Мишель Лами – таинственный эрудит, чье обаяние привлекает множество фанатов и знаменитых друзей; уникальная личность, ближайшее окружение которой варьируется от A$AP Rocky до Гарета Пью. Евгений Рабкин пытается поглубже проникнуть в сознание Мишель Лами и выяснить, чем она живет.

 


 

Люди, которые не знают Мишель Лами, обычно называют ее «колдуньей». Да, конечно, в ее внешнем виде есть что-то колдовское: руки, покрытые хной, пальцы, украшенные кольцами, пронзительно блестящие глаза на фоне очертаний ее загорелого лица. Но еще более околдовывает ее загадочная личность. Если большинство людей ходит, то Лами как будто скользит по поверхности. У нее хриплый голос и сильный французский акцент, несмотря на то, что с 1979 по 2003 год она жила в Лос-Анджелесе.

У нее сложно брать интервью: ход ее мыслей часто ускользает и переходит в режим повествования. Или она изъясняется высокопарными утверждениями: «Рэперы – это современные поэты». Или, когда по ее мнению ты спрашиваешь что-то невероятно очевидное, Мишель Лами смотрит на тебя так, будто ты с Луны свалился. В ответ на вопрос, следит ли она за политикой, она отвечает исчерпывающим: «А кто не следит-то?» Как бы говоря: «Как можно этого не делать?» В то же время Лами удивительно дружелюбна и открыта. К ней с трепетным благоговением подходит молодежь, через мгновение уже заключаемая в объятия. А еще у нее отличное чувство юмора.

Если вам когда-нибудь доводилось встречать Лами, очаровываться ею и не совсем понимать, как к ней относиться, не беспокойтесь – это нормальная реакция. Вероятно, вы знаете, что Мишель Лами – жена дизайнера Рика Оуэнса, хотя «жена» кажется странным термином для описания их симбиозных отношений. Лами сама по себе – абсолютный талант. Под именем Оуэнса она производит различную мебель, начиная от черных матовых кушеток из фанеры и брутальных мраморных стульев и заканчивая скамейками из стального каркаса с подушками, покрытыми текстурированной верблюжьей шерстью. Еще она занимается дизайном украшений с Лори Родкин и пишет музыку со своей группой LAVASCAR. Также она участвовала в музыкальных клипах FKA twigs и Black Asteroid.

Лами родилась в семье, давно работающей в модной индустрии. Ее дед занимался созданием аксессуаров для одного из самых известных кутюрье Франции, Поля Пуаре. Лами изучала право и после юридической школы пять лет занималась юриспруденцией, пока не переехала в Лос-Анджелес. Там она запустила собственную линию одежды и аксессуаров, имея при этом магазин и небольшой завод. В один прекрасный день она наняла молодого человека по имени Рик Оуэнс на должность лекальщика. Лами быстро поняла, что к ней попал настоящий талант. Его целью было запустить свою собственную линию, поэтому предприятие Лами по изготовлению одежды постепенно превратилось в бизнес Оуэнса.

В то же время Лами управляла Les Deux Cafes – рестораном, покрытым плющом, в котором часто бывала голливудская элита. Вечерами Лами пела для них своим голосом с хрипотцой. В середине 90-х Оуэнс постепенно начал продавать одежду под своим именем. Естественно, Лами была первой женщиной, которую он начал одевать. Завсегдатаи Les Deux Cafes заметили это, часто отмечая ее наряды, и имя Рика Оуэнса начало набирать популярность. Он начал одевать таких знаменитостей, как Кортни Лав, и заключил эксклюзивный контракт с Maxfield, лучшим дизайнерским магазином в Лос-Анджелесе. В 2002 году при поддержке главного редактора Vogue Анны Винтур он провел свой первый модный показ. Вскоре после этого он нашел итальянского инвестора и получил приглашение разрабатывать одежду для французского мехового дома Revillon, женился на Лами, и они переехали в Париж. Всё остальное, как говорится, вы и сами знаете.

