Легендарный редактор Тонн Гудман рассказала о сотрудничестве с Марио Тестино и Стивеном Мейзелом и организации съемок всех известных личностей, начиная от супермоделей 90-х и заканчивая Ким Кардашьян.

 


Если вы можете представить толпу, которая собралась на выступление какой-нибудь K-pop-группы или запуск очередной линии косметики от семейства Кардашьян, то вы точно сможете представить себе мощную толпу модной молодежи и главных игроков индустрии, высыпавшую на тротуар Бликер-стрит, из узкой входной двери книжного магазина «Bookmarc», которая собралась там ради легендарного стилиста и бывшего директора отдела моды журнала Vogue, Тонн Гудман, проводящей автограф-сессию в честь выхода своей новой книги «Point of View: Four Decades of Defining Style» (издательство Abrams).

Тонн Гудман на снимке Питера Линдберга. Невада, 1995 год

Тонн Гудман на снимке Питера Линдберга. Невада, 1995 год

В «Point of View» стилист берется за грандиозную задачу — пролить свет на карьеру, которая незаметно, а порой и ярко (помните революционную обложку с Beyoncé?) повлияла на то, как в Америке оценивают и потребляют модные СМИ. Произведение, в которое вошло более 170 обложек Vogue и 363 страницы, посвященные культовой моде, вполне может стать настольной книгой индустрии. Книгу почти мгновенно раскупили — несколько экземпляров были отложены для Анны Винтур, Энни Лейбовиц, Джиджи Хадид и Марка Джейкобса, которые тоже заглянули в магазин, чтобы поддержать свою подругу и коллаборатора.

Так, хорошо, действуя в духе журналистской честности, сейчас, наверное, настал тот момент, когда мне стоит признаться в том, что я — президент фан-клуба Тонн Гудман и ее бывшая ассистентка — могу быть не совсем объективной по отношению к ней. Перед самым началом встречи я позвонила всеми любимому редактору, чтобы немного посплетничать.

Молодежный Центр - Телеграм канал

Габриэлла Карефа-Джонсон (GARAGE): Даже не знаю, с чего начать. Наверное, с самого начала. Как тебе кажется, почему у тебя ничего не получилось с художественной школой?

Тонн Гудман: Думаю, что в этом мне очень помог Гарри Совиак, сказав, что я никогда не стану художницей! Он был очень язвительным. И знаешь что? Он был прав! В университете я жила в доме с двумя девочками. Одну из них звали Кэрол, у нее был такой замечательный характер, и она просто постоянно рисовала и рисовала, и каждый герой у нее был ужаснее другого, и так далее, но в конце концов всё это превращалось в прекрасную картину. А я этого делать не умела. Если я что-то рисовала, и мне это не казалось чем-то эстетически приятным, то я просто не отдавала эти работы на проверку. Я просто не могла. А для художника это очень важный процесс. На этом всё и закончилось.

Гениальная Тонн Гудман - интервью для Garage

Кристи Тарлингтон в рекламной кампании Calvin Klein

Слава богу (богине), что ты попала в модную индустрию, потому что многие из тех образов, к которым коллективное «мы» возвращается снова и снова, были именно твоими. Мне понравились первые появления супермоделей 90-х в твоей книге.

Тонн Гудман: Знаешь, тогда они были повсюду. Когда они были супермоделями, все их фотографировали. Одна из тех вещей, за которые мне обидно в случае с Кристи Тарлингтон, это то, что большая часть ее знаменитых фотографий для Vogue была сделана, когда я работала в Harper’s Bazaar, так что в книге их очень мало. Но в ней много снимков для Calvin (Klein).

Мне кажется, что эта книга немного похожа на ретроспективу середины карьеры художника. Это может показаться немного противоречивым, как будто ты прощаешься с чем-то, находясь при этом в самом эпицентре этой деятельности.

Тонн Гудман: В ней действительно есть что-то противоречивое. Но на самом деле это просто потрясающе, ее объем, всё это количество событий. Ты думаешь: «Неужели я, правда, столько всего сделала?» А потом, конечно, натыкаешься на какую-то давнюю фотографию и думаешь: «О, я помню тот день».

В то время ты уже осознавала, что другие молодые таланты, с которыми ты работаешь, были партнерами, с которыми ты могла сотворить грандиозные проекты?

Тонн Гудман: Нет, ты этого не осознаешь. Ты просто делаешь свою работу, и именно это было моей мотивацией. У меня была работа. Это было самое главное. Мне просто повезло, что попутно мне удалось познакомиться со столькими замечательными людьми. Когда ты встречаешь людей, с которыми тебе интересно проводить время и создавать нечто большее, чем просто снимки, рабочие отношения формируются сами по себе. Марио был прекрасным тому примером и отличным партнером. Мы встречались за день до съемок и, если нужно было, засиживались до трех утра, чтобы примерить каждый образ, подобрать аксессуары, споря о том, подходят эти чулки к этому платью или нет.

