Вирджил Абло, недавно представивший в Париже весеннюю коллекцию Off-White, дал интервью журналу KALEIDOSCOPE, рассказав о своем подходе к творчеству, понимании стритвира как направления в искусстве, а также о том, как архитектура повлияла на его дизайн.

Представляем вашему вниманию интересные отрывки из интервью с дизайнером ниже.

Вирджил Абло о стритвире

«Стритвир – это настрой. Это продолжение твоих представлений о физическом мире, и это своего рода способ творения. [Стритвир] начался со скейтбординга, граффити, уличной культуры – но со временем это выросло в глобальное молодежное движение. Мне кажется, оно относится как к одежде, так и к другим объектам. Его можно отнести к архитектуре, искусству. Моя позиция как художника – продемонстрировать эту философию, этот междисциплинарный метод работы в областях, которые часто не относят к стритвиру – в рамках высокой моды, в рамках искусства.

В конце концов, если взглянуть на это более широко, поколение Нью-Йорка, пришедшее до меня, совместило идеологию поп-арта с концептуальным искусством – и они, в свою очередь, опирались на наследие предыдущего поколения, наследие личностей вроде Дюшана. Мое поколение смогло впитать в себя всё это, замутить что-то новое и добавить социологические аспекты того, что такое искусство, и как оно может пробить барьер высокой культуры и затронуть настоящую жизнь, обычных людей. Вот что я имею в виду, когда говорю о том, что стритвир – это новое направление в искусстве. Я использую движения и направления прошлого в качестве строительных блоков, и таким образом строю новое наследие».

Вирджил Абло о Доме Фарнсуорт и Краун-холле, спроектированных Людвигом Мис ван дер Роэ, которые Абло выбрал в качестве фона для съемок

«Образование стало первым файлом, записанным на мой пустой жесткий диск, я был юным и впечатлительным человеком, который пытается понять мир и разобраться в том, что такое дизайн, что такое искусство. Когда я вошел в Краун-холл, у меня дыхание перехватило, и я даже не понимал, почему. Я не разбирался в архитектуре, ведь до этого я ее никогда не изучал. Я обучался инженерному делу, и то здание казалось поэтическим объединением инженерии и архитектуры – оно очень минималистичное. Позже я понял, что мое перехваченное дыхание было связано с тем, что Мис ван дер Роэ вложил в свой проект. С того момента моя карьера была посвящена передаче эмоций через дизайн. И поэтому это здание имеет для меня такое большое значение. Оно освободило мой разум, показав, как искусство может преодолевать границы, и это стало принципом, которого я придерживаюсь и сегодня».

Вирджил Абло о предстоящей выставке в Музее Современного искусства Чикаго

«Я вновь работаю с рекламными щитами в общественных местах. При передаче своих идей я обращаюсь не только к тем, кто хорошо разбирается в искусстве, но и к посторонней публике, которая может столкнуться с искусством впервые. В чикагской выставке будет использоваться пространство как внутри музея, так и за его пределами, что должно продолжить собой эту концепцию, обращаясь к местным условиям. Я снова использую инструменты, которыми меня снабдил музей, для того, чтобы переключиться на другой элемент содержания, которого иначе здесь не было бы. Мне нравится такое взаимодействие».

Полностью интервью можно будет прочитать в новом выпуске KALEIDOSCOPE (№33), который уже доступен для предзаказа на сайте издания. Осенний номер журнала стоит £15.

Также в ноябре в Spazio Maiocchi будет выпущено коллекционное издание выпуска тиражом в 300 штук. В комплект с журналом будет входить эксклюзивная футболка и произведение искусства, подписанное самим Абло.