В течение двух лет Лами выступала инициатором арт-проекта под названием Bargenale, в рамках которого настоящую баржу во время Венецианской биеннале превращали в инсталляцию, сочетающую в себе музыку, еду и искусство. Она научилась без особых усилий привлекать в свою жизнь интересных людей – таких, как рэпер A$AP Rocky и команду Ghetto Gastro – они принимали участие в Bargenale (Ghetto Gastro устраивали барбекю для посетителей).

Благодаря своей междисциплинарной и межкультурной притягательности Лами является идеальным примером современного культурного эрудита – не совсем «художник» в традиционном понимании слова, но творчески всеядный мыслитель. Ее нельзя отнести к какой-либо одной категории, поэтому все работы Лами собираются в то, что она называет «Lamyland» – ее личную творческую вселенную.

Если вы родились в одном месте, долгое время прожили в другом и не вписываетесь в условности общества, то вы имеете полное право создать свой собственный мир. Вы решаете определять себя не по своей национальности, расе или религии, а по набору культурных и эстетических ценностей. И здесь в игру вступает искусство в его различных формах – будь то музыка, поэзия или мода. Вы находите единомышленников вне зависимости от цвета кожи, сексуальной ориентации или места рождения. Вы создаете свое собственное «племя». И так рождается Lamyland.

Я встречаюсь с Лами в Париже перед показом мужской коллекции Rick Owens в июне. Стоит горячий и удивительно солнечный день, идеально подходящий для шоу, которое должно пройти во дворе парижского Дворца Токио. Мишель Лами одета в скульптурное платье Rick Owens и ботинки с удлиненным носом. На голове у нее камера GoPro.

«Я записываю, как проходит мой день, для Visionaire», – сообщает мне Лами. – «Ты станешь знаменитым».

Мы ходим по закулисной зоне в сопровождении Жанет, которая занимается пиаром Лами, и Джованни – это ее правая рука в сфере создания мебели. Уровню энергии Лами можно только позавидовать. Кажется, что она не останавливается ни на секунду, проверяя, как идут дела у команды визажистов, осматривая моделей, выходя посмотреть, как выглядит подиум, и делая замечания Оуэнсу, который с любовью называет ее «дорогая». В какой-то момент появляется Скарлетт Руж – дочь Лами от предыдущего брака – и Лами приглашает нас пройтись по подиуму, пока она записывает всё это на GoPro. Начинается репетиция показа, и Лами указывает на первую модель, говоря: «Это рэпер Tommy Cash. Он великолепен».

Для Лами на каждом показе Rick Owens отведен отдельный сектор, где она сидит со своим «племенем». Она просит переставить некоторые места, заставляя понервничать рекламного агента. Гости показа должны появиться с минуты на минуту. «Но эти места забронированы для американского Vogue!» – возмущенно говорит агент. «Мне всё равно», – категорично отвечает Лами.

После небольшой перепалки всё сводится к простому недопониманию, и рекламный агент, который минуту выглядел так, как будто он целиком проглотил яблоко, наконец испускает вздох облегчения.

«Мне всё равно»

Прибывают гости показа. Они здороваются и начинают фотографироваться. Появляется A$AP Rocky, одетый в джинсовый костюм с принтом, рекламирующим его новый альбом «TESTING». Немного напоминает скрытый маркетинг – он рекламирует свой поп-ап-стор на парижской Неделе моды, в котором продается такой же товар. На ногах у него массивные кроссовки Under Armour черного цвета, дизайн которых он разработал сам. Их вид отсылает к Osiris D3, похожий громоздкий скейтерский силуэт, чья популярность пришлась на рубеж веков. Лами и Рокки обнимаются и несколько минут разговаривают. Также на показ приходит один из соучредителей Ghetto Gastro Джон Грэй, одетый в черный образ Rick Owens: шорты с заниженным шаговым швом, майку и кроссовки DRKSHDW, напоминающие Converse Chuck Taylors на строгой диете из стероидов. Примерно за полчаса все усаживаются, и начинается шоу.

