Издание GQ выбрало героем своей новой истории с обложки Канье Уэста. Журналист Уилл Уэлч на протяжении пяти недель сопровождал рэпера для серии интервью, прошедших как в Вайоминге и Калабасасе, так и на Неделе моды в Париже. В материале Уэст рассказывает о своих последних архитектурных разработках, коллекции Yeezy Season 8, новой музыке, а также делится мыслями о духовном возрождении и о том, как он отнесется к повторному релизу Nike Air Yeezy.

Первое интервью с Канье состоялось всего через три дня после того, как его друг Коби Брайант погиб в авиакатастрофе неподалеку от штаб-квартиры Yeezy в Калабасасе. «Коби Брайант был одним из моих лучших друзей», — сказал он. — «Он был баскетбольной версией меня, а я был рэп-версией его, это факт!»

После «срочной психиатрической помощи», как Уэст называет собственную госпитализацию в 2016 году, он считает себя возродившимся христианином. Это событие музыкант использует для дальнейшего «религиозного просвещения». «Мне кажется, церковь, с которой большинство существовало в детстве, было негативной средой. Для меня, как для человека, посвятившего свою жизнь Христу, самое лучшее — это знать, что я могу быть для людей якорем и формой исцеления, потому что они разговаривают с человеком, который был на реабилитации и вернулся оттуда».

Канье Уэст - главное из интервью для GQ

В статье также говорится о том, что Канье Уэст разводит на своей вайомингской ферме овец для того, чтобы использовать их шерсть в одежде Yeezy. Он по-прежнему работает над проектами своих куполообразных жилищ, Yeezy Home — новой версией конструкций, которые появились на территории его дома в Калабасасе. «Большое заблуждение заключается в том, что это власти заставили меня снести купола», — подчеркивает Уэст. — «Мы построили их лишь для того, чтобы разобраться в пропорциях, и мы сами планировали их снести. Но, как и всегда это бывает в Калифорнии, они перекроили историю под себя и сказали: “Мы снесли купола Канье”. И знаете, образно говоря, именно этим люди и занимаются с тех пор, как я еще был ребенком. Но, как мы теперь видим, им это до сих пор не удалось».

Одна из идей Уэста заключается в том, чтобы задействовать в строительстве не подрядчиков, а художников-декораторов. Он называет их «Zara в мире домов». Канье хочет, чтобы дома можно было модулировать и быстро строить в любых условиях. По задумке рэпера, когда он наконец окончательно разработает и построит свой проект, концепция станет повсеместно распространенной и в конечном счете реорганизует всю индустрию. Например, его последний эксперимент — дом, конструкция которого подходит для катания на скейтборде. Один из сотрудников команды Yeezy, работающей на ранчо, рассказал о том, что Канье Уэст много говорит о том, что пространства, в которых живут люди, очень загромождены. «Как всё это сказывается на нашем психическом здоровье? Насколько сильно мы бы изменились, если бы мы находились в пространствах, в которых можно по-настоящему думать, сосредотачиваться и чувствовать ясность?» — объяснил он. Сам Уэст заявил, что вместо лекарств он решил попробовать «другие средства для исцеления», в том числе — больше свободного пространства. Туда также вошли «свежий воздух, веселье и вдохновение».

Канье Уэст - главное из интервью для GQ

Еще одна тема, затронутая в интервью — это его новая коллекция одежды Yeezy Season 8. По словам Канье, она вдохновлена тем, что в будущем будут носить сотрудники Yeezy Campus на ранчо в Вайоминге — повара, домработники, участники хора Sunday Service и другие. Журналист заметил, что после показа Уэста в Париже люди говорили о двух вещах — выступлении его дочери, Норт, исполнившей во время презентации песню, и вспышке коронавируса, которая в те дни только начинала захватывать США. В ответ на это рэпер высказался так: «Я просто горжусь своей дочерью. Мне кажется, что один из этих разговоров о конце света. А другой — о зарождении. В самом деле, так оно и есть!» Он продолжил: «Два дня назад, когда мы говорили о вирусе, сидя в ателье, я думал: «Если нас больше не будет, то всё, о чем я могу думать — это о том, какая это прекрасная жизнь. Думаешь обо всех этих фильмах про конец света и просто благодаришь Бога за жизнь. Благодаришь Бога за всё пережитое».

Канье также коснулся своих политических убеждений, заявив, что он всё еще относит себя к сторонникам Трампа. «Я покупаю недвижимость. И сейчас с этим дела обстоят лучше, чем когда у власти был Обама. В школе тебя не учат приобретению собственности. Тебя учат лишь тому, как стать чьей-то собственностью», — заявил он. — «На этот раз я точно буду голосовать. И все мы знаем, за кого будет этот голос. И я не собираюсь выслушивать, как люди вокруг меня и люди, которые действуют в своих интересах, говорят, что моей карьере скоро придет конец».

Еще один интересный вопрос, поднятый в статье, был посвящен прошлому сотрудничеству Уэста с Nike. В ответ на вопрос о том, не будет ли он против того, чтобы бренд выпустил ретро-релиз его линейки Air Yeezy, музыкант не стал возражать. «Я только за. Что угодно, если этого хочет молодежь, если этого хотят люди. Люди должны иметь возможность получать то, что им хочется», — заявил он.

Канье Уэст - главное из интервью для GQ

Не обошлось без разговоров и о будущих проектах Канье Уэста в музыкальном плане. Говоря о записи новых треков, он признался, что, как и в предыдущем альбоме, «Jesus Is King», не хотел читать рэп: «Потому что я так долго читал рэп в угоду дьяволу, что даже не знал, как читать рэп в честь Бога. Но позже один из моих пасторов рассказал мне: “Мой сын только что сказал, что хотел бы услышать рэп-альбом об Иисусе от Канье Уэста”. Он не говорил: “Канье Уэст, ты должен это сделать” или “Ты обязан это сделать”. Он просто передал мне то, что сказал ребенок. И это всё изменило».

Уэст также признался, что часто записывает песни на телефон: около 20% последнего релиза было создано на iPhone. «Я впервые начал так делать при записи “Yeezus”. Например, “Closed on Sunday, you’re my Chick-fil-A” — эта часть взята из телефона».

Полное интервью

 


Недавно Канье Уэст дал еще одно интервью журналу The Wall Street Journal