Сегодня утром (26 апреля) перед входом магазина Uniqlo на Пятой авеню выстроилось около 200 человек. Все они – дети, туристы, хайпбисты, обычные люди – пришли туда с одной и той же целью: встретиться с Такаси Мураками.

Известный японский художник приехал в Нью-Йорк на релиз своей новой коллаборации с UT Uniqlo – коллекции по мотивам популярного манга-сериала «Дораэмон», созданного Фудзико Ф. Фудзио в 1970 году. Коллекция включает в себя 15 разных футболок и коллекционную плюшевую игрушку кота Дораэмона. На каждой футболке изображена работа Такаси Мураками «Anna koto iina dekitara iina», впервые показанная на выставке «Doraemon Exhibition Tokyo 2017», а также рисунки из комиксов про Дораэмона.

Мы встретились с Такаси Мураками (который был одет в шляпу с Дораэмоном, брюки и пиджак с таким же дизайном, как в линейке UT, и кроссовки Joshua Vides Air Jordan 1), чтобы обсудить его новую коллекцию. Но, конечно, мы также поговорили о его любимых кроссовках, работе с Вирджилом Абло и арте для обложки совместного альбома Канье Уэста и Kid Cudi «Kids See Ghost», новостью о котором Канье поделился после своего недавнего возвращения в твиттер

Коллекцию «Doraemon UT» уже можно приобрести в магазине Uniqlo на Пятой авеню. В мае она появится в онлайн-магазине и избранных магазинах Uniqlo по всей территории США.

Расскажите мне об изображениях для коллаборации с Uniqlo UT. Это же работа с прошлогодней выставки «Doraemon» в Японии, верно?

Да, принты сделаны с картин.

Что вы хотели показать этой работой?

Шестнадцать лет назад, в 2002 году в Японии было мероприятие, на котором художников попросили интерпретировать образ Дораэмона, персонажа мультфильма, и создать свои собственные работы с ним. Эта групповая выставка проехала по всей Японии и оказалась очень успешной. С тех пор много музеев представляли мангу в качестве темы для выставки. После наших работ на мангу начался какой-то бум. Прошло 16 лет, настало время для очередного шоу с такой же тематикой, и множество разных художников должны были придумать интерпретацию этого персонажа. К этому времени появился музей «Дораэмона», а автор комикса, Фудзико Ф. Фудзио, уже скончался. Но мультфильм до сих пор продается, и для того, чтобы его разрекламировать и сохранить его популярность, придумывают кучу разных идей. Участвуя в шоу, я пытался объединить мир современного искусства и мир манги.

Какое ваше самое первое воспоминание о «Дораэмоне»?

На самом деле «Дораэмон» больше пришелся на детство моего младшего брата. Я был немного постарше. Мне запомнилась другая манга. Автор был тот же, но они назывались «Obake» и «Perman». Я вырос на этих работах. Но я помню, что мой младший брат читал много комиксов «Дораэмон».

Вы удивились реакции на коллаборацию? У магазина была огромная очередь.

Они все пришли с выставки ComplexCon [смеется]. Это правда. Я удивился, когда пошел на ComplexCon два года назад. Когда я проходил мимо, все называли меня по имени, типа: «Эй, Такаси!»

Вы знамениты.

Да [смеется]. Но я этого не знал, честно говоря. И все эти люди не похожи на людей из мира моды. Они больше напоминают фанатов «Звездных Войн», как на Comic Con. Но в прошлом году на ComplexCon я больше разобрался, как там всё устроено. Я до сих пор ничего не знаю и не понимаю о сникерхедах. Но они меня любят, и поэтому там была такая длинная очередь. Люди, стоящие в очереди – это одно, но теперь у них появился вторичный рынок [по перепродаже].

Кстати говоря о сникерхедах. В последнее время вы носите очень крутые кроссовки. У вас есть любимые?

Во-первых, я не разбираюсь в моде [смеется]. Но мне по душе концепция Вирджила Абло, потому что это своего рода субкультура, и он привносит в неё много нового. Но больше всего мне нравятся… Как там называются эти огромные кроссовки? А, Balenciaga. Такаси Мураками

Triple S. Вы их носите?

Да. Они такие тяжелые [смеется]. Такаси Мураками

Потому что они очень громоздкие.

Да. Но на первом месте у меня стоят кроссовки Yeezy Канье, на втором – Virgil x Nike Air Jordan 1, а потом уже Balenciaga. Но Balenciaga реально выглядят как какие-то монстры. Мне нравится.

Задумывались ли вы когда-нибудь о коллаборации по созданию собственных кроссовок?

Это как раз мой новый проект. Я встретился с Nike. Но я хочу, чтобы они создавались в Японии, чтобы там какой-нибудь производитель их сделал. Не знаю. Если с некоторыми людьми, связанными с этим сотрудничеством, всё пройдет гладко, то мы хотим выпустить кроссовки в этом году на ComplexCon.

Вы работаете над чем-то с Nike?

Я не знаю. Если Nike захотят, то мы сможем сделать семплы. Но я ездил в Портленд в прошлом месяце, и с тех пор пока ничего не происходило. Такаси Мураками

Что насчет Вирджила, которым вы так восхищаетесь?

