Даже если имя Эйко Исиока вам не знакомо, скорее всего, вам доводилось видеть ее знаменитые рекламные или кинематографические работы. Японский дизайнер привнесла чувственный, жуткий и сексуальный сюрреализм в кино и театр, Олимпийский игры и Цирк дю Солей. 

Получив образование графического дизайнера, Исиока в течение нескольких десятилетий считалась главным арт-директором Японии, позже став одним из самых передовых художественных дизайнеров во всем мире. 

Кто такая Эйко Исиока?

Эйко Исиока родилась в 1938 году в Токио в семье коммерческого графического дизайнера и домохозяйки. Несмотря на то, что ее отец поощрял интерес дочери к искусству, он порицал ее стремление следовать по его стопам, считая, что женщине нет места в бизнесе. Когда Эйко, будучи студенткой Токийского национального университета изящных искусств и музыки (с 2008 года известного как Токийский университет искусств) объявила, что собирается стать графическим дизайнером, отец заявил, что ей было бы гораздо легче заниматься разработкой обуви или кукол. В те времена графический дизайн в Японии, будучи тесно связанным к высококонкурентным миром рекламы, считался мужским полем деятельности.

Но 22-летнюю Исиоку это не смутило, и в 1961 году, выпустившись из университета, она получила должность в рекламном отделе косметического гиганта Shiseido. Четыре года спустя она стала первой женщиной, получившей самую престижную рекламную премию Японии — Japan Advertising Artist Club Prize. «Один мужчина, очень талантливый дизайнер, сказал, что мое имя стало знаменитым только благодаря тому, что я женщина», — вспоминала Эйко в 2000 году. — «Меня это разозлило».

Реклама Parco, созданная Эйко Исиокой

Реклама Parco, созданная Эйко Исиокой

В 1971 году Исиока стала главным арт-директором сети торговых комплексов Parco, на протяжении больше десяти лет создавая для нее рекламные материалы. Два года спустя Parco расширился, открыв локацию в Сибуе (район Токио), и в честь этого Эйко разработала первый 15-секундный рекламный ролик компании. На видео высокая, стройная темнокожая женщина, одетая в черное бикини, танцевала с мужчиной в костюме Санта-Клауса.

Эйко Исиока активно занималась имиджем торговой сети — ее рекламные кампании были красивыми и вместе с тем провокационными. Она работала не только с нью-йоркской молодежью 80-х, но и с моделями из Кении, Индии и Марокко, часто используя портреты обнаженных женщин со слоганами вроде «Девушки, будьте амбициозны!» Исиока подчеркивала, что секс необходимо использовать в рекламе для общения с целевой аудиторией. «Эротизм», — сказала дизайнер в одном из интервью, — «очень важен для привлечения человеческих душ». Ее работы для Parco, пропитанные эклектичным и авангардным интернационализмом, который редко можно было встретить в японской рекламе того времени, помогли укрепить ее репутацию. 

В 1979 году Исиока сфотографировала Фэй Данауэй в серебристо-золотом атласном одеянии от Иссея Мияке. Перед широко раскинутыми руками актрисы стояли две японские девочки (племянницы Эйко) в красных платьях и с красным пигментом, покрывающим их глаза словно маска. На выходе получилась таинственная и величественная реклама со смелым слоганом: «Может ли Запад носить Восток?» «Это изображение обращается к будущему — во времена, когда Восток и Запад станут единым целым», — заявила арт-директор.

Пожалуй, одной из самых поразительных черт работы Исиоки в рекламе было то, что в ее кампаниях редко присутствовали продаваемые товары. Например, для ролика на японском телевидении она вновь пригласила Данауэй, уже ставшую «лицом Parco»: в кадре актриса, одетая в черное и сидящая на черном фоне, медленно и безмолвно очищала и съедала вареное яйцо. Для Эйко это было размышлением на тему «смешного и серьезного, мужского и женского, художественного и коммерческого».

В 1983 году она закончила сотрудничество с компанией и открыла собственную дизайнерскую фирму. Три года спустя она получила премию «Грэмми» за обложку альбома джазового музыканта Майлза Дэвиса «Tutu». На фотографии, сделанной Ирвином Пенном, крупным планом было снято его лицо с одним резким источником света над головой. Новой музой Исиоки стала певица Bjork: в 2002 году она попробовала себя в роли режиссера для клипа исполнительницы на песню «Cocoon», в котором из ее сосков вытягиваются красные нити.

