Обладая повсеместным статусом влияния, искусно сформированному за тридцать лет карьеры во главе Vogue, Анна Винтур не имеет равных в модной индустрии. Ее репутация вышла далеко за рамки журнала, редактором которого она является, а ее образ — безупречно ровное боб-каре, солнечные очки — уже мгновенно узнается даже в виде силуэта или одной линии наброска.

 


Если покойный Карл Лагерфельд был верховным главнокомандующим моды, то Винтур — глава этого государства, таинственно руководящая вопросами стиля и культуры, гораздо превосходящими представления среднего читателя Vogue. Она выступает в качестве законодательницы моды и стратегического советника генеральных директоров роскошных компаний, использует свою платформу в благотворительных целях (в частности для исследования СПИДа) и превращает Met Gala — ежегодный благотворительный бал в фонд Института костюма Метрополитен-музея — в шикарный вечер с размахом красных дорожек «Оскара» и серьезное мероприятие по сбору средств.

В 2015 году издание The New York Times сообщило, что бал под управлением Винтур собрал более 145 миллионов долларов — сумма, которая после события, которое пройдет в следующем месяце, вероятно, превысит 200 миллионов.

Анна Винтур на балу Института костюма Метрополитен-музея Met Gala «Heavenly Bodies: Fashion & The Catholic Imagination» 7 мая 2018 года, Нью-Йорк

Анна Винтур на балу Института костюма Метрополитен-музея Met Gala «Heavenly Bodies: Fashion & The Catholic Imagination», Нью-Йорк 2018 год

В этом году Винтур исполняется 70 лет, и, если верить утверждению Vogue о том, что она останется во главе журнала, возможно, впереди ее ожидают самые сложные годы ее карьеры.

Молодежный Центр - Телеграм канал

Как и многие другие устаревшие медиакомпании, Vogue и его управляющий холдинг Condé Nast переживают сложные времена. Недавно издатель закрыл ряд публикаций из своего актива, в том числе печатные журналы Glamour, Teen Vogue и Self. В то же время офисы Condé Nast в Лондоне — часто позиционируемые как «цифровой эпицентр» многих изданий, включая Vogue — за последние 1,5 года резко выросли в своих размерах и масштабах. Также были запущены новые онлайн-издания, в том числе Vogue Business.

Тем не менее, точно так же, как управление кораблем совершенно отличается от вождения быстроходного катера, медиагигант Vogue не может адаптироваться к новым условиям со скоростью своих молодых, небольших и хорошо знакомых с цифровыми технологиями соперников.

За годы правления Анны Винтур Vogue также критиковали за использование или злоупотребление фотошопом, в результате чего на фотографиях появлялись необычные контуры тела.

В эксклюзивном нью-йоркском интервью журналистке CNN Кристиан Аманпур Винтур выразила оптимизм по поводу изменений в сфере СМИ, в круговороте которых она сейчас находится. «Я думаю, нам очень повезло, что сейчас у нас есть так много разных каналов для общения с аудиторией», — говорит она.

«Если вернуться в те времена, когда я была юной девушкой из Великобритании, когда я получила свою первую работу, хорошим показателем для ежемесячного журнала считалась аудитория в 90 тысяч человек. Сейчас у нас, по-моему, только в инстаграме Vogue US 22 миллиона подписчиков. Мы общаемся с мужчинами и женщинами по всему миру… и в столь разных форматах, которых 10-15 лет назад мы себе и представить не могли».

Беседа с Винтур состоялась на следующий день после того, как Condé Nast назначили бывшего президента музыкального стримингового сервиса Pandora, Роджера Линча, своим первым глобальным исполнительным директором. Эту новость объявили менее чем через шесть месяцев после того, как издатель объявил о слиянии Condé Nast International (чья штаб-квартира находится в Лондоне) с Condé Nast (американское отделение) — это была реструктуризация, вследствие которой генеральный директор компании Боб Сауэрберг ушел в отставку.

Слухи о возможном уходе Винтур появились еще до последних переворотов — и прошлым летом они закрутились с новой силой. Однако острые языки снова замолчали после настойчивого заверения Сауэрберга в том, что главный редактор останется на посту Vogue «на неопределенный срок».

