Прошло пять лет с тех пор, как молодой чикагский рэпер Chance the Rapper заявил о себе, дебютировав с пластинкой, теперь уже считающейся классикой рэпа. Мы поговорили со всеми участниками процесса, чтобы услышать историю создания этого альбома.

 

Advertisement

 

Пять лет назад, 30 апреля 2013 года, Chance The Rapper выпустил свой второй микстейп «Acid Rap». Это проект, который изменил для Чанселора Беннетта (которому на тот момент было 20 лет) всё: до того, как Ченс стал первым музыкантом, номинированным и получившим «Грэмми» за стриминговый альбом – прежде чем он стал мировой суперзвездой, которой является сегодня – он был задиристым, энергичным подростком, получившим известность благодаря своему первому микстейпу «10 Day» 2012 года издания, названного в честь его 10-дневного отстранения от учебы в школе Jones College Preparatory. Сказать, что в «Acid Rap» рэпер сдержал обещание, данное в первом релизе, – значит ничего не сказать. Скорее, этот проект стал началом стремительного взлёта его популярности и визитной карточкой по-настоящему нового голоса в хип-хопе. 

«Acid Rap» звучит как юность. Такие песни, как «Good Ass Intro», игриво сочетают в себе музыкальные традиции Чикаго, от хип-хопа до соула и джука, с периодическими вставками сэмплов Common и Канье Уэста. Альбом пропитан наивным оптимизмом детства, но в то же время готовностью смириться с трудностями и нюансами взросления. Даже в самых энергичных треках, таких, как сингл «Juice» с вопросно-ответной структурой, Ченс переживает потерю своего друга Родни Кайлса мл., который был убит в 2011 году. «I ain’t really been myself since Rod passed» (С тех пор, как Род ушел из жизни, я сам не свой). В 2012 году Чикаго был тем городом, в котором процветал новый класс творческой молодежи, и в котором в то же время было зарегистрировано более 500 случаев самоубийств. Тематика смерти проскальзывает на протяжении всего альбома, как, например, в «Paranoia», в которой присутствует самая резкая строчка микстейпа: «It’s easier to find a gun than a fucking parking spot» («Легче найти пистолет, чем чертову парковку»). В эмоциональных взлетах и падениях «Acid Rap» Ченс запечатлил противоречия, которые определяют жизнь в Чикаго.

Песни написаны невероятно хорошо. Это большой прорыв по сравнению с его предыдущими работами. Вдобавок ко всему, количество музыкантов, которых Chance the Rapper пригласил принять участие в записи «Acid Rap», тоже впечатляет. Список участников, в котором присутствуют давний друг Ченса и лидер группы «Kids These Days», Вик Менса (Vic Mensa), чикагская легенда Twista и такие популярные рэперы, как Action Bronson, Ab-Soul и Childish Gambino, создавал впечатление, что этот проект оказался масштабнее, чем кто-либо мог себе представить. Но не громкие имена сделали микстейп «Acid Rap» великим. Ченс собрал сплоченную команду, большинство участников которой являются независимыми музыкантами и продолжают создавать музыку и сегодня, и вместе они нашли то ни с чем не сравнимое общее звучание. После релиза казалось, что рэпера поддерживал весь город. Из-за шумихи вокруг микстейпа, которая достигла точки кипения в день релиза, в первый же день посты об «Acid Rap» обвалили сайты Audiomack и Fake Shore Drive. Каждый крупный лейбл немедленно захотел подписать с Ченсом контракт. Но он всем отказал.

Через пять лет после своего релиза «Acid Rap» стал историей о коллаборациях. И хотя его ядром и автором и является Chance the Rapper, альбом стал результатом работы свободных и дико креативных друзей, которые много и упорно корпели над созданием той музыки, которая им нравится. Чем-то магическим его сделали поздние музыкальные сессии в нескольких студиях, кислотные трипы, короткие дедлайны, пачки выкуренных сигарет, встречи с представителями индустрии, которые никогда не оборачивались успехом, а также множество удивительных совпадений. Все случилось очень быстро, и проект с помощью найденного звучания стал определять новое поколение музыкантов из Чикаго.