Очень давно, 12 или 13 лет назад, когда он еще был ассистентом Канье в Японии, он приходил ко мне в студию. Я вспомнил об этом только в прошлом году, когда Вирджил пришел на мое шоу в Музее современного искусства Чикаго. Он мне сказал: «Я бывал в твоей студии». А потом я посмотрел на его лицо и понял, что да, был в группе такой высокий парень. Тогда он мне сказал, что, проведя всё детство в Чикаго, он не имел ничего общего с миром искусства. Но он и Don C как-то увидели в витрине Louis Vuitton мою коллаборацию, эту красочную монограмму, и она им очень понравилась. Они говорили о том, что в ближайшее время начнет появляться больше подобных вещей. Вирджил сказал, что это был его первый опыт соприкосновения с искусством. Поэтому у меня и сложилось впечатление, что я и мои работы ему понравились. А потом мы снова встретились на ComplexCon и еще раз пообщались. Тогда он опять упомянул этот случай, и я понял, что он меня очень уважает. Его бренд Off-White, логотипы и принты уже очень популярны в Азии, поэтому я спросил, не хочет ли он со мной посотрудничать в создании какого-нибудь произведения искусства, используя при этом популярные образы. И он сразу же согласился. Это произошло так быстро, что я подумал, взаправду ли это вообще? [смеется] Такаси Мураками

Вы выложили фото обложки «Kids See Ghost». Как это произошло?

Вообще я не уверен, можно ли мне об этом говорить [смеется]. Но в прошлом году Канье и Kid Cudi сказали, что они хотят посетить мою студию. Они предупредили меня за месяц до этого и приехали где-то в июле или августе. Но накануне приезда они внезапно написали: «Нам нужно, чтобы в студии была гитара и усилитель для колонок». Они уточнили, какое именно оборудование им было нужно, и мои ассистенты бегали туда-сюда, как безумные, пытаясь всё это подготовить и настроить в художественной студии. Они приехали, и мы даже особо не поприветствовали друг друга. Канье просто начал читать строки, записанные у него на телефоне, включил бит на компьютере, а Kid Cudi начал играть на гитаре. Прямо там сразу же началась музыкальная сессия. А потом они спросили: «Ну, как тебе? Что скажешь?» А я ответил: «Ну, я не знаю» [смеется]. Они сказали: «Окей. Давай поговорим. Kid Cudi и я делаем коллаборацию. Почему бы нам не сделать что-нибудь вместе?» На следующий день они вернулись.

Тот эскиз, которые вы видели в твиттере – это то, что я, мои ассистенты, Канье и его ассистенты вместе придумали. Мы нарисовали на бумаге разные идеи. Это была такая работа на начальном этапе. Но тогда ничего не вышло, поэтому я особо не понимал, что происходит. Потом примерно за два дня до того, как рисунок был опубликован, Канье заявил, что он собирается выпустить с Kid Cudi совместный альбом «Kids See Ghost». И я тогда подумал: «Мне казалось, мы собирались сделать что-нибудь вместе. Но, видимо, нет». А потом через два дня появился мой рисунок. Такаси Мураками

Какой смысл стоит за этим рисунком? Что вдохновило вас на его создание?

Это был Канье. Он подал нам эту идею. Изначально Канье был медведем, а Kid Cudi был лисом. Но Kid Cudi сказал: «Мой персонаж – собака». Два часа мы говорили и придумывали этот персонаж, и я нарисовал медведя и собаку. Канье всё молчал, а потом наконец увидел персонажа и сказал: «Cudi, ты – лис. Ты лис. А не собака. Ты будешь лисом, окей?» Kid Cudi согласился. Поэтому мне пришлось изменить персонажа на лиса. Но в голове у меня уже была собака, поэтому изображение лиса и выглядит так. Он очень странно сложен. Такаси Мураками

Есть поколение детей, которое выросло на ваших работах, или, подобно Вирджилу, пришло к искусству через ваши работы. Каково осознавать это?

На самом деле я не знаю, почему так вышло. Но мир современного искусства существует исключительно в Нью-Йорке, Лондоне и Париже. Специально для этого мира и этого рынка я и создаю свои работы. Товар, который я создаю, никогда не делается для получения прибыли. Я делаю это, просто потому что мне интересно. Но мне всегда хотелось изучить то, что пришло после Энди Уорхола и Джеффа Кунса, потому что мне было бы интересно подробнее узнать об этом направлении. Это всегда было частью моей художественной деятельности. Продвигая этот продукт, я как бы заявлял о себе в мире искусства. Но потом появилась молодежь, которая начала покупать эти товары. Для них покупка продукции – это сама по себе очень важная деятельность. И есть целое поколение, типа Вирджила, где мотивацией выступает само создание товара. Оно само по себе является творческим актом. Я совсем недавно узнал, что есть вот такой новый взгляд на творчество. Я не думаю, что я – тот художник, которого боготворят или почитают, или что-нибудь подобное. Меня больше интересует, какая при этом происходит химическая реакция, почему они покупают товар, который я создаю, и во что это может перерасти. Такаси Мураками

 

Источник: Complex.com