Художник и графический дизайнер Ричард «Дик» Тахсин вспоминает о том, что, будучи подростком из Кливленда, штат Огайо, его очень привлекали идеалы Ralph Lauren. Как и многие ярые фанаты бренда, Ричард Тахсин стремился вести роскошный образ жизни Polo. Упаковывая продукты в супермаркете, Ричард Тахсин тратил свои с трудом заработанные деньги на одеколон Polo Green, идеально подходящий к его джинсам Polo Western и вязаным свитерам Ralph Lauren.

«Мне никогда особо не нравилась рубашка-поло с короткими рукавами. Меня всегда больше тянуло к свитерам. У меня до сих пор есть огромная коллекция свитеров Ralph Lauren», – Ричард Тахсин рассказывает по телефону Dry Clean Only. – «Мне нравился тот образ жизни, который Ральф Лорен представлял. Мне по душе была вся эта идея американской мечты. Будучи маленьким и живя в Огайо, я думал: “Если он так может, то и я могу”».

Художественные работы Тахсина уже давно почитаются поклонниками Polo Ralph Lauren по всему миру. С 1990 по 1996 годы Ричард Тахсин работал в художественном отделе мужской одежды Ralph Lauren, занимаясь созданием изображений для самых символических вещей бренда. Куртка Ski 92, рубашка Roulette и даже культовый Polo Bear – это лишь небольшая часть работ, которые Ричард Тахсин создал для Ральфа Лорена в период процветания бренда в 90-х.

Для того, чтобы узнать больше о наследии, стоящем за самыми известными логотипами и принтами Polo Ralph Lauren, издание Dry Clean Only побеседовало с Тахсином, узнав, как он превратился из поклонника Ральфа Лорена в одного из создателей субкультуры Polo.

Расскажи мне немного о своем прошлом и о том, как ты пришел в Ralph Lauren.

В старших классах я специализировался в искусстве и за четыре года старшей школы выиграл бесчисленное количество художественных наград. Я получил стипендию на поступление в Технологический институт моды, и изначально у меня был грант на специализацию по дизайну одежды. Но мне больше нравилось иллюстрация и графика. В середине первого курса я захотел поменять специализацию на модную иллюстрацию. Однако я хотел, чтобы у меня по-прежнему была возможность посещать курсы по дизайну одежды. Поэтому администрация сделала то, что тогда было чем-то совершенно неслыханным: мне разрешили в середине обучения поменять профиль и продолжить обучение по предметам по дизайну одежды. Так что я специализировался на модной иллюстрации и в то же время вторым образованием обучался дизайну одежду, чего вообще-то у них в программе заявлено не было.

Сразу после выпуска я начал подрабатывать [у Ральфа Лорена], работая в женском отделе. Я провел там всё лето и начало осени 1985 года, а потом получил должность в другой компании по производству мужской одежды Alfred Sung. В 1990 году после того, как я оттуда ушел, Ральф нанял меня к себе в художественный отдел мужской одежды.

Ты уже был большим поклонником Ralph Lauren до того, как прийти в компанию?

В подростковые годы в Кливленде я постоянно носил Ralph Lauren. Родители сказали, что если я хочу покупать себе дизайнерские вещи и что-то еще, то я должен устроиться на работу. Поэтому я упаковывал покупки в местном продуктовом. Благодаря этому у меня появились деньги на тусовки и одежду Ralph Lauren, которая у меня до сих пор сохранилась.

В старших классах я пообещал себе, что получу какую-нибудь должность в этой компании. И много лет спустя я и вправду туда попал. Мне посчастливилось стать тем, чья мечта превратилась в реальность.

Примерно в конце 1980-х – начале 1990-х Ральф Лорен задал бренду гораздо более смелое направление. Какой была окружающая атмосфера в то время?

Когда в 1990 году я пришел в компанию, там была лишь небольшая команда художников и дизайнеров, которая занималась иллюстрациями для всей одежды и аксессуаров мужской линии. Не было такого, что один человек занимался только свитерами или только верхней одеждой. Нужно было уметь работать со всеми этими вещами. Теперь всё гораздо больше автоматизировано. Но когда я там работал, практически всё рисовалось от руки. Тебе нужно было нарисовать куртку, брюки, и после того, как ты это сделаешь, нужно было раскрасить их где-то в 50-60 разных вариантах, чтобы затем показать всё это на презентационных планшетах верхнему руководству и самому Ральфу.