Это устная история «Acid Rap» – бесплатного микстейпа, который вдохновил весь город, запустил многообещающую карьеру рэпера в стратосферу и сделал хип-хоп лучше и интереснее, – рассказанная людьми, которые занимались его созданием.

Участники Chance the Rapper «Acid Rap»

 

Алекс «Papi Beatz» Баез: инженер

Эндрю Барбер: основатель блога Fake Shore Drive

Ceej: участник группы Two-9, продюсер («Pusha Man»)

Элтон «L10MixedIt» Ченг: инженер, свел «Acid Rap»

Питер Коттонтейл: музыкальный директор Chance the Rapper, продюсер («Good Ass Intro», «Cocoa Butter Kisses»)

brandUn DeShay (Ace Hashimoto): продюсер («NaNa»)

J.P. Floyd: тромбонист, бывший участник группы Kids These Days, бывший гастролирующий музыкант Фрэнка Оушена, приглашенный музыкант («Good Ass Intro»)

Нэйт Фокс: участник группы The Social Experiment, приглашенный музыкант («Pusha Man»), продюсер («Juice», «Lost», «Favorite Song», «Chain Smoker»)

Алекс Фрухтер: основатель студии Closed Sessions, владелец cайта Ruby Hornet

Рич Гейнс: участник группы Blended Babies, продюсер («Smoke Again»)

Людвиг Йоранссон: композитор («Черная Пантера», «Крид», «Станция «Фрутвейл»«), бывший музыкальный директор Childish Gambino, продюсер («Interlude [That’s Love]»)

JP: участник группы Blended Babies, продюсер («Smoke Again»)

Kiara Lanier: певица, приглашенный музыкант («Good Ass Intro»)

Lili K: певица, приглашенный музыкант («Good Ass Intro», «Pusha Man»)

Майк Колар: инженер, владелец студии Soundscape Studios, основатель звукозаписывающей компании Closed Sessions

Вик Менса: рэпер, бывший участник группы Kids These Days, приглашенный музыкант («Cocoa Butter Kisses»)

Cam O’bi: продюсер («Good Ass Intro», «Cocoa Butter Kisses», «Everything’s Good [Good Ass Outro]»)

Стефан Понс: продюсер («Good Ass Intro»)

Нико Сегал: трубач, участник группы The Social Experiment, бывший участник группы Kids These Days, бывший гастролирующий музыкант Фрэнка Оушена

На’эль Шехад: инженер, владелец студии Force One Seven Studios

Twista: рэпер, приглашенный музыкант («Cocoa Butter Kisses»)

Остин Весли: режиссер («Juice», «Everybody’s Something», «NaNa»)

Chance the Rapper в 2013 году

Chance the Rapper в 2013 году

Пре-релиз:

Вик Менса: В первый год обучения в старшей школе Jones College Preparatory, в которой учился Ченс, я решил выступить на вечере «открытого микрофона». Я впервые читал рэп перед людьми, и я помню, что уводил микрофон туда-сюда, поэтому меня никто особо не слышал. Там я познакомился с Ченсом. Мне показалось, что он как-то смешно выглядит. Он странно одевался. Но в тот день мы подружились, и в том году начали писать музыку вместе. Мы как-то придумали такой клевый куплет, не помню, как он звучит, но там была строчка «Stares harder than a teddy bear’s eyes» («Глазеет сильнее, чем мишка Тедди»). Это было еще до Kids These Days.

Нико Сегал: Мне вроде было 13 или 14, когда я познакомился с Ченсом. Я тогда был в группе Kids These Days вместе с Виком Менса. Как-то у нас был концерт в Jones College Preparatory, а Chance the Rapper ходил туда в старшую школу. Возможно, это он организовывал этот концерт. Я уверен, что это он сделал так, чтобы мы в нем точно участвовали. Мы тогда только стали друзьями. Я часто тусовался с Ченсом в YouMedia – это была внеклассная программа, которой руководил Brother Mike в библиотеке Гарольда Вашингтона. Мы начали записывать музыку прямо в этой библиотеке. Одна из главных вещей, которые я помню с тех времен – это то, как дети со всего города делились своими самыми сокровенными тайнами и стихами, которые уже были на довольно высоком уровне. Туда ходили Фатима (Noname), Saba, Mick Jenkins и Малкольм Лондон, но Ченс всегда был одним из тех, кто выделялся. В том пространстве происходило так много всего, и Ченс действительно мог там себя показать.

