Во время поездки в Нью-Йорк, совершенной ради церемонии награждения премией имени Исаму Ногути, Рей Кавакубо дала редкое 45-минутное интервью изданию WWD. Вместе со своим мужем, президентом Comme des Garçons и главой Dover Street Market, Эдрианом Йоффе, который переводил ее слова, обычно молчаливая основательница Comme des Garçons рассказала о начале своей карьеры, отношении к работе, подходе к собственному бизнесу и недостатках своего главного бренда, которому в этом году исполняется 50 лет.

Отвечая на вопрос о своих достижениях, Рей Кавакубо рассказала, что не часто задумывается о том, чего успела добиться просто потому, что ей некогда этого делать: «Работа состоит из ежедневной рутины, ежедневного накопления разных дел. Каждый день — это новый день для того, чтобы делать одно и то же, поэтому у меня нет на это времени, я никогда не думаю о прошлом, считая [прошедшие годы]. Когда мне говорят, что прошло уже 50 лет, я могу оглянуться назад и посмотреть, сколько лет прошло, но я не принимаю это во внимание, потому что для меня это процесс ежедневного поиска». При сравнении с Ральфом Лореном, который тоже успешно управляет своим брендом уже на протяжении полувека, Кавакубо утверждает, что у них мало общего: «Это очень, очень большая компания. Я не уверена в том, как он работает, и, если основываться на его продукции, похоже, он работает совершенно по-другому. Нас сложно сравнивать. Но он тоже молодец».

Comme des Garçons Fall/Winter 2017 RTW

Comme des Garçons Fall/Winter 2017 Ready-to-Wear

Главной ценностью своей компании дизайнер назвала постоянный поиск новых вещей. «Это касается не только грандиозности создания чего-то нового, но и ежедневной рутины, потому что с годами становится всё сложнее. Ведь чем больше новых вещей ты делаешь, тем с каждым разом меньше остается нового».

Рей Кавакубо также вспомнила о начале карьеры и поделилась отношением к своей профессии. Она рассказала о том, как получила работу на текстильной фабрике и в какой-то момент поняла, что не может найти вещи, с которыми ей хотелось бы работать — поэтому она начала создавать их сама. «Не было такого, чтобы я сказала: “Я дизайнер”. Я не считаю себя дизайнером. Я использую моду как бизнес. Мода была материалом для создания бизнеса». Даже к своей эстетике она относится как к части бизнеса: «Я поняла, что могу сделать успешный бизнес, в качестве материала используя одежду. И чем успешнее становился бизнес, тем больше я понимала, что если буду оставаться верной своим ценностям в создании одежды, которой раньше не существовало, то мой бизнес будет оставаться успешным». Но она также отмечает, что создание такой одежды — это имидж бренда, но успешным его сделали другие вещи, потому что «одежда, которую до этого никогда не видели, не так-то хорошо продается». «Если бы мы полагались только на главную коллекцию Comme des Garçons, то компания развалилась бы», — уверена она.

«Я сказала: “Я хочу создать собственного крокодила”»

Создание новых брендов во вселенной Comme des Garçons всегда было обусловлено желанием заполнить пустующую нишу среди других коллекций. «Сначала это были Homme и Tricot. Потом Comme des Garçons Shirt, Robe de Chambre. У каждого из них была своя конкретная концепция». Что касается появления линии Comme des Garçons Play, Кавакубо хотела найти изображение, которое могло стать символом бренда — как крокодил у Lacoste. «Я сказала: “Я хочу создать собственного крокодила”». По словам дизайнера, сердце стало логотипом Play совершенно случайно: когда польский иллюстратор Филип Паговски прислал ей работы для главной коллекции, в последний момент он добавил к ним и этот рисунок. «Это было чистой случайностью», — утверждает она. — «Мы не просили об этом. Но я заметила его и сказала: “О, это мило, возможно, это то, что нужно”».

На вопрос о запуске новых брендов Рей Кавакубо ответила довольно расплывчато, подчеркнув, что ее бизнес состоит из создания, производства и продаж. «Потому что нет смысла в создании этих вещей, если ты не собираешься их продавать. Поэтому следующим шагом не обязательно будет то, что мы делаем, это может быть каким-то новым методом продаж. И все другие элементы процесса тоже могут быть чем-то новым… Может быть, новая вещь — это не онлайн-продажи, а создание новой атмосферы или условий, в которых мы встречаем человека… Вместо традиционных продаж, может быть, это другой процесс, другие действия. Я хочу оставаться открытой для любых возможностей. На каждом этапе процесса, от начала размышлений о создании новой вещи до самой продажи, существует много уровней, и на каждом из этих уровней, возможно, мне стоит подумать о чем-то новом».

Comme Des Garcons Homme Plus Menswear Fall/Winter 2018

Comme Des Garcons Homme Plus Menswear Fall/Winter 2018

Говоря о своей последней коллекции, Кавакубо отметила, что сделала ее мрачной только ради показа — в самой концепции вещей это не заложено. «Я хотела изменить нормальную презентацию с моделями, ходящими туда-сюда. Поэтому это было лишь инструментом для выражения нового способа презентовать одежду». Дизайнер рассказала, что относится к различным цветам как к инструменту, который может что-то изменить. «В начале я использовала в качестве мотива черный цвет, потому что в мире моды его вообще не использовали. Поэтому это было темой, выражающей то, что я хочу делать, что-то новое для тех времен… Но теперь, когда он уже не является для моды каким-то новым цветом, мне нужны другие инструменты».

«Мой план состоял в том, чтобы создать этот прекрасный хаос. Если беспорядочно и запутанно сложить всё это, то из этого смешения выйдет что-то новое».

Когда Кавакубо спросили о современном положении модной индустрии, она ответила так: «Мы просто должны делать всё возможное. Я чувствую, что есть такие люди — их немного — которые найдут что-то новое. […] Потому что без такого поиска создания чего-то нового человечество не может развиваться. Это необходимо, и так было всегда. И когда случались спады, из них всегда что-то выходило. Поэтому нам нужно сохранять в себе надежду, чтобы жить дальше».

В интервью дизайнер также коснулась того, как к ней пришла идея создать Dover Street Market. «Я хотела найти новый способ управления розничной торговлей, и создание очередного магазина Comme des Garçons меня уже не захватывало. Я хотела сделать что-то, отличающееся от универмагов и других специализированных магазинов. И я придумала Dover Street». Единственным критерием при выборе брендов, выставляющихся в магазине, является общий образ мышления: «люди, которым есть, что сказать, люди, у которых есть свое видение». «Главная идея состояла в том, что даже если кто-то продавался в другом месте, то благодаря тому, что их смешивали с другими людьми, другими видениями, обязательно появлялось что-то новое, что-то более синергетическое, один плюс один в сумме дают три», — говорит она. – «Мой план состоял в том, чтобы создать этот прекрасный хаос. Если беспорядочно и запутанно сложить всё это, то из этого смешения выйдет что-то новое».

К своим коллаборациям Рей Кавакубо подходит с таким же настроем: «Для меня единственные коллаборации, в которых есть смысл, это когда мы просим людей создать вещи, которые сами не можем сделать, а мы создаем вещи, которые не могут сделать они, и после смешения получается такой синергетический результат — один плюс один в сумме дают три».

 

Вся правда о Рей Кавакубо (ну, или почти вся) в интервью для The New York Times по ссылке

Полное руководство по вселенной Comme des Garçons по ссылке