В 1990 году определенно предпринимались полусознательные попытки сделать уклон в сторону более графичных, красочных и иллюстративных принтов для мужской одежды. Я работал над принтами для рубашек Roulette Wheel, Riviera, Clocks. Я сделал много вещей в стиле «графических постеров, перенесенных на рубашку». При работе над этими принтами многие указания до меня доводила моя руководительница Рут Перретти. Она очень помогла в выражении всей этой эстетики, которая сейчас считается золотым веком Ralph Lauren. Эпоха P-Wing и всё такое.

Кстати, о P-Wing, когда я создавал этот логотип, у нас с ним появились проблемы. Была еще одна компания, с которой ассоциировалась похожая нога с крыльями. И ее представители сказали, что это их логотип, и Polo Ralph Lauren его украл. Хочется сказать, что это был NY Athletic Club, но, по-моему, всё-таки это была какая-то другая компания, которая занималась обувью в 30-е или 40-е. Они сказали, что владеют ногой с крылом.

Но вопрос был решен, и недавно я видел, что ее возродили. Коллекция с ней была перевыпущена, и ее полностью раскупили. Мне кажется, сейчас компания сознательно пытается решать, что действительно становится культовым – особенно из того, что было выпущено во время моей работы с начала до середины 90-х.

В 1990-х, когда ты работал в этой компании, ты замечал, как Polo популярен в Нью-Йорке?

Вообще нет. Впервые я этому поразился, когда свитер с медведем надел Канье Уэст. Мы были настолько погружены в разработку дизайна, что у нас просто не хватало времени на то, чтобы обращать внимание на всё, что происходило в реальном мире и за пределами наших офисов.

Есть одна очень редкая рубашка, которую называют «The Great Gatsby»  («Великий Гэтсби»). Это моя любимая вещь, и мне бы хотелось узнать о ней побольше.

Забавно, что ты ее так называешь, потому что, видимо, личные интересы каким-то образом отражаются в работе художника над дизайном, так как «Великий Гэтсби» – это одна из моих любимых книг. И всегда ею была. Мне кажется, я подсознательно отразил это в дизайне, когда работал над рубашкой. А еще Ральф занимался разработкой мужских костюмов для экранизации 1974 года, так что в этом тоже прослеживается некая связь: «Как мы можем рассказать историю, вдохновленную этой книгой, и поместить ее на рубашку?» Как-то так всё это происходило. Интересно узнать, что этот мыслительный процесс действительно работает, и кто-то понимает смысл, стоящий за вещью.

Когда ты рисовал все эти принты, ты верил в то, что они станут культовыми?

Никто из нас так не думал. Компания всегда вращалась вокруг вневременного образа. И да, Ральф всегда хотел, чтобы это было чем-то нестареющим. Но, например, когда я работал над рубашкой Roulette Wheel, мне просто казалось, что она веселая и немного вульгарная – такая, которую может надеть кто-нибудь из Лос-Анджелеса перед тем, как отправиться в казино. Но вот проходит 20 лет, и эта вещь стала знаковой.

При создании принтов мы часто вдохновлялись 30-ми и 40-ми годами. Когда мы над ними работали, мы понятия не имели, что сейчас на них по-прежнему будет спрос. Мне кажется, молодежи они действительно понравились, и они повысили их популярность в поп-культуре. Не думаю, что это было сознательной попыткой компании, думающей: «О, хип-хоп-культура это полюбит и превратит в нечто особенное…» Так что нет. Мы понятия не имели, что так будет.

Взять, к примеру, куртку Ski 92: мы просто решили разместить на спине этот принт. Не было никаких осознанных размышлений, которые простирались бы дальше, чем создание чего-то, что будет продаваться в магазине в то время.

Какими материалами ты руководствовался при создании дизайна? Я слышал, у Ральфа Лорена есть целая личная библиотека?

У него обширная библиотека дизайна, в которой есть книги по совершенно разным принтам из различных эпох. Из 30-х, 40-х, 50-х и 60-х. Множество менеджеров по дизайну посещает винтажные показы по всей стране и приобретает самые необычные вещи. Они могли купить винтажную пуговицу из 30-х или 40-х и привезти ее Ральфу Лорену.