Анна Винтур на 72-ой ежегодной церемонии вручения театральной премии Tony Awards, Нью-Йорк, июнь 2018 года 

Анна Винтур на 72-ой ежегодной церемонии вручения театральной премии Tony Awards, Нью-Йорк 2018 год

«Анна Винтур — невероятно талантливый и креативный лидер, чье влияние не поддается измерению», — говорится в заявлении Сауэрберга. — «Она является неотъемлемой частью будущих трансформаций нашей компании и согласилась продолжить работу со мной в качестве главного редактора Vogue и художественного директора Condé Nast на неопределенный срок».

Проблемы модной индустрии 

Модная индустрия во всех ее аспектах в настоящее время столкнулась со множеством серьезных проблем: ее вклад в климатический кризис, споры о мехе и вопросы культурного разнообразия и инклюзивности.

И если масштабные коллективные действия сектора по борьбе с климатическими изменениями и стремлению к экоустойчивости в моде предпринимаются довольно медленно (исторически такой пропагандой занималось лишь небольшое количество активных личностей вроде Стеллы Маккартни), самые влиятельные игроки рынков люкса и роскошного стритвира, похоже, принимают эту проблему острее. «Буквально вчера ко мне в офис приезжал генеральный директор крупной европейской компании для того, чтобы обсудить экологию», — замечает Винтур. — «Все обеспокоены климатическим кризисом и тем, что нужно сделать, чтобы его разрешить. И, конечно, мы, как и другие индустрии, прекрасно понимаем, что в этом есть и наша вина, и думаем, что мы можем сделать за относительно короткий промежуток времени, чтобы исправить ситуацию».

Джин Прессман (генеральный директор Barneys New York в то время) и Анна Винтур на коктейльной вечеринке в конце 80-х

Джин Прессман (генеральный директор Barneys New York в то время) и Анна Винтур на коктейльной вечеринке в конце 80-х

Интересно, что, несмотря на то, что несколько люксовых брендов объявило о том, что они больше не используют в своих коллекциях мех (Burberry, ChanelGucci), Винтур не собирается от него полностью отказываться. Она заявила, что в контексте экоустойчивости «искусственный мех гораздо больше загрязняет природу, чем настоящий», добавив, что модные дома должны убедиться в том, что они следуют лучшим практикам и остаются «этичны в их применении».

О том, почему мода закрывает глаза на вредные свойства искусственного меха читайте здесь 

Пожалуй, больше всего сегодня привлекают внимание вопросы, касающиеся расового и культурного неуважения. В последние месяцы в секторе роскошной моды были допущены очень неудобные и показательные ошибки, после которых Gucci, Prada и Dolce & Gabbana пришлось приносить извинения за расово- и культурно-сомнительные решения.

Всплеск оплошностей начался в прошлом году, когда бренд D&G создал серию роликов для рекламы показа «The Great Show», «дани уважения Китаю» Модного дома. В 40-секундных видео, размещенных в инстаграме, фейсбуке и твиттере бренда, модель Зуо Йе под типичную китайскую музыку с трудом пытается съесть пиццу, пасту и канноли помощью палочек для еды.

В последующие месяцы Gucci и Prada были раскритикованы за релиз одежды и аксессуаров, напоминающих «блэкфейс».

Vogue старательно сообщал о всех провинностях брендов. Но иногда ему тоже не хватало разумности в принятии решений.

Анна Винтур, светский обозреватель Найджел Демпстер и редактор Тина Браун на вечеринке Vogue в ноябре 1989 года, Нью-Йорк

Анна Винтур, светский обозреватель Найджел Демпстер и редактор Тина Браун на вечеринке Vogue в ноябре, Нью-Йорк 1989 год

Американскому подразделению издания пришлось извиниться перед журналисткой и активисткой Нур Тагури, которую журнал в подписи к фотографии ошибочно назвал именем другой мусульманской женщины. А в феврале директор по стилю бразильского Vogue Доната Мейреллес была вынуждена уйти со своего поста после того, как в сети появились фотографии с ее вечеринки по случаю дня рождения, на которых чернокожие женщины в традиционных нарядах приветствовали гостей и стояли у трона — эти сцены раскритиковали за сходство с рабством.

