Дизайнер Эди Слиман действительно не сделал ничего новаторского в перезагрузке Celine, но называть его женоненавистником не стоит, считает Анабель Мальдонадо.

Обзор на дебютную коллекцию Эди Слимана для Celine здесь

Противоречивый дизайнер Эди Слиман, чей дебют в Celine навлек на себя ярость преданных поклонников Фиби Фило, попал под сравнение с президентом США Дональдом Трампом и был обвинен в женоненавистничестве, а некоторые критики даже оклеймили его коллекцию «порывом токсичной маскулинности».

Такая бурная реакция появилась на фоне политических волнений и новой волны феминизма, охвативших западное общество, в котором женщины постоянно заявляют о том, что женщины по определению лучше занимаются дизайном женской одежды. Такое впечатление, будто в мире никогда не существовало Кристобаля Баленсиаги, в Lanvin никогда не было Альбера Эльбаза, да и как будто Пьерпаоло Пиччоли в Valentino не создает одни из самых сильных коллекций сезон за сезоном, пока у его бывшего партнера Марии Грации Кьюри – которую изначально встречали как глоток свежего воздуха, первого креативного директора Dior женского пола (наконец-то!) – с трудом получается создать что-либо значимое. Получилось совсем наоборот: ее бездушные стритвир-логотипы, отвлекающие от показов декорации, дико агрессивные кампании со стороны инфлюенсеров и феминистские футболки, кажется, свидетельствуют об отсутствии видения.

Некоторая злость по отношению к Слиману понятна. Он радикально изменил эстетику любимого публикой бренда и символа женского раскрепощения, и сделал он это не особо креативно. Но если уж и называть его женоненавистником, то стоит принести в жертву и других «сексуальных» дизайнеров, например, Энтони Ваккарелло или Александра Вотье.

«Не все женщины – Филофилы. Некоторым из нас вообще-то нравится носить мини-юбки – в любом возрасте», — Эди Слиман

Подводя итоги сезона Весна/Лето 2019, модные критики, например, Робин Гиван из The Washington Post оценивали новую коллекцию Celine лишь сквозь призму феминизма, придя к выводу о том, что сегодняшняя мода не обращается к «женщинам, у которых есть работа и личная жизнь». Как иронично, учитывая, сколько коллекций, от Loewe и Sies Marjan до Givenchy, были довольно скромными, консервативными и слишком объемными. Что насчет того парада свободно скроенных пиджаков? Разве они не подходят для работы? По сути, в этом сезоне на показах было очень мало обнаженной кожи.

Николь Фелпс, делая обзор на коллекцию Rick Owens Spring/Summer 2019 для Vogue.com, всю свою статью закрутила вокруг утверждения на пост судьи Верховного суда США Бретта Кавано, обвиняемого в сексуальных домогательствах. Да, это было существенным фоновым событием для американской аудитории, но показ Оуэнса был связан с чувством нигилизма и экзистенциальной борьбы человечества в целом – а не только женщин.

У всех нас есть много поводов для расстройства – и в том числе, но не исключительно, это касается гнева женщин по поводу патриархата. Интерпретируя коллекцию Оуэнса через историю с Кавано, Фелпс забыла о других причинах, из-за которых люди страдают: бедность, болезни, разбитое сердце, стихийные бедствия.

Женщины имеют полное право возмущаться по поводу непосильных требований, предъявляемых к нам. Как часто женщины говорят себе: «Как бы я хотела иметь возможность это носить»? (Ответ: часто.) Но для того, чтобы сексуально одеваться, нужно чувствовать себя привлекательно и непринужденно, а это обычно связано с тратой большого количества времени и усилий на уход за собой. Для того, чтобы преуспевать в карьере и при этом иметь семью, женщине тоже требуется много времени и усилий.

Я считаю, что именно здесь и появляется когнитивный диссонанс в сознании многих современных женщин: в какой-то степени многие думают, что для того, чтобы стать одной из этих личностей, им надо отказаться от другой. Некоторых из нас раздражает видеть прежних себя или выслушивать советы по типу «вот как вы должны выглядеть» – из-за гнетущей невозможности совмещения всего сразу. Бренд Celine под руководством Фиби был тем самым недостающим кусочком головоломки: это была одежда, которая помогала нам почувствовать, что наконец-то мы можем быть всеми этими женщинами одновременно.

Но если в моде и отражается общество, с нашими нападками на таких дизайнеров, как Слиман, мы зашли слишком далеко. Мы рискуем не только кастрировать креативность, но и отказаться от значительной части рынка женской моды. Не все женщины – Филофилы. Некоторым из нас вообще-то нравится носить мини-юбки – в любом возрасте. Неудивительно, что некоторых женщин – например, Эмили Ратаковски, которая ярко демонстрирует свою сексуальность, при этом заявляя о своей феминистской позиции – сильно критикуют.

«Меньше внимания должно уделяться гендеру и политике, и больше – личным ценностям»

Но равенство не означает андрогинность. И пока женщины-дизайнеры вроде Донателлы Версаче создают для женщин сексуальную одежду, мужчины-дизайнеры вроде Джонатана Андерсона останавливаются на более скромных и интеллектуальных вариантах. Меньше внимания должно уделяться гендеру и политике, и больше – личным ценностям.

Конечно, некоторые феминистки утверждают, что многие женщины даже не понимают, что мы одеваемся ради мужских взглядов, что подсознательно в нас заложена внутренняя мизогиния. Но единственный вид феминизма, который стоит поддерживать – это тот, который предоставляет тебе выбор: возможность оставаться сексуальной, если и когда мы того захотим, и чтобы при этом наши права уважали (так же, как и возможность надеть толстовку, джинсы или спортивные штаны без замечаний мамы, советующей «надеть нарядное платье»).

Как сказал Эди Слиман в своем заявлении французскому тележурналисту Лоику Прижану: «Неужели женщинам больше нельзя носить мини-юбки, даже если им этого хочется? Как-то вольно, довольно смело и смешно сравнивать меня с Трампом только потому, что на моем показе девушки раскрепощены и беззаботны. Они могут носить то, что считают нужным».

Модная индустрия не заслуживает женского гнева. Она обеспечивает нас нашей повседневной броней. И сегодня все могут найти в ней что-то для себя.

Источник: Businessoffashion.com