Популярность работ Исиоки и тот факт, что зачастую одежда, использованная в ее рекламных кампаниях, тоже была разработана ею, привлекали всё больше внимания, что повлекло за собой клиентов из еще одной индустрии — кинематографа.

Эйко Исиока в работе над фильмом «Мисима»

В 1985 году режиссер Пол Шредер взял Эйко Исиоку на роль постановщика по костюмам для своего фильма «Мисима: Жизнь в четырёх главах», посвященного биографии японского писателя. Кацуо Такэнака отвечала за биографическую часть фильма, а Эйко разработала декорации и костюмы для изображения трех произведений Мисимы, выбранных Шредером, и идущих в параллели с ключевыми событиями из его жизни.

  • Декорации Эйко Исиоки для фильма Мисима Жизнь в четырех главах
  • Декорации Эйко Исиоки для фильма Мисима Жизнь в четырех главах

В интервью Criterion Исиока вспоминала о том, что жаловалась Шрейдеру, что ей не нравится Мисима, а потому ее нельзя считать подходящим человеком для работы над фильмом. Но режиссер ответил ей, что на самом деле она — идеальный кандидат на эту должность, заявив: «Я хочу показать свое видение Мисимы, а не ваше».

«Как и другие известные исторические личности, Юкио Мисима был очень сложным человеком», — писала Исиока о работе над кинолентой. — «Особенно учитывая то, как он жил, будучи в японском обществе. Я думаю, его сложность была довольно глубокой. Я думала, что эту сложность можно в некоторой степени выразить визуально. И я решила показать это в сегментах, посвященных трем романам. Поэтому, представляя визуальную часть произведений, я хотела не просто сделать то, что сделали бы со съемочной площадкой художники-постановщики — предоставить информацию о ситуации или сделать фон, например, обои, которые покажут, каким человеком он был и в какое время жил. Я не хотела просто предоставлять такую информацию. Вместо этого я хотела, чтобы декорации были более агрессивно самодостаточными».

Дизайнер попыталась превратить фон повествования в еще одного персонажа фильма. Однако поскольку до этого у Исиоки не было никакого опыта работы в киноиндустрии, часть ее разработок приходилось срочно переделывать, потому что им не хватало места для камеры или съемочной группы, ходящей мимо них. Но ее декорации ярко выделялись на фоне других, больше представляя собой интуитивные творения, чем хитроумные изобретения. Кинокритик Брайан Фрейзер писал, что они «придают картине атмосферу таинственности и даже сдержанного чувства прекрасного».

Эйко Исиока на съемочной площадке фильма «Мисима: Жизнь в четырёх главах»

Эйко Исиока на съемочной площадке фильма «Мисима: Жизнь в четырёх главах»

Чтобы выделить каждое из произведений, Эйко выбрала для них особые цветовые палитры и детали. По словам Исиоки, главное здание первой книги, Золотой храм, был легендарным, но хрупким деревянным сооружением в Киото, которое часто приходилось перестраивать после пожаров. Пытаясь показать как физическое обличие, так и метафорический смысл храма, она покрыла стены и пол декораций золотыми листьями, дополнив их зелеными проходами и бамбуковым садом. Для одеяний, которые носили главный герой, Мидзогути, и другие приспешники, был выбран черный цвет. Действия «Дома Кёко» развивались в 1950-е, а потому Эйко предложила использовать пастельную палитру тех времен, состоящую преимущественно из розового, зеленого и черного. «Несущие кони» же были показаны в контрастных оттенках белого, черного и красного.

Художник-постановщик также рассказывала, что Шредер просил ее использовать в сценах «Дома Кёко» безвкусные предметы быта. Позже она была обескуражена тем, как люди восхваляют то, что она намеренно сделала некрасивым. «Лично мне кажется, что такой плохой вкус прекрасно отражал и личность самого Юкио Мисимы», — заявила она в одном из интервью. — «Мне кажется, что Мисима был человеком очень дурного вкуса».

Как бы то ни было, за этот фильм в 1985 году Исиока получила специальную награду Каннского фестиваля за художественный вклад.

Через несколько лет дизайнер была приглашена поработать над независимым фильмом Рады Бхарадвадж «Страна в шкафу» (1991). В фильме Мэделин Стоу играет молодую детскую писательницу, а Алан Рикман — садиста-полицейского, которому поручено допросить ее на предмет подрывной деятельности, ведущейся в ее книгах.