Помню, на ней была изображена какая-то голова индейца. Мы сделали из нее нашивку и разместили на спине хлопковой рубашки. Это стало частью Polo Sportsman, и всё это появилось из винтажной пуговицы, которая затем была перерисована и размещена на спине хлопковой рубашки. Из нее также появился свитер.

Принты Polo Sportsman, связанные с рыбалкой, на задней части рубашек, были вдохновлены старыми журналами о рыбалке 40-х годов. Менеджер по дизайну приходил и говорил: «Эй, Дик, мы думаем воссоздать старинные обложки журналов и напечатать их на задней части рубашки. Название изменим на Polo Sportsman». Мне задавали направление, и я приступал к работе.

То есть ты руководствовался ими при разработке линии Polo Country, Sporting Life и всё такое?

Да, именно.

В каком году появилась линия Polo Country?

Боже мой, у меня до сих пор есть туфли с таким ярлыком. Мне кажется, Polo Country вышла в 1993 или 1994 году. Были даже отдельные магазины Polo Country. У меня тоже был один из них, когда я жил в Пенсильвании и ездил на работу в мастерскую к Ральфу. Один магазин открылся в моем элитном торговом центре в Уиллоу, штат Пенсильвания. Это было в начале 90-х, и долго они не прожили.

Если честно, это мои любимые времена в плане графики бренда.

У меня сохранилось множество логотипов Polo Sportsman. Некоторые были выпущены в качестве лого, другие стали патчами или вышивкой. Большая часть была нарисована от руки, например, нашивка с оленьей головой. Над этой линией было очень интересно работать, потому что в ней было много иллюстраций – и особенно потому что это именно то, чему я обучался в университете.

Я всегда говорю, что я – иллюстратор, который стал графическим дизайнером. Это произошло благодаря работе в Ralph Lauren. Когда в 1990 году я присоединился к команде, они как раз собирали новый художественный отдел для мужской линии. В 1992 году мне сказали, что компания переходит на цифровой формат и теперь большая часть работы будет выполняться на компьютерах. Меня спросили, хочу ли я научиться на них работать. Слава богу, я согласился и сказал, что готов обучиться, потому что сейчас я практически всегда работаю на компьютере. Но некоторые люди отказались: они хотели строго придерживаться лишь карандашных, маркерных рисунков от руки.

Еще ты создал логотипы для Polo Sport, да?

Я сделал изначальный логотип, который используется на туалетной воде Polo Sport. Логотип Polo Sport с флагом под ним и минималистичным и современным шрифтом. Многое для Polo Sport создавалось сразу на компьютере.

То есть, это первая компьютерная графика бренда?

Да.

В 1991 году тебе поручили создать легендарного медведя Polo Bear.

Да. Я не знаю, кто изначально нарисовал Polo Bear, который был похож на енота, но такое создавалось общее впечатление. Он просто выглядел как енот. Где-то есть ранние вещи с первой версией этого медведя, но они не очень хорошо продавались.

Меня вызвали к себе брат Ральфа Джерри Лорен и Бобби Реналес, который в то время был директором по дизайну мужской линии.

Они сказали: «Нам нужно, чтобы этот медведь выглядел хорошо». Они знали, что я в прошлом занимался винтажными игрушками и куклами. Поэтому они подумали, что я подойду в качестве человека, который сможет из этого медведя сделать настоящего персонажа, а не просто чучело какое-то.

Я попытался с ним что-нибудь сделать и придумал то, что в итоге до конца 90-х и оставалось тем самым культовым изображением Polo Bear. Я занимался созданием всех иллюстраций с медведем с 1991 по 1996 год, пока не ушел из компании. Они всегда использовали одну и ту же голову Polo Bear, которую я создал. И когда ко мне обращались дизайнеры, я рисовал его туловище с подходящими костюмами.

Сколько всего медведей ты нарисовал для Ralph Lauren?

О, боже. Я помню тех, которых нарисовал не я. Например, медведи с серфом или что-то такое? Нет.

Помню медведя в свитере с флагом, сидящего с поднятыми руками, его нарисовал я. Я нарисовал медведя в форме поло, с клюшкой и накинутым сверху пальто. Медведя-баскетболиста, медведя с мартини, медведя в белом смокинге. Медведя из коллекции RL 2000, катающегося на лыжах. Боже, так много медведей.

Медведи, которые были изображены на ярлыках плюшевых мишек Steiff в разных костюмах, которые продавались в бутиках. На всех бирках используются мои рисунки.

