma тут же взволновал общественность. Дебютный показ мужской коллекции в рамках Недели моды в Париже вызвал шквал одобрения и сравнение с Риком Оуэнсом и Йоджи Ямамото, вскоре после чего на престижной улице Фобур Сент-Оноре появился флагман его компании. К 2010 году Дамир Дома запустил женскую линию одежды, а также мужской диффузный бренд SILENT со множеством поставщиков по всему миру.

Однако в 2015 году настало время перемен. В ответ на нынешнее состояние индустрии — и чувствуя, что сравнения с известными личностями навешивают на него ярлыки — Дамир Дома переехал и обновил свой бренд. Теперь, базируясь в Милане, Дома представляет теплые коллекции, больше не ограниченные темной цветовой палитрой. Три года спустя дизайнер счастлив как никогда. Издание Grailed поговорило с Дома обо всём, начиная с его скромных начинаний до большого переезда, а также о том, что ждет новый бренд Damir Doma в будущем.

Когда ты был маленьким, твоя мама была дизайнером и управляла ателье в Германии. Как это повлияло на твою карьеру? Дизайн одежды всегда был для тебя очевидным выбором?

Я уверен, что то, что я наблюдал за работой мамы, явно сказалось на выборе моего собственного пути — по сути, я пошел по ее стопам. Я не могу сказать, что это было каким-то выбором. Не было такого, чтобы я стоял на перепутье и должен был принять решение о том, в какую сторону мне стоит пойти. Меня всегда очень привлекало творчество и в особенности процесс создания чего-либо.

Ты родился в Хорватии, вырос в Германии, учился в Бельгии, а сейчас живешь в Милане. Как все эти совершенно разнородные факторы повлияли на твою эстетику?

Еще не забывайте о том, что я девять лет провел в Париже, где я по-настоящему научился изысканности и элегантности. Прежде всего, я считаю себя европейцем. Все эти культуры имеют огромное значение в становлении моей идентичности как человека и, следовательно, как автора. Я не думаю, что могу всецело отнести себя лишь к одной из них. Благодаря этому я могу свободно выбирать и смешивать какие-то отсылки. В итоге всегда получается что-то новое и личное.

Дамир Дома о прошлом, настоящем и будущем

После окончания обучения моде ты работал на успешных дизайнеров — в частности, на Рафа Симонса и Дирка Шенбергера. Чему тебя научила работа с этими дизайнерами? В какой момент ты понял, что тебе нужно действовать самостоятельно?

Должен признать, что во время учебы — да и до нее — такие дизайнеры, как Раф и Дирк, были для меня настоящими героями. Моей единственной мечтой тогда было жить в Антверпене и работать на одного из своих кумиров. Оглядываясь назад, не могу сказать, был ли я хорошим или плохим помощником. Моя мечта о создании собственного бренда была такой сильной и явной, что я, наверное, никогда не был полностью привержен работе, которую я делал для кого-либо еще.

Во всяком случае, работая на Рафа и Дирка, я узнал о том, как действительно устроен модный бизнес — об этом тебе в школе моды никто не расскажет. Работая в сложных условиях, большинство независимых брендов постоянно переживает взлеты и падения. В конце концов, это борьба за выживание. Но самый важный урок, который я смог извлечь, живя в Антверпене, заключается в том, что нет правильного или неправильного пути развития, и нет стандартизированного пути к успеху. На самом деле вся суть в том, чтобы понять, кто ты и где ты хочешь оказаться.

В начале твоей карьеры (2007 год) после ухода Слимана из Dior Homme в мужской моде наступило своего рода затишье. Все выпускали только «скинни». А твоя первая коллекция пошла в совершенно другом направлении. Было ли это лишь самовыражением, или ты устал от одинакового ассортимента мужской одежды?

Действительно всё так и было. Тогда силуэт «скинни» был практически повсюду, и люди начали искать что-то новое, поскольку мода всегда ассоциируется с переменами. В первые годы карьеры в своих мыслях и подходе к работе я больше походил на художника, чем на дизайнера. Суть моих коллекций заключалась в самовыражении.

Моя первая коллекция была во многом навеяна женской одеждой и мыслью о создании мягкого, задрапированного мужского силуэта. Эта концепция явно противоречила стилю «скинни» и приталенным силуэтам Эди Слимана в Dior. В конечном счете, эта коллекция прославила меня в модной индустрии. Я сделал нужную вещь в нужное время, и я бы сказал, что в этом и заключается суть моего бренда.

Дамир Дома о прошлом, настоящем и будущем

После первых сезонов твой бренд в какой-то степени загнали в рамки — ему стали приписывать готический и мрачный стиль. Такая характеристика тебя напрягала? Как ты на это отреагировал?

Мне просто ужасно не нравилось, что меня как-то ограничивают. Я хотел следовать своему собственному видению и не хотел принимать то, что люди могут поставить меня в один ряд с 10 другими брендами. Сейчас, конечно, я должен признать, что то, что меня сравнивали с такими дизайнерами, как Рик Оуэнс, Анн Демельмейстер, Йоджи Ямамото и так далее, было огромным комплиментом.