Чего совершенно не ожидаешь от Лами, так это то, что она – опытный боксер. Она – заядлый практик со времен Лос-Анджелеса. Правда, Лами предпочитает бесконтактный бокс, потому что она ненавидит насилие. Такое противоречие совершенно типично натуре Лами, хотя для нее самой в этом никакого противоречия нет вовсе. Что ей нравится в боксе, так это острое присутствие в настоящем моменте, обострение всех чувств, мир, принимающий форму незамедлительности, чувство «здесь-и-сейчас».

«Это похоже на танцы», – говорит Мишель Лами. – «И там, и там есть площадка и музыка». Лами тренируется в разных частях мира. Одно из ее любимых мест – тренажерный зал «OVERTHROW» на Бликер-стрит в Нью-Йорке. Однажды она втянула меня – не любителя бокса – туда на фотосессию. Среди пестрой команды героев спортзала там был и Лестер Уокер из Ghetto Gastro. Я ушел после того, как фотограф стал призывать к тому, чтобы все парни сняли футболки. Уокер остался.

«Это похоже на танцы», – говорит она. – «И там, и там есть площадка и музыка»

В начале года Лами смогла в необычной форме продемонстрировать свою любовь к боксу. Универмаг «Selfridges» предложил ей организовать временное пространство, отражающее ее вселенную: «Lamyland». В качестве темы для Lamyland Лами выбрала бокс, установив внутри магазина боксерский ринг и получив эксклюзивную боксерскую продукцию от различных брендов, начиная от Гарета Пью и заканчивая Supreme. Идея «Selfridges» заключалась в том, чтобы сделать тематический поп-ап-стор, но в итоге Лами воссоздала полностью функционирующий боксерский зал с занятиями боксом, которые можно было там посетить. «За что ты борешься?» – спрашивал слоган инсталляции. Когда я спрашиваю Лами о том, за что борется она, она отвечает без малейшей нотки напыщенности: «За то, чтобы спасти мир – ничего особенного».

Бренды, участвующие в коллаборации Lamyland, варьировались от Everlast до Versace. Сдержанность и гламур соединились в странном сочетании, не поддающемся классификации. И это именно то, что так любит Лами. «Мне кажется, все эти категории классификации неправильные и устаревшие», – предполагает Мишель Лами, ссылаясь на традиционные иерархии, которые отделяют, к примеру, искусство от пищи, или оперу от хип-хопа.

Окружающая нас обстановка подчеркивает ее мысль. После показа Rick Owens мы сидим в пышном саду модного японского ресторана в шикарном отеле самого богатого района Парижа. Представьте четырех готов, окруженных кучей костюмов и сумок Hermès, и вы поймете, о чем я. Мне это кажется странным, но Лами чувствует себя как дома. «Мне нравится этот ресторан, потому что здесь любят ужинать бандиты», – сообщает Мишель Лами. Затем, обратив внимание на нетипичное количество окружающих нас старомодных костюмов, она добавляет, – «Может, не сегодня».

Редко можно встретить людей, которые создали свою собственную вселенную, но Оуэнс и Лами сделали именно это. У них неповторимый стиль – смесь грубой брутальности и элегантности, номадизма и готики, тот вид созидательного разрушения, который является предметом зависти в индустрии моды и за ее пределами. Они дополняют друг друга, несмотря на то, что нередко им приходится вести раздельную жизнь из-за несовпадающих графиков. Всего через три дня после показа мужской коллекции Лами уже отправилась в Лондон для записи нового альбома LAVASCAR. Мишель Лами вернется во Францию, чтоб проследить за крупной поставкой мебели для частного клиента и встретиться с представителем художественной ярмарки для обсуждения воссоздания «Lamyland» в новой форме, отличной от поп-ап-стора «Selfridges». А дальше? Кто знает. Правда, одно всё-таки можно сказать наверняка: это будет сделано в неповторимом стиле Мишель Лами.

 

Источник: Highsnobiety.com