Гениальная Тонн Гудман - интервью для Garage

Карли Клосс на Великой Китайской стене в съемке Марио Тестино для американского Vogue, 2011 год

Я думаю, большинство людей хотят жить в ваших фотографиях. Потому что они представляют собой некую доступную фантазию и роскошь — что, как мне кажется, во-многом связано с местами, в которых вы их снимали. Во времена работы в Vogue у тебя был просто невероятный уровень доступа к ним!

Тонн Гудман: Да, в этом заметно могущественное влияние Vogue, но не стоит забывать и о том, что до этого, когда я работала в Harper’s Bazaar, мне приходилось самой всё организовывать. Ты сама добираешься до площадки, разбираешься с локацией, за кадром нет огромной команды, но ожидания так же высоки, как сейчас. И вот это стало для меня хорошей подготовкой. А у Vogue есть невероятный доступ ко всему. Можно проехаться до Великой Китайской стены, можно вместе с Марком Брэдфордом зайти в павильон США на Венецианской биеннале до открытия выставки. У вас есть возможность открыть любые двери — и двери, которые нужно открыть.

Думала ли ты когда-нибудь о том, что станешь редактором, который создает самые культовые снимки в фэшн-фотографии? Если вернуться к тем временам, когда ты только начинала, когда ты создавала те снимки, которые сейчас известны каждому, ты уже тогда чувствовала, насколько важными они могут оказаться?

Тонн Гудман: Нет, вряд ли. Я никогда не думала, что буду создавать незабываемые фотографии. Я с радостью смирилась с тем, что это место занимает Грейс [Коддингтон]. И я не снимала какие-то, знаешь, провокационные фотографии, как Филлис [Посник]. Моя задача состояла в том, чтобы показать одежду, которую можно носить. Моя работа в Vogue со Стивеном Мейзелом в основном вращалась вокруг одежды. Эти снимки появились из других коллабораций, а не из тех, что мы делали с Марио, потому что с ним мы просто надевали на модель какой-то базовый элемент образа, а потом в студии по обе стороны от съемочной площадки устанавливали столы с аксессуарами, на которых была обувь, ремни, шляпы, украшения и так далее, шаг за шагом. Это было настоящим поиском нужного образа.

Кейт Мосс на снимке Марио Тестино в Стамбуле, 2013 год

Твоя книга невероятна, потому что каждый образ — это снимок Тонн Гудман в не меньшей степени, чем это снимок Стивена Кляйна, и я не думаю, что так получается у всех. И столь же важное значение имеет и то, что не существует одного определенного стиля Тонн Гудман. Да, конечно, тебя знают как архитектора современной американы, но в своей работе ты всегда экспериментируешь и показываешь себя с новой стороны, которую мы еще не видели.

Тонн Гудман: Ты видела обложку с Ким Кардашьян, которую мы недавно сняли с Микаэлем Янссоном?

Мне очень нравятся эти фотографии, потому что они отражают именно то, о чем я говорила ранее. По ним нельзя сказать, что это Ким Кардашьян в стиле Тонн Гудман, они выглядят так, как будто это просто Ким Кардашьян. И всё это потому, что громкие имена (которые благодаря тебе стали помещаться на обложки Vogue), драма и сексуальность — это неотъемлемые элементы твоего стиля как редактора. Мы с легкостью узнаем, что это твоя фотография, как и снимок Дарьи Вербовой, который висит в студии.

Тонн Гудман: Что ж, это, безусловно, комплимент. Не совсем идеальное попадание, но вполне близко. Знаешь, примерно это и произошло, когда мы решали, какую фотографию поставить на обложку. Ты слышала эту историю? Моя дочь Иви увидела обложку и подумала: «Это просто слишком предсказуемо. Это именно то, чего от тебя ждут. Кажется, как будто ты ничего другого не умеешь, а ведь это не так». Просто то, что мы выбрали для этой фотографии, может использоваться где угодно.

Гениальная Тонн Гудман - интервью для Garage

Ким Кардашьян Уэст для обложки американского Vogue, 2019 год

Ты просто обязана рассказать мне, откуда взялась твоя обнаженная фотография, которая есть в книге.

Тонн Гудман: Ну, знаешь, мне всегда нравилось ходить голышом.

Расскажи поподробнее!

Тонн Гудман: Дело в том, что в те времена я близко общалась с Ники Вриланд, и его мать и Питер Томпкинс позвали меня погостить у них в Майами. Но лучшее в этой фотографии — это мои «заросли».

Я предполагаю, что снимок был сделан в…70-х?

Тонн Гудман: Не забывай о том, что в те времена эпиляцией зоны бикини называли лишь небольшую стрижку вокруг купальника.

Еще один символ 70-х, присутствующий в этой книге — это горячие длинноволосые мужчины. Я про ту главу про Мартена, моряка, в которого ты влюбилась в отпуске и с которым в итоге жила на парусной лодке! Просто рай. Я и не знала, что ты такая соблазнительница. Да у тебя были самые горячие парни!

Тонн Гудман: Знаешь что? Я об этом даже как-то не думала.

Источник: Garage.vice.com

 

Интервью с Анной Винтур о борьбе за свои убеждения читайте по ссылке

Молодежный Центр - Телеграм канал