Кадры из фильма «Страна в шкафу» с декорациями Эйко Исиоки

Кадры из фильма «Страна в шкафу» с декорациями Эйко Исиоки

Вновь получив должность художника-постановщика, Эйко Исиока принялась за работу. «Прежде чем приступить к проекту, мне нужно полностью разобраться в его содержании», — объясняла Эйко. — «Это включает в себя анализ и разбивку сценария, а также беседы с режиссером, продюсерами, актерами и другими членами съемочной группы, чтобы действительно понять важные моменты фильма».

Результатом ее исследования стали минималистичные декорации, объединенные с геометрическим дизайном, которые не меняются на протяжении всего фильма. Камера пыток была создана из монохромных деталей: классических мраморных колонн, футуристичного стола, примитивного хрупкого стула и глубоких ящиков со множеством жутких инструментов. Угрюмая палитра белых, серых и черных оттенков помогла показать холодную атмосферу этого места, в котором каждое яркое пятно, например, алая помада, напоминают о неприятных детских воспоминаниях героини.

«Дракула Брэма Стокера»

Еще одним проектом Исиоки стала работа над фильмом «Дракула Брэма Стокера». Режиссер Фрэнсис Форд Коппола ранее уже работал с Эйко над постером для японского релиза «Апокалипсис сегодня» и посчитал, что ее чувственность как нельзя подойдет его новому проекту. «Моя стратегия по ее найму — независимого, странного аутсайдера, не связанного с индустрией — сработала», — писал он после выхода картины.

Получив для киноленты ограниченный бюджет, Коппола заявил, что «декорациями будут костюмы». И в видении Эйко Исиоки эти костюмы получились весьма запоминающимися. «При съемках фильма ты никогда не получаешь в точности того, чего хочешь — никогда — ты получаешь какой-то процент от этого», — говорил Коппола. — «Но только не Эйко. Она получила то, что хотела».

  • Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма Дракула
    Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма «Дракула Брэма Стокера»: броня Дракулы
  • Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма Дракула
    Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма «Дракула Брэма Стокера»: смирительная рубашка Ренфилда
  • Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма Дракула
    Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма «Дракула Брэма Стокера»: вечерний наряд Люси
  • Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма Дракула
    Эскизы и костюмы Эйко Исиоки для фильма «Дракула Брэма Стокера»: свадебное платье Люси

Исиока впервые пробовала себя в роли художника по костюмам в фильме такого масштаба. По ее впечатлениям, картина Копполы была адаптацией известной легенды, рассказанной так, будто все участники проекта принимали ЛСД. Это сотрудничество позволило ей продемонстрировать свое мастерство сочетания восточной и западной культуры, превратив историю типичного персонажа Хэллоуина в сюрреалистичную мистическую сказку. Дизайнер подобрала богатую цветовую палитру и роскошные ткани, из которых получились смелые силуэты и узоры с символическими деталями.

Решив модернизировать главного героя, Исиока изменила один из самых знаковых элементов истории — черный плащ Дракулы. Вместо него версия, сыгранная Гари Олдманом, расхаживает по своему замку в малиновой мантии, а его кроваво-красная броня напоминает человеческие мышцы из книг по анатомии. Расцветка обоих костюмов символически ассоциируется с кровью, которой он жаждет.

Одним из ключевых источников вдохновения для Исиоки была природа: художник по костюмам органически вплела эти детали в одеяния героев. Например, персонаж Тома Уэйтса, Ренфилд, находится в психиатрической больнице в стеганой смирительной рубашке из грубой серой ткани, которая делает его похожим на замученное насекомое. Или взять Люси — подругу реинкарнации невесты Дракулы, Мины. Еще до того, как граф превращает ее в вампиршу, намеки на темную личность читаются в ее вечернем платье — оно расшито зелеными змеями, подчеркивающими тягу к эротизму и злу. А дизайн ее эффектного свадебного наряда был вдохновлен плащеносной ящерицей, которая в случае опасности разворачивает кожаную складку вокруг шеи. В случае с Люси, такой воротник словно отделяет ее голову от туловища, а жемчужное колье делает акцент на шее — части тела, которая больше всего привлекает Дракулу.

Эйко Исиока получила премию Оскар за лучшие костюмы в фильме Дракула

Эйко Исиока получила премию Оскар за лучшие костюмы в фильме «Дракула Брэма Стокера»

Костюмы Люси резко контрастируют с одеждой Мины Мюррей (Вайнона Райдер) — школьной учительницы, которой не хватает утонченности Люси. Наиболее сильно эта разница проявляется в их свадебных платьях: если одеяние Люси представляет собой наряд с необычными текстурами и формами, намекающими на ее нечеловеческую натуру, то Мина одета в традиционно закрытый образ викторианской эпохи. Серо-зеленая палитра, строгий силуэт и высокий ворот говорят о ее скромной натуре. Этот же костюм противопоставляется ее финальному образу, когда Дракула ее наконец соблазняет. Кроваво-красное платье имеет открытый вырез и рукава длиной три четверти. С помощью использования того же цвета Исиока соединяет влюбленных в единое целое.

