Показ новой коллекции Moschino Ready-to-Wear начался со «звонка» Джиджи Хадид, которая советовала Джереми Скотту придумать уже хоть что-нибудь и поторопиться к началу шоу. Скотт, изображая своих коллег, пожаловался на то, что мода ускорилась настолько, что он не успел закончить свою работу, поэтому зрителям придется довольствоваться лишь эскизами.

Конечно, всё это – лишь шутки и насмешки над другими дизайнерами, и коллекция Moschino выглядела как никогда законченной. Но на подиуме действительно показались образы, напоминающие наброски: белые костюмы с принтами на манер рисунков, наспех раскрашенных разноцветными маркерами, а также размашисто замазанные колготки, перчатки и банты. Первая часть коллекции стала воплощением винтажных 80-х: элегантные костюмы с бантами на талии, пышные рукава и облегающие платья. В качестве головных уборов использовались плоские шляпки с такими же каракулями. Среди классических образов периодически проскакивала и современная одежда: спортивные костюмы, джинсовые куртки и поясные сумки с громкими аксессуарами в виде ярких украшений, в том числе и колье с логотипом Moschino.

Более торжественная часть показа ни в чем не уступала повседневной коллекции. Скотт продемонстрировал, что рабочие инструменты тоже прекрасно подходят для коллекции роскошного бренда: золотые иголки превращаются в украшение для платья, а в качестве концептуального акцента на голову можно водрузить шляпу-наперсток. Из рулона черной полупрозрачной ткани получается прекрасное обтягивающее платье. Брендированные ножницы становятся необычным вечерним образом, а желтая измерительная лента может использоваться в качестве боа, украшающего телесное боди.

Силуэты коллекции Spring/Summer, идеально соответствующие представлениям о том, что из себя должна представлять классическая мода, подвели к грандиозному завершению показа: по подиуму прошлась Джиджи Хадид в образе невесты, длинный шлейф которой по воздуху несли за ней искусственные бабочки, управляемые кукловодами.

Когда Скотта спросили, действительно ли он считает, что мода слишком ускорилась, тот заявил, что всю свою жизнь практиковался как раз для этого: «У меня нет проблем с тем, чтобы делать свою работу». И после подобного показа нет никаких подозрений считать иначе.