Джованни Фабрис из Darkdron, Вирджил Абло и Сэмюэл Росс о важности «Антверпенской шестёрки»

***

2016 год был ознаменован настоящим торнадо, пронесшемуся по индустрии моды – философия «увидел-купил», тусовка креативных директоров, провальные показы и полемика вокруг Vetements.

Одной из главных тенденций последних лет стало появление новых брендов, заставивших культовые дома моды попотеть. Всё больше брендов участвует в преобразовании модной парадигмы, проповедуя новый, более художественный подход к одежде, бросая вызов существующим формам и назначению и создавая нечто уникальное и захватывающее.

Антверпен – город, несправедливо лишённый должного внимания и, как правило, остающийся на задворках Недели моды, основными героями которой являются Париж, Нью-Йорк и Милан. И хотя город славится рядом престижных академий искусства и моды, одержимая модой публика редко про него вспоминает. Такие дизайнеры, как Маржела, Раф Симонс и Крис ван Аш, знакомые большинству из нас, стали настоящими первопроходцами, однако современные тенденции, фасоны и тренды уходят корнями далеко в прошлое – к «Антверпенской шестёрке».

«Мне кажется, «Антверпенская шестёрка» – хороший пример хорошей и оригинальной моды», – заявляет Джованни Фабрис из Darkdron.

Не всё сегодня крутится вокруг яркости и пышности: молодые бренды вроде Vetements, OFF-WHITE, Alyx, Y-Project, Fear of God и Cottweiler продают свои вещи по соседству с культовыми домами моды по цене чуть выше средней, сосредотачиваясь на преобразовании привычных форм и фасонов в новые элементы одежды, оставаясь при этом модными и популярными. Сэмюэл Росс из A-Cold-Wall* говорит: «Мой главный замысел – создать новую грань восприятия, новый аспект модного нарратива, не высасывая что-то из пальца и не перегружая образы, а следуя своему чутью, принимая решения, которые мне кажутся правильными, вплоть до последних минут перед показом. Это касается всего: презентаций, инсталляций, коллекций, поиска материалов и ожиданий публики – я хочу вернуть чувство благоговения перед дизайнерами, которое витало во времена «Антверпенской шестёрки».