Ральф сам говорил тебе о том, как должен выглядеть каждый медведь?

Нет, чаще всего это были менеджеры по дизайну из разных отделов мужской линии. Например, в компании был менеджер, который работал с более премиальными костюмами Ralph Lauren. Был менеджер, который работал со спортивной или верхней одеждой. И все эти менеджеры по различным продуктам приходили ко мне и говорили: «Нам нужен медведь, который одет в нашу одежду. Вот тебе куртка, вот тебе шорты. Вот так выглядят эти вещи, теперь нарисуй их на медведе и сделай так, чтобы всё это выглядело хорошо».

Я тоже мог вносить свой вклад и говорить, почему не стоит брать эту куртку, или почему этот костюм не очень будет смотреться с этим галстуком. После того, как я дорисовывал медведей, они отправлялись на одобрение брату Ральфа Джерри, а затем показывались самому Ральфу. Я получал обратную связь, и иногда они могли поменять свитер или галстук, но обычно менеджеры по дизайну мне изначально очень четко объясняли, как всё должно выглядеть. Поэтому изменения вносились редко.

У тебя самого случайно нет плюшевых мишек Steiff?

Нет. Но они тоже очень красивые. Ты ведь тоже участвовал в их создании?

Я не занимался дизайном этих медведей, но, когда меня пригласили стать иллюстратором медведя, я сказал, что им нужен какой-то персонаж, и спросил, не будем ли мы использовать мишек Steiff. Ральф хотел их задействовать, потому что он коллекционирует медведей. У него в офисе была целая куча подаренных ему мишек в разных костюмах. Именно с этого всё и началось. Мы связались с известным производителем плюшевых медведей Steiff – это культовая компания – и нарядили их медведей в свою одежду. Эти мишки сейчас очень востребованы, их почти не выпускают.

У тебя есть какие-нибудь воспоминания, связанные с самим Ральфом, или ты чаще всего работал с Джерри?

Я могу сказать, что Ральф в качестве работодателя и начальника всегда был очень мягким и добрым человеком. Мы работали с ним в тесном контакте, когда я занимался куклой Барби Ralph Lauren. После того, как я создал очень успешно продававшегося медведя, производитель игрушек Mattel предложил Ральфу разработать Барби для сети универмагов Bloomingdales. Каждый год Bloomingdales выпускали эксклюзивную куклу, связанную с каким-нибудь дизайнером. Ральф долгое время говорил, что не хочет, чтобы его имя ассоциировалось с Барби. Наконец в 1995 году Mattel вновь связались с Ральфом, и из-за моего интереса к игрушкам и успеху Polo Bear Джерри снова обратился ко мне.

Мне очень нравился весь процесс работы над внешним видом куклы и упаковкой. Тогда мне удалось действительно близко поработать с Ральфом. Он делился своими идеями и мнением касательно дизайна, который я придумывал и показывал ему. Например, он говорил: «Вместо брюк c паттерном «гусиная лапка» давай лучше сделаем серые фланелевые брюки». Изначально мы создали не только Барби Ralph Lauren, но и Кена, что было чем-то неслыханным, потому что ранее продавались лишь Барби дизайнеров. Но поскольку Ральф известен своей мужской и женской одеждой, он хотел быть одним из первых дизайнеров, которые выпустят еще и мужскую куклу. Так у Барби появился темно-синий пиджак с гербом. Я работал с Mattel в качестве менеджера по продукту: я показывал дизайн Ральфу, выслушивал его мнение, а потом узнавал у Mattel, смогут ли они это сделать. Мы очень хотели, чтобы с куклой шла сумка Blackwatch, и нам нужно было выяснить, как правильно уменьшить ее принт. Это был очень сложный процесс. Но мы все были очень довольны конечным результатом.

Ralph Lauren обращались к тебе по поводу перевыпуска коллекций?

Нет. Пару лет назад мне позвонил другой человек, который делал миниатюрные версии винтажных вещей Polo. Помню, он говорил, что ходят слухи о перезапуске Polo Bear и всего такого. Опять же, приятно знать, что интерес по-прежнему есть. Поклонники действительно ценят ту работу, которая была вложена в создание этих вещей, разрабатывая которые никто не думал, что через 20 с лишним лет они по-прежнему будут популярны.

Источник: Grailed.com

 

Ральф Лорен удостоен почетного титула рыцаря-командора Ордена Британской империи. Подробнее здесь