В прошлый четверг в Германии стартовал 68-й Берлинале. Фильмом-открытием стала работа Уэса Андерсона «Остров Собак», трогательная кукольная история о псах-самураях и их приключениях в декорациях утопического будущего, о которой рассказывали здесь. Мы решили вспомнить, почему нам так нравится неизменное постоянство фильмов Андерсона, по какому поводу иногда хочется вернуться в детство, и как снимать серьезное и доброе кино, так точно напоминающее атмосферу черно-белых французских фильмов прошлого века. 

Печально, местами абсурдно, но по доброму иронично — Уэсу Андерсону ты простишь даже убийство главного героя, главное, чтобы о нем не сильно грустили по сценарию, значит — так нужно. Андерсон подкупает безупречно выверенной цветовой гаммой, красотой каллиграфических шрифтов, идеальной симметрией и неподдельной искренностью. Пытаясь поймать чувство, которое возникает при просмотре его работ, вспоминается что-то ностальгически детское, летние каникулы, второй этаж на даче и дни напролет с «Приключениями Тома Сойера» (простите за сантименты). Герои деятельные, уставшие, любящие, сломленные и живые. Их волшебство в том, что существовать они могут только в реальности режиссера, свободно перемещаясь между фильмами, в которых они могут быть сами собой. Настоящими авантюристами.

«Я чувствую, что персонажи из одного моего фильма могли бы легко оказаться в другом моем фильме, и это важно — потому что люди из фильмов, которые сняли другие люди, наверняка чувствовали бы себя там страшно неуютно»

Мысль семейная, магия музыки, волшебные детали, приключения и Билл Мюррей.

Каждому своему герою Андерсон ставит посильную задачу — побунтовать и научиться жить в семье. В целом, герои справляются. Школьник Макс Фишер (Джейсон Шварцман) перестает стыдиться своего отца и, знакомя его с друзьями, представляет парикмахером, а раньше для них он был нейрохирургом («Рашмор»). К перемирию приходит большая разобщенная семья гениев-Тенненбаумов, собравшись в доме детства, благодаря заболевшему отцу. Трое братьев (Оуэн Уилсон, Эдриан Броуди, Джейсон Шварцман) отправляются в долгое путешествие по вымышленной Индии ради встречи с матерью («Поезд на Дарджилинг»), печальная версия Жака Кусто (Билл Мюррей) знакомится со своим сыном (Оуэн Уилсон), которого никогда не хотел и успевает полюбить («Водная жизнь»).

Мысль о важности семейных отношений крепко прочерчена красным карандашом во всей фильмографии режиссера и подкрепляется неочевидными на первый взгляд деталями. Возможно это деревянный безымянный палец героини Гвинет Пэлтроу, которая была приемным ребенком в семье, состоявшей из пяти человек. Или кольцо клуба океанологов, которое носит герой Оуэна Уилсона, с детства мечтавший познакомиться со Стивом Зиссу, а в итоге оказывается, что океанолог — его отец. Очки с диоптриями Эдриана Броуди, которые он забрал из вещей покойного родителя и в которых почти ничего не видит. А в Дарджилинг путешественники едут с одинаковыми кожаными сумками — они отцовские, сшитые на заказ, и это одна из немногих оставшихся вещей, что еще объединяет братьев.

 

 

 

 

 

А еще должно быть отправлено письмо. Никаких мобильных телефонов! Письма — это круто. Действие у Андерсона никак не может происходить в 21 веке, а значит, наблюдать за приключениями своих героев он отправляет нас на 40 и 50 лет назад. Поэтому письма для мисс Кросс печатаются Максом Фишером на печатной машинке (и подписываются каллиграфическим почерком), побег Сьюзи и Сэма планируется в переписке, и не перечесть конвертов, отправленных и полученных мсье Густавом (Рэйф Файнс) в «Отеле Гранд-Будапешт».

Андерсон — перфекционист-меломан, поэтому свои самые самые счастливые моменты, самые серьезные проблемы, словом и радость и горе его герои переживают под музыку. Сьюзи сбегает из дома прихватив с собой виниловый проигрыватель (чего только стоят танцы на берегу озера!), Макс Фишер, залезая в окно к учительнице для объяснений, целенаправленно ставит в магнитофон кассету французского шансонье Ива Монтана, а именно, композицию Rue St. Vincent.

Отличный каст и знакомые лица — попав к Андерсону однажды, ты останешься здесь навсегда. Если вы видите на экране Билла Мюррея, Оуэна Уилсона или Джейсона Шварцмана, то вы наверняка угадаете, если скажете, что перед вами фильм Уэса Андерсона.  Роль уставшего миллионера в «Академии Рашмор» писалась специально для Билла Мюррея, когда еще совсем не было понятно, согласится ли он. Как оказалось, агент Мюррея и сам актер уже были фанатами «Бутылочной ракеты», с тех пор Мюррей появляется в каждом фильме режиссера и печально курит в главных, второстепенных и эпизодических ролях. В команду также входят Люк Уилсон, Анджелика Хьюстон, Тильда Суинтон и Уиллем Дэфо.

Пытаясь вывести формулу успеха андерсоновских фильмов, так или иначе придешь к афоризму «все гениальное — просто», тут даже без возможных двойных смыслов. Его герои подкупают именно простотой — аутсайдеры, искатели приключений, сломленные взрослые и серьезные дети. Их мало чем можно удивить и они не боятся показаться глупыми и смешными. В свое время в этом было очарование фильмов хедлайнера новой французской волны Франсуа Трюффо, где настоящие герои решали настоящие проблемы. И делали это просто. Просто — не значит поверхностно, просто — значит вслух, прямо здесь и сейчас. Не строя долгих планов на будущее, авантюристы Андерсона с упоением живут в настоящем, и возможно, именно этого так не хватает современному зрителю. Осознания, что все может быть намного проще. И уже — сегодня.

 

Автор: Наташа Белова