Эндрю Барбер: До бума 2012 года в Чикаго появлялось много местной музыки, которая не пользовалась большой популярностью на национальном уровне. Единственным музыкантом, подписавшим контракт с крупным лейблом (что не является главным показателем успеха), был Jeremih. У нас также были The Cool Kids и Kidz in the Hall. До появления стиля дрилл (drill) и Savemoney в музыкальной индустрии думали только о всяких Lupe да Канье.

Алекс Фрухтер: Дрилл набирал популярность, и все говорили о Kids These Days. В те времена в Чикаго было довольно богатое разнообразие блогов: у нас были Ruby Hornet, Fake Shore Drive. Были The Cool Kids, Kidz in the Hall, Mikkey Halsted и GLC. Это был какой-то переходной момент, но эти музыканты заложили основу для развития музыки в Чикаго.

JP: Мы с Ричем, моим соучастником по Blended Babies, познакомились с Ченсом, благодаря Kids These Days. Вик Менса и Нико Сегал как-то пригласили его к нам домой, когда я был инженером по звуку у Kids These Days. Chance the Rapper приходил на музыкальные сессии, потусоваться с нами, почитать рэп и просто поболтать.

Рич Гейнс: Chance the Rapper еще даже особо не увлекался чтением рэпа, когда мы с ним познакомились. Он был просто приятелем Вика (Vic Mensa), который заходил в гости, но от него всегда исходило столько энергии.

Papi Beatz: Я очень давно хотел поработать с Ченсом, даже просто находясь в студии и будучи в Чикаго. По-моему, когда я с ним познакомился в LPZ Studios, он был под кислотой. Он подошел и крепко меня обнял. В тот день мы просто протусовались в студии. Он вроде сидел на музыкальных сессиях Вика Менса. Он реально был одним из самых хороших чуваков, которые мне встречались в музыкальной индустрии, особенно на тот момент. Он как будто озарял светом всю комнату, и с ним всегда было комфортно. И он очень много улыбается.

Нико Сегал: Одно из моих самых ярких воспоминаний о Ченсе – это как он раздавал записи одного из своих первых проектов «10 Day». Помню, я ходил с ним по центру Чикаго. У нас была картонная коробка, полная дисков, на которых Chance the Rapper со своим отцом записали треки. Мы как будто собирали деньги для баскетбольной команды. Ченс раздавал микстейпы и спрашивал прохожих, нравится ли им рэп. Тогда это не казалось нам чем-то смешным. Мы думали, что реально делаем что-то важное. И на самом деле так оно и было, потому что те люди, которые пришли домой и действительно послушали микстейп, должно быть, были в шоке от того, насколько Ченс уже тогда был хорош.

Эндрю Барбер: Ченс хотел пойти в школу после окончания уроков, чтобы продавать там билеты своим одноклассникам. Это было гениальной идей, потому что рэперы обычно считают себя слишком крутыми, чтобы продавать билеты самим. Обычно этим заставляли заниматься какого-нибудь школьника! Вот что помогло ему построить такие искренние отношения со своими фанатами. Он всегда был таким.