Такие инциденты заставили индустрию задуматься о том, какие взгляды она формирует и поощряет. Сегодняшние читатели и потребители требуют от компаний, с которыми они взаимодействуют, большего; от брендов ожидают того, чтобы они заявляли о своих ценностях и были готовыми публично понести ответственность за свои действия.

Анна Винтур: борьба за ценности и личная точка зрения

В этих целях Vogue предпринимает немалые усилия по диверсификации. В 2017 году Эдвард Эннинфул заменил Александру Шульман на посту главного редактора британского Vogue, став первым цветным редактором (и первым редактором-мужчиной) в истории журнала. Затем в августе прошлого года Тайлер Митчелл стал первым чернокожим фотографом, снявшим для Vogue «историю с обложки», и его портрет Beyoncé украсил обложку американского журнала. На обложке нового номера Vogue Arabia изображены три чернокожие модели в хиджабах.

«Эдвард — блестящий редактор», — говорит Винтур. — «И я думаю, что в своем бесстрашном стиле редактирования он привнес в британский Vogue совершенно новую перспективу — при всём уважении к редактору, который на протяжении многих лет был там до Эдварда.

Я думаю, он очень неравнодушен к вопросам расы. И он очень увлечен политикой… Он отстаивает свою точку зрения и не пытается всем угодить, потому что сегодня это просто невозможно».

Анна Винтур и Карл Лагерфельд на 12-й ежегодной церемонии награждения Совета модельеров Америки в 1993 году, Нью-Йорк

Анна Винтур и Карл Лагерфельд на 12-й ежегодной церемонии награждения Совета модельеров Америки, Нью-Йорк 1993 год

Во время интервью Винтур несколько раз возвращалась к идее «отстаивания своей точки зрения». Всем хорошо известно ее участие в политической деятельности США, в особенности ее поддержка Хиллари Клинтон во время последних президентских выборов. Она трижды помещала Мишель Обаму на обложку Vogue, а недавно в журнале написали большие статьи о сенаторе Калифорнии Камале Харрис и члене Палаты представителей США Александрии Окасио-Кортес.

В ответ на вопрос о том, чего она пыталась добиться, приближая Vogue к политической сфере, Винтур сказала: «Я не думаю, что сейчас подходящий момент для того, чтобы не придерживаться определенной позиции… Я уверена, как и, я думаю, уверены все, кто работают в Condé Nast, в том, что нужно бороться за свои ценности и иметь свою точку зрения».

Она также обратила внимание на тот факт, что многие политические фигуры, про которых писали в журнале, являются демократами: «Я считаю, что очень важно иметь свою точку зрения, и мы пишем о женщинах, в которых мы верим… (В частности) после поражения госсекретаря Клинтон в 2016 году мы верим в то, что женщины должны занимать руководящие должности, и мы намерены их поддерживать».

Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон и Анна Винтур на торжественном открытии новой почтовой марки в честь Оскара де ла Ренты, Центральный вокзал Нью-Йорка, 16 февраля 2017 года

Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон и Анна Винтур на торжественном открытии новой почтовой марки в честь Оскара де ла Ренты, Центральный вокзал Нью-Йорка 2017 год

Говоря о Мишель Обаме, Винтур похвалила бывшую первую леди за ее бесстрашие и преобразование своей роли. «Она так вдохновила многих женщин. И, конечно — очень эгоистичное замечание, говорю как главный редактор Vogue — она чудесным образом повлияла на моду. Она обожает моду».

«У нас в Vogue есть традиция — фотографировать первых леди, когда они только вступают в свою роль. Это были необыкновенные, замечательные женщины, и для нас было честью их сфотографировать. Но они всегда с большой осторожностью подходили к тому, во что они хотели одеться, и какой имидж они хотели себе создать: почти всегда это какой-то пиджак, может быть, жемчуг, если это миссис Буш. Но Мишель Обама была бесстрашной, и это было настоящей радостью для всех, кто работает в модной индустрии».