Работу японского дизайнера по праву оценили в киноиндустрии, и «Дракула» получил золотую статуэтку за «Лучшие костюмы».

Костюмы из фильма «Клетка»

Эйко Исиока часто работала с Тарсемом Сингхом — она создала костюмы для четырех фильмов режиссера. Первым из них была картина «Клетка» (2000), в которой психиатр Кэтрин Дин (Дженнифер Лопес) проникает в сознание серийного убийцы, Карла Старгера (Винсент Д’Онофрио).

Исиока говорила, что в первую очередь перед разработкой образов героев она тщательно изучила их характеры. Сингх дал ей полную свободу в творческом плане, а потому дизайнер вновь обратилась к своей фирменной темной чувственности, создав костюмы, на которые невозможно не обратить внимание.

Постер к фильму Клетка. Биография Эйко Исиоки в статье по ссылке

Постер к фильму «Клетка»

Глубокий оттенок красного, носимый Гари Олдманом в «Дракуле», перекочевал и сюда. Та же палитра используется на протяжении всего хронометража «Клетки», начиная с резиновых костюмов (вновь напоминающих тело человека, с которого сняли кожу), которые надеты на тех, кто принимает участие в процессе проникновения во внутренний мир. В каждом случае красный оттенок костюма символизирует что-то свое: жертву, воина, святого.

Первый яркий костюм Лопес в кадре — это белое платье с высоким воротником из перьев, придающее ей сходство с ангелом или принцессой. Попав в сознание ребенка, она выглядит именно так — чисто и невинно.

В сознании серийного убийцы с наклонностями к сексуальному садизму костюмы героини меняются. Один из самых ярких образов Кэтрин представлен в сцене, в которой она сидит на кровати. Говоря об этом костюме, Исиока обратила внимание на то, насколько неудобно его было носить в жизни. «По сути, она становится секс-игрушкой», — заявила Исиока в интервью The Ottawa Citizen в 2000 году. — «Поэтому ее одеяния должны были выглядеть одновременно эротично и неудобно». Художник по костюмам одела актрису в головной убор, напоминающий нечто среднее между корсетом и птичьей клеткой, прозрачное платье, красно-черный парик и жесткий пластиковый воротник. Исиока вспоминала, как Лопес попросила сделать воротник поудобнее, но она ответила: «Нет — ты должна мучиться».

В повседневной жизни Кэтрин носит совершенно обычную одежду, соответствующую тому времени — узорчатые майки, брюки-капри, юбки-миди и практичные блузки — но попадая под влияние сознания Карла, в ее образах проглядывают нотки садизма и чувственности. Даже боевой костюм героини, который должен был стать ее доспехами, выполнен не из металла, а из кожи. В кульминационной развязке же проявляется религиозный символизм: Кэтрин принимает форму Девы Марии. Но и в этот раз Исиока обращается к своему излюбленному красному цвету, заменяя им традиционные синие одеяния.

  • Костюмы Эйко Исиоки к фильму Клетка
  • Костюмы Эйко Исиоки к фильму Клетка
  • Костюмы Эйко Исиоки к фильму Клетка
  • Костюмы Эйко Исиоки к фильму Клетка
  • Костюмы Эйко Исиоки к фильму Клетка

Не меньше внимания на экране уделяется и костюмам персонажа Винсента Д’Онофрио. Неприметный мужчина в собственном сознании предстает королем, и его костюмы подчеркивают этот титул. То и дело появляясь в кадре в роскошных накидках, Карл выглядит одновременно величественно и устрашающе. В одних сценах его образ дополнен короной, в других — жуткими рогами, помогающими лучше раскрыть его личность, искалеченную детскими травмами и превратившую его в монстра.

Несмотря на то, что некоторые критиковали «Клетку» за детали сюжета, мнение экспертов о костюмах Эйко всегда оставалось единогласно положительным. Позже Исиока еще не раз работала с Сингхом, одевая его персонажей в фильмах «Запределье», «Война Богов: Бессмертные» и «Белоснежка: Месть гномов». Последний в 2012 году подарил ей номинацию на «Оскар».