Как бы то ни было, где-то в 2010 году я решил пойти в другом направлении. С одной стороны, это было реакцией на ту характеристику, но с другой — это было серьезным развитием моего стиля. Я просто хотел двигаться дальше.

В прошлом ты говорил, что ты минималист, однако твои коллекции за прошедшие годы значительно изменились. Ты по-прежнему считаешь себя минималистом? Что для тебя значит это понятие?

Я определенно считаю себя минималистом, но в то же время я думаю, что нам стоит переформулировать смысл минимализма по сравнению с тем, какое значение в него вкладывалось в 90-е. Я хочу, чтобы мой минимализм был теплым и человечным. Я делаю основной упор на форму, материал, удобство и детали. Я хочу, чтобы мои творения были функциональными и рациональными.

В 2015 году ты покинул Париж и переехал в Милан. Почему ты решил уехать? Что побудило тебя к переезду в Италию?

Если честно, для меня это было чем-то вроде завершения цикла. Я провел в Париже девять лет, но там я никогда не чувствовал себя как дома. Тогда же я начал проводить много времени в Милане. Это и стало решением в пользу Милана, и в ретроспективе я могу сказать, что это было лучшим решением в моей жизни. В 2017 году я встретил в Милане любовь всей моей жизни, и здесь же родился наш сын. Я на седьмом небе от счастья.

Бренд Damir Doma. Дамир Дома о прошлом, настоящем и будущем

Сегодня ты представляешь свою коллекцию в рамках Недели моды в Милане. В отличие от Лондона или Парижа Милан гораздо более традиционен. Чувствуешь ли ты себя аутсайдером модного календаря?

Не могу не согласиться — и именно поэтому мы решили перевезти в Милан не только производство, но и модные показы. Париж становится всё более и более переполненным, и среди этих крупных шоу очень сложно выделиться. Ведь в конечном счете, цель — отличиться и получить как можно больше внимания и освещения.

Мне кажется, представление коллекций в Милане — это отличная возможность для нас, и, как говорил Тим Бланкс, «переезд в Милан означает, что Дома самодостаточен, вот что получается, когда ты представляешь миланцам андеграунд-минимализм».

Изменился ли за 10 лет «мужчина Damir Doma»?

Последние несколько лет мужчина DD определенно изменялся и развивался, так же, как изменялся и развивался и я. Я по-прежнему разрабатываю мужские коллекции для себя и людей вокруг меня, и за последние 10 лет все мы немного повзрослели.

Многие из тех вещей, которые ты сейчас продаешь — это сэмплы из прошлых коллекций, а другие — это вещи из твоего личного архива. Почему ты решил выставить всё это на продажу?

Мы начали обсуждать идею о сотрудничестве с Grailed больше года назад. Я — страстный коллекционер, и я просто захотел поделиться некоторыми из вещей, которые собрал за последние 20 лет. К примеру, тренч Maison Margiela я носил, когда был студентом. Одежда Raf Simons, конечно, с тех времен, когда я жил в Антверпене. Еще я решил добавить несколько архивных вещей DD, которые, как по мне, по-прежнему выглядят современно и актуально.

Я собрал коллекцию вещей, которые имеют для меня особое значение, и, если честно, я даже не особо расстроюсь, если что-то из этого не купят. Мне кажется, этот проект — отличная возможность увидеть модную индустрию изнутри и в каком-то смысле обратиться к людям на более личном и аутентичном уровне.

Дамир Дома. Интервью о прошлом, настоящем и будущем

Как ты узнал о Grailed?

Я слежу за Grailed с самого начала, просто потому, что в работе сайта принимают участие многие мои друзья и коллеги. Для меня Grailed может быть источником вдохновения, инструментом для исследований или просто отличным интернет-магазином.

Я немного устал от нынешней моды, поэтому мне очень интересно заново открывать для себя какие-то винтажные вещи на рынке секонд-хенда.

Какие планы на будущее Damir Doma? Что бренд будет делать дальше, учитывая текущее состояние индустрии?

Трудно дать точный ответ, но, по крайней мере, я могу ответить честно. Состояние индустрии непонятно, и всё очень быстро меняется. Того, что было раньше, больше нет, и нам еще предстоит найти замену старой системе. Не так давно мы жаловались на жесткую систему моды, поэтому в некотором смысле мы должны быть благодарны тому, как обстоят дела сейчас. Система рушится, появляются новые возможности и новый потенциал.

Наша задача — адаптироваться и гибко подстроиться под новое для того, чтобы воспользоваться новыми каналами коммуникации и дистрибуции. В целом, мне кажется, индустрию — а также меня и бренд Damir Doma — ждет светлое и позитивное будущее.

Я твердо верю в то, что нужно сфокусироваться на конструкции, материалах, новой изысканности и настоящей креативности. Для меня это единственный способ двигаться вперед.

Источник: Grailed.com