Еще одна женщина, появившаяся в журнале — это премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн, получившая широкое одобрение за меры, принятые после терактов в двух мечетях в Крайстчерче. «Я думаю, что она исключительно прямолинейный и красноречивый человек», — говорит Винтур об Ардерн. — «Никогда не создается такого впечатления, как будто она просто озвучивает мнение властей».

«У нее действительно получилось объединить страну совершенно выдающимся образом, что я редко видела у других лидеров. Она меня очень тронула, и когда она сказала “мы все — одна страна”, это было посланием, которому стоило бы поучиться лидерам другим стран».

«Иногда на меня был направлен определенный уровень критики, которому мужчину в похожем положении, возможно, не подвергли бы»

Будучи явной сторонницей сильных женщин в качестве лидеров и образцов для подражания, Винтур не забывает упомянуть и своего отца, благодарная ему за то, что с раннего детства он вдохновлял ее и помог прийти в журналистику. Ее отец, получивший прозвище «Chilly Charlie» и практически 20 лет занимавший пост редактора лондонской газеты Evening Standard, во многих отношениях повлиял на Винтур. Но вместо его знаменитой загадочности среди передавшихся ей черт Винтур называет «решительность» и «энтузиазм».

Анна Винтур в окружении дизайнеров Ральфа Лорена и Томми Хилфигера, 1990 год, Нью-Йорк

Анна Винтур в окружении дизайнеров Ральфа Лорена и Томми Хилфигера, Нью-Йорк 1990 год

На протяжении всей карьеры Винтур ее имидж был постоянным источником интриг и появления мифов. Вне зависимости от того, считают ли люди, что она просто немного холодна или способна относиться к своим сотрудникам с уровнем тирании, достойным Миранды Пристли (персонажа, который, по слухам, был создан на основе Винтур) из фильма «Дьявол носит Prada», предметом восхищения СМИ и мира моды является именно ее резкость.

«Иногда на меня был направлен определенный уровень критики, которому мужчину в похожем положении, возможно, не подвергли бы», — говорит она.

К примеру, постоянным предметом обсуждения является ее внешность. Подняв тему веса, Винтур говорит о том, что ее часто критикуют за то, что она слишком худая. Тем не менее, она не чувствует себя ущемленной из-за того, что она женщина. «Я очень сосредоточена», — говорит она. — «Поэтому, возможно, из-за своей последовательности и сосредоточенности я не обращаю на это внимание».

Не имея аккаунтов в социальных сетях, Винтур удается держать свою личную жизнь в тайне, из-за чего СМИ приходится полагаться на различные намеки, слухи и умозаключения, основанные на ее появлении в таких документальных фильмах, как «Сентябрьский номер» и «Бал».

Оскар де ла Рента, Анна Винтур и Андре Леон Телли за кулисами показа коллекции Oscar Del La Renta Fall/Winter 2006, Нью-Йорк, февраль 2006 год

Оскар де ла Рента, Анна Винтур и Андре Леон Телли за кулисами показа коллекции Oscar Del La Renta Fall/Winter 2006, Нью-Йорк 2006 год

Солнечные очки, пожалуй, являются наиболее очевидным способом защиты Винтур от попыток ее проанализировать. Она говорит, что очки, которые она не снимала на протяжении всего интервью, это «невероятно полезная вещь, потому что так люди не могут узнать, о чем ты думаешь».

«Они помогают мне, когда я немного устала или хочу спать», — добавляет она. — «А, может, отчасти они уже стали опорой того, кто я есть. Но сегодня они мне действительно нужны».

Предоставив редкую деталь личной информации, она призналась в том, что неважно себя чувствует: «Буду предельно откровенна: я уже неделю очень сильно болею. К тому же, я только-только перенесла операцию на глазу, так что вот почему я сегодня в очках».

Источник: Edition.cnn.com

 

 О мнении Тома Форда об американской моде и CFDA читайте по ссылке 

Молодежный Центр - Телеграм канал