Фаррелл Уильямс созвонился с Канье Уэстом для того, чтобы дать ему интервью для карантинного выпуска i-D. Давние друзья и коллабораторы поговорили о вдохновении, планах Канье по строительству доступного жилья и о том, как коронавирус повлиял на современный мир.

В начале беседы Фаррелл вспомнил о своем первом впечатлении после знакомства с Уэстом: «Кажется, мы впервые встретились в самом начале твоей карьеры. По-моему, ты тогда еще не выпустил ни одной записи. Я помню, что познакомился с тобой и подумал: “Этот парень не похож на других”. Твоя настойчивость была заразительна, и когда ты выпустил свою музыку, она была именно такой, как ты и говорил. Мне кажется, ты человек, который может перекроить осязаемый продукт или композицию, или событие, собрав вместе нужных людей, и этот навык проник во многие сферы твоего творчества. Ты человек, который пойдет на всё, чтобы собрать людей вместе. Я увидел это уже тогда, и поэтому меня совершенно не удивляет, что тебе столького удалось достичь».

В свою очередь Уэст поблагодарил Фаррелла за то, что тот «вырвался из привычных рамок» как музыкант и человек с необычным личным стилем: «Ты вдохновляешь. Еще до того, как я стал носить розовые поло, ты уже носил розовые поло. Это прослеживается во всем вплоть до современной культуры. Ты сломал закрытые для нас двери в мир моды».

Фаррелл Уильямс дал интервью для i-D

Рэпер сравнил своего друга с Майклом Джексоном и обсудил культурное влияние музыканта, заявив, что СМИ специально очерняет его имидж, как и в случае с другими темнокожими культурными иконами: «[Фаррелл] очень похож на Майкла Джексона в том плане, что Майкл Джексон делал супергангстерские вещи. Он поцеловал дочь Элвиса Пресли на MTV. Майкл Джексон делал вещи, которые отличались от того, что мы были запрограммированы воспринимать как поведение, которому мы должны следовать. […] Должно быть что-то, что запрещает компаниям уничтожать наших героев. Этого не должно быть ни в The Shade Room, ни в соцсетях, ни тем более в документальных фильмах».


Интервью с Ричардом Тахсином — создателем медведя Polo Bear


Они также поговорили о том, как представление общества о пике карьеры исполнителей ограничивается определенными годами: «Они пытаются установить временную шкалу, когда музыкант выпустит свои лучшие работы», — заявил Уэст. — «Но, если взглянуть на многих великих художников и артистов, в 50 они лишь начинают творить. Я думаю о Polo, о том, когда мы узнали о Polo, и о том, что Ральф [Лорен] запустил Polo только в 40 лет». Фаррелл Уильямс его поддержал: «Они думают, что твой пик приходится на промежуток где-то с 16 до 25, и, конечно, да, бывают исключения, люди, которые достигают всего в юном возрасте, но настоящее “окно креативности” совершенно не совпадает с представлениями индустрии. Потому что они понятия не имеют, что мы рыбаки, забрасывающие свои сети в море и проверяющие, что в них попадется. Бывают моменты, когда творчество буквально бьет ключом, а бывает, когда у тебя просто ничего не получается. […] Всё дело в нашей связи со Вселенной, и эта связь не привязана ко времени или месту, но в индустрии этого не знают, потому что они не думают таким образом».

Фаррелл Уильямс дал интервью для i-D

Учитывая, что интервью проходит в условиях самоизоляции, Канье звонил со своего ранчо в Вайоминге, а Фаррелл находился где-то в Майами. Они рассказали изданию, как проводят время в условиях глобальной пандемии. «Это чума, которую мы переживаем в настоящем времени», — считает Фаррелл Уильямс. — «Я не думаю, что будет такая вещь как “новая норма” — это недостаточно показывает разницу между тем, кем мы были до пандемии и кем мы будем дальше. Жизнь не будет протекать так, как прежде. Мы сильно отдалимся друг от друга. Мы отделены, хотя онлайн мы, пожалуй, близки как никогда. […] Я знаю, что любовь будет очень сильной эмоцией. Тем, что люди очень глубоко чувствуют. Нельзя просто пожать руку или обнять человека и выразить это чувство так, как раньше. И потом, если взглянуть на это с экономической стороны, независимо от того, какой будет стабильность — не нормальность, а стабильность — потому что рано или поздно волна стабилизируется, и когда это произойдет, нельзя будет назвать нормой то, что вокруг закрылось столько магазинов и так много людей осталось без работы. Но мы уже пережили так много эпидемий. Мы выжили. Так что у нас всё получится. Во многих смыслах мы сами виноваты в том, что это произошло, и мы должны предпринять меры, чтобы пережить это».

Канье объяснил, что он вместе со своей командой в Вайоминге пытался разобраться, как организовать производство во время карантина. «Foam Runner, которые мы выпускаем в июне — это наш первый американский продукт, и нам нужно понять, как производить товары локально». Также Уэст завел разговор о проблеме бедности в США, вспомнив, как один из его менеджеров сказал, что в Африке сообщество не дало бы человеку голодать. «Именно с такими установками нам нужно действовать в будущем после пандемии. Вот какие перемены должны произойти», — уверен он. — «Нам нужно относиться к человечеству как к одному виду. Нам нужно изменить свой образ мыслей, перестроить мышление и с этим перестроенным мышлением изменить мир. Единственное, что может изменить мир — это перемены в людях».

Фаррелл Уильямс дал интервью для i-D

Фаррелл Уильямс продолжил его мысль: «Сейчас мы пришли к тому, что мы осознаем ситуацию. Ну, знаешь, когда ты едешь куда-то в три-четыре утра, ты устал, ведешь машину и на секунду начинаешь вилять, и друг говорит тебе: “Эй! Проснись!” И я отвечаю: “Я не сплю! Я не сплю!” Теперь мы не спим. […] Мы очнулись. Это касается музыки, артистов, искусства — это нужно почувствовать. И если ты не можешь этого почувствовать, тогда у тебя остается лишь две плоскости, а это пустая трата пространства и времени. Вся суть в том, чтобы чувствовать».

Напоследок Канье Уэст рассказал о том, как начал заниматься проектом социального жилья Yeezy Home. «Прошлым летом я строил жилье для бездомных, и зачастую, когда люди занимаются проектами для бездомных, они строят их, думая: “А, да это же для бездомных, плевать”. Но я хочу построить что-то со вкусом, настоящий дом», — заявил он. — «Люди начинают говорить: “А как же наркотики или проблемы с ментальным здоровьем?” Но возьмите, к примеру, закрытый жилой комплекс. Я думаю, у них там такие же проблемы с наркотиками и ментальным здоровьем, как у бездомных. Идея заключается в том, чтобы создать пространство, которое будет еще и вдохновлять, чтобы это было место, в котором я бы сам захотел жить. Поэтому я назвал его футболками в мире домов. Потому что футболка может быть как у миллиардера, так и у бездомного человека».

Рэпер рассказал, что для работы над конструкциями он со своей командой изучил общинную жизнь в Африке, органическое земледелие и солнечную энергию. «Мы учимся строить город. Иногда приходишь к татуировщику, а он покрыт такими некрасивыми тату, что хуже не найти. Но сам он прекрасный татуировщик. А почему? Потому что он практиковался на себе. Если взглянуть на то, что я выпустил за последние 20 лет, я тоже практиковался на себе».

 


Ранее Канье Уэст поделился своими дальнейшими музыкальными, дизайнерскими и архитектурными планами в интервью GQ