В интервью после смерти дизайнера Сингх рассказывал, что Исиока хотела создать из картины настоящую сказку. «Во время съемок ей было нехорошо: она проходила курс химиотерапии. Но у Эйко было только две передачи: работать на всю мощность или не работать вообще. Работа поддерживала в ней жизнь — она была смыслом ее существования».

Другие работы Эйко Исиоки

Творческие порывы Эйко Исиоки не ограничивались одной сферой деятельности. Например, в 90-е годы Коппола водил Эйко на представление Цирка дю Солей, а в 2002 году ей предложили создать костюмы для одного из шоу труппы под названием «Варекай». От образов требовалась гибкость и легкость, а также чтобы они не представляли опасности для акробатов. Исиока создала наряды с зазубренными краями и острыми шипами, которые выглядели агрессивно, но на самом деле были совершенно безобидными. «Я хочу, чтобы зрители оставались в напряжении до самого конца шоу», — говорила она.

Эйко Исиока разработала костюмы для шоу Цирка дю Солей Varekai

Эйко Исиока разработала костюмы для шоу Цирка дю Солей «Варекай»

В течение нескольких лет Исиока выступала постановщиком показов Issey Miyake, превращая их в настоящие театральные представления. А в 2003 году она разработала логотип для баскетбольного клуба «Хьюстон Рокетс». Верхняя часть эмблемы олицетворяет нос ракеты, а нижняя — выхлоп при полете, что символизирует восходящую траекторию игры команды. В 2009 году Грейс Джонс отправилась в музыкальный тур «Hurricane» с сюрреалистичными сценическими костюмами, созданными Исиокой.

Японский дизайнер проявила свой талант и на Бродвее. Она разработала декорации и костюмы для пьесы Дэвида Генри Хвана «М. Баттерфляй» (1988), а в 1996 году стала визуальным арт-директором шоу иллюзиониста Дэвида Копперфилда «Dreams and Nightmares». Три года спустя она создала костюмы для постановки произведения Рихарда Вагнера «Кольцо нибелунга» в театре голландской национальной оперы. А одним из последних театральных проектов Эйко стал бродвейский мюзикл «Spider-Man: Turn Off the Dark», премьера которого состоялась в 2011 году.

В портфолио Исиоки есть еще один примечательный пункт: она была директором по дизайну костюмов на церемонии открытия летних Олимпийских игр 2008 года в Пекине. Торжественная церемония, включавшая 15 тысяч исполнителей и стоившая более 100 миллионов долларов, состояла из 9 актов и была посвящена китайской истории.

Но это было для нее не первым олимпийским проектом: на зимних Олимпийских играх-2002 Исиока занималась разработкой униформы и верхней одежды для отдельных членов команд из Швейцарии, Испании, Канады и Японии. И хотя наибольшую известность ей принес внешний вид ее костюмов, Эйко не забывала и о функциональности. Так для некоторых спортсменов она создала куртку Concentration Coat — длинный кокон из пенообразного материала, в котором можно было спрятаться от прессы.

Эйко Исиока создала костюмы для церемонии открытия Олимпийских игр 2008 года в Пекине

Церемония открытия Олимпийских игр 2008 года в Пекине

21 января 2012 года Эйко Исиока умерла от рака поджелудочной железы. Всего за несколько месяцев до смерти она вышла замуж за режиссера и актера Нико Султанакиса, с которым она вместе работала над «Клеткой» и «Запредельем».

***

За свою карьеру Исиока показала всю многогранность своего таланта, неизменно наполняя тьму атмосферой чувственной привлекательности и готического мистицизма и не боясь эротизма и провокационности. «Наверное, можно сказать, что я одержима созданием работ, которых еще никто никогда не видел», — призналась Эйко в одном из интервью. — «Когда я разрабатываю дизайн, я часто повторяю себе это как мантру».

Несмотря на то, что в ее творчестве присутствует что-то классическое, прежде всего работы Исиоки запоминаются своей сюрреалистичностью и стилизованностью. Ее любовь к красному и мастерство сочетания западной и восточной культур прослеживаются в каждом проекте дизайнера, а ее костюмы и эскизы остаются артефактами мира искусства и кино. Сегодня работы Эйко Исиоки включены в постоянные коллекции музеев по всему миру, в том числе Музея современного искусства в Нью-Йорке. А ее книги — Eiko by Eiko и Eiko on Stage — присутствуют в архивах библиотек ведущих художественных университетов.

 


В роли художника по костюмам себя пробовал и Жан-Поль Готье: разбираем три главных фильма дизайнера