«ПОМНЮ, Я ХОДИЛ С НИМ ПО ЦЕНТРУ ЧИКАГО. У НАС БЫЛА КАРТОННАЯ КОРОБКА, ПОЛНАЯ ДИСКОВ, НА КОТОРЫХ ЧЕНС СО СВОИМ ОТЦОМ ЗАПИСАЛИ ТРЕКИ», – НИКО СЕГАЛ

Lili K: Я познакомилась с Питером Коттонтейлом в 2010 году. Я собиралась в Колумбию, и хотя он туда и не ехал, он играл в группе HD, которая джемила во время «открытого микрофона». Так как я только недавно переехала в Чикаго, я тоже решила спеть и перед этим сказала, что ищу музыкальную группу. Тогда я и начала работать с его группой, но больше всего мы общались с Питером. Я училась у Алекса Фрухтера, который основал Closed Sessions. Chance the Rapper должен был быть приглашенным музыкантом для «звукозаписывающего лейбла», который в рамках занятий создали ученики курса. Я настояла на том, что Питер тоже должен прийти, чтобы они вместе записали песню, потому что я была уверена в том, что они поладят.

Питер Коттонтейл: В то время наша группа играла на выступлениях Lili K, и я довольно открыто относился к созданию музыки и делал коллаборации с кем только можно. Я пошел на курсы Лили с продюсером Телониаусом Мартином (Thelonious Martin), и там был Ченс. Я уже его где-то видел, и всё, что я помню, это что он представился и попросил нас помочь ему с битами.

Lili K: В тот день мы с Питером познакомились с Ченсом, и так мы и начали с ним работать над «Hey Ma» для микстейпа «10 Day». Мы записали ту песню за один вечер, потому что у бабушки Ченса была назначена операция, и он хотел сыграть для нее до того, как её начнут оперировать.

Питер Коттонтейл: В музыкальном плане мы все были похожи, поэтому я даже не помню свое первое впечатление о Ченсе. У нас были одинаковые увлечения, поэтому это было как будто мое первое впечатление о себе. Некоторые люди играют в компьютерные игры, некоторые играют в баскетбол, а мы пишем музыку. Тогда мы только начинали. Так было на протяжении многих лет. И у меня по-прежнему те же самые чувства.

Остин Весли: Я помню, как он дал мне послушать свою песню «Fuck You Tahm Bout», и она оказалась настолько сильной, что мы сняли на неё наше первое совместное видео. Но нашей первой официальной коллаборацией стала съемка вечера прослушивания «10 Day» в ноябре 2011 года. Это было тяжелым временем для всех. За пару месяцев до этого друга Ченса, Родни Кайлса, зарезали в Линкольн Парке. Это сказалось на многих, но особенно на Ченсе. Он был там, когда это произошло. Он написал «Missing You» для «10 Day», и мне кажется, потеря Кайлса сильно повлияла на проект. Ему нужно было время, чтобы свыкнуться с этим.

Эндрю Барбер: Первый менеджер Ченса, Мэт Лиман, иногда писал для блога Fake Shore Drive. Он привел Ченса в офис Fake Shore Drive в конце 2011 или начале 2012 года. Ченс меня очень впечатлил. Когда он пришел в офис, у нас состоялся очень долгий разговор, мы слушали музыку и разговаривали о жизни. Я помню, что мне тогда показалось, что он уже всё продумал и знал, что делает.

Алекс Фрухтер: В июле 2011 года Chance the Rapper был на разогреве у Kids These Days на концерте в Subterranean, который был спонсирован моим блогом, Ruby Hornet. Я без долгих размышлений добавил его в список участников, потому что мы тогда проводили очень много мероприятий. Помню, у него был саундчек перед концертом, и он подошел ко мне. И он тогда показался мне таким увлеченным и хорошим парнем. Когда начался концерт, и он исполнил «Fuck You Tahm Bout» и «Brain Cells», о, он был просто великолепен. Помню, я даже написал твит о том, насколько он был крутым. Это прозвучит банально, но с того момента у меня было какое-то особое предчувствие о нем. Не до такой степени, конечно, но я знал, что его ждет хорошее будущее.

Эндрю Барбер: В то время мне звонил каждый человек из музыкальной индустрии, потому что все хотели подписать контракт с каким-нибудь музыкантом из Чикаго. Тогда началась мания на Chief Keef, Lil Durk и King Louie. Помню разговоры с представителями лейблов. Они говорили, что хотя их исполнители популярные и классные, но ещё существует совершенно другая сторона чикагского хип-хопа с молодыми музыкантами, которые собирают полные залы, но популярны лишь на местном уровне. Они не получают того внимания, которого заслуживают. Я посоветовал им обратить внимание на Chance the Rapper, Kids These Days и Rockie Fresh. Это было совершенно другое направление.

//www.youtube.com/watch?v=DsQm_6I37ek

Нэйт Фокс: В 2012 году я был на SXSW с друзьями из Кливленда. Я случайно увидел Ченса и решил подойти поздороваться. Я представился, и он меня узнал. Я понятия не имею, откуда он слышал обо мне, но я записывал биты, а он как раз должен был скоро выпустить «10 Day», так что я его знал. Я дал ему несколько своих битов, и через две недели он мне позвонил и попросил приехать в Чикаго, чтобы поработать над его проектом. В начале создания «Acid Rap» я жил в Кливленде и почти каждые выходные ездил в Чикаго. Потом у меня появились строительные работы в Питсбурге, и я переехал туда. Но я продолжал ездить в Чикаго, чтобы закончить работу над микстейпом.

Стефан Понс: Ченс написал мне в фейсбуке, когда ему было около пятнадцати, а мне – девятнадцать. Он попросил меня прорекламировать его микстейп, прям как какой-то маленький засранец. Мы официально познакомились, когда я работал с Грегом «Stix» Лендфером. Я работал с Ченсом над его версией «Prom Night», а потом в 2012 году над его песней «Yolo». Но мне кажется, первое, что мы записали, была его партия в треке «They Don’t Like Me», песне Childish Gambino с его микстейпа 2012 года, «Royalty». Мы очень быстро подружились. У нас было похожее чувство юмора.

DJ O-Zone: Когда Ченс был ещё подростком, я видел его выступление в Leaders, магазине уличной одежды в Чикаго. Это было интересно, потому что мне удалось понаблюдать, как он развивался. Когда я впервые его увидел, он был очень стеснительным. Помня того человека, я бы ни за что не подумал, что он станет тем, кем он в итоге стал. Но время шло, и его перспективы становились всё более осязаемыми.

На’эль Шехад: Я познакомился с Ченсом, когда он записывал промо для «10 Day» в Leaders с ребятами из нашего офиса. Я пригласил его в свою студию Force One Seven, и я помню, как оживленно, энергично и профессионально он себя вел. Мы много вместе работали над музыкой. Основная часть записи вокала для «Acid Rap» началась в Force One Seven. Большая часть записи проходила в моей студии, и обычно запись песен занимала всего два или три дубля. Они просто шли одна за другой.

Майкл Колар: Я познакомился с Ченсом, когда он начал таскаться в Soundscape Studios на музыкальные сессии Kids These Days во время записи альбома «Traphouse Rock». Помню, он часто был под кислотой. Он был ещё адски молод, любознателен и не по годам умён. Сразу было понятно, что он ещё сидел на скамейке запасных, но было видно, что он рад находиться в настоящей студии. Было заметно, как у него в голове крутятся шестеренки, когда он наблюдал за кем-то записывающим музыку.

Вик Менса: Помню, как Ченс познакомил меня с кислотой. Это было примерно в то время, когда Kids These Days заканчивали новый альбом «Traphouse Rock», и Chance the Rapper начал работать над «Acid Rap». Мы с Ченсом работали над песней для этого альбома. Было весело, потому что в нашем окружении происходило много психоделических экспериментов: Towkio тогда думал, что понял смысл жизни. Я часто принимал грибы, а Ченс сидел под кислотой.

Элтон Ченг: Я впервые связался с Ченсом сразу после выхода «10 Day». Я был его большим фанатом, а он хотел записываться в Classick Studios. Стефан Понс приглашал его на поздние ночные сессии, и я иногда заставал Ченса спящим на диване в ожидании своего времени – трех часов утра. Было действительно здорово видеть, как сильно он хотел этим заниматься и что он был готов терпеливо ждать поздней ночи для того, чтобы взяться за работу.

Майкл Колар: Для записи «Acid Rap» он приходил в Soundscape очень поздно, ему требовалось пространство студии, чтобы записывать и обрезать разные куски треков. Он работал с сумасшедшей самоотдачей и решительно брался за дело. Поэтому процесс записи происходил предсказуемо успешно. Он никогда не доставлял никаких проблем и не превращал работу в тусовку, что, возможно, сейчас не является интересным материалом для воспоминаний, но зато главное, что я заметил – это то, как он сопротивлялся своей юности и старался не отвлекаться. У него всегда загорались глаза, когда он заходил в студию.

Элтон Ченг: Один из первых случаев, когда мне довелось поработать с Ченсом, была песня Childish Gambino «They Don’t Like Me» для его нового микстейпа «Royalty». Я как раз закончил стажировку в студии Classick, и мой друг Джефф Джексон участвовал в процессе создания этой песни. Он очень много работал, и как-то раз в одну из поздних музыкальных сессий я предложил его заменить. Конечно, это оказалась именно та сессия, которая определила весь проект.

Людвиг Йоранссон: Тогда я занимал должность музыкального директора Childish Gambino. Я выпустил его микстейп, собрал его группу и поехал с ними в первый тур. Тогда Ченс открывал наши концерты. Сразу, еще до того, как я увидел его на сцене, он показался мне таким юным и энергичным. Я тут же заразился его энергией. На нашем первом концерте я увидел его выступление и был просто поражен. Это было что-то совершенно иное.

DJ O-Zone: Его первый диджей, Стефан Понс, поехал в тур с Childish Gambino. Поэтому Ченсу требовался другой диджей, и он обратился ко мне. Дошло до того, что его сверстники, старшеклашки вставали в очередь длиной в целый квартал ради концертов и релизов его микстейпов. Его популярность постоянно росла, и когда вышел микстейп «10 Day», я понял, что он взлетит. Я знал, что должен участвовать в записи следующей пластинки.

«МНЕ КАЖЕТСЯ, ВСЕ УЧАСТНИКИ ЗАПИСИ «ACID RAP» МОГУТ ВСПОМНИТЬ КАКОЙ-ТО ВЕЧЕР С ЧЕНСОМ, КОТОРЫЙ ИЗМЕНИЛ ИХ ЖИЗНЬ», – НЭЙТ ФОКС

Нэйт Фокс: Ещё до того, как мы с Ченсом начали вместе писать музыку, я был в Чикаго, и однажды вечером мы собрались и очень классно провели время, делясь своей любимой музыкой. Он никогда не слышал о Джеймсе Блейке или о Francis and the Lights. Я поставил их треки, и они его просто поразили. Он дал мне послушать Джоанну Ньюсом и еще нескольких исполнителей. Я всегда вспоминаю этот момент, потому что сейчас Френсис (Francis Farewell Starlite) стал одним из его лучших друзей, а с Блейком он записал очень классный трек. Я просто думаю о том, как сильно один вечер повлиял на наши жизни, и мне кажется, все участники записи «Acid Rap» могут вспомнить какой-то вечер с Ченсом, который изменил их жизнь.

Эндрю Барбер: Когда Ченс начал записывать «Acid Rap», он стал работать со своим новым менеджером Пэтом Коркораном. Мне очень нравился Пэт, он был азартным чуваком: такой целеустремленный и напористый парень, всегда вёл себя дружелюбно и заинтересованно.

Элтон Ченг: Музыкальные сессии для записи «Acid Rap», в которых я принимал участие, начались где-то в августе или сентябре 2012 года. Помню, менеджер Ченса Пэт Коркоран договорился, чтобы он приходил 2-3 раза в неделю. Во время этих сессий с 6 до 10 вечера он просто отрывался в каждой песне. Часто всё это задерживалось до поздней ночи.

Twista: Наверное, я впервые услышал о Ченсе в Чикаго от каких-нибудь чуваков помладше, которые приходили в студию просто послушать музыку. Где-то в северной части страны мы с Ченсом выступали на одном концерте в каком-то обувном магазине. Точно не помню, где и как это было, но на том шоу я понял, насколько он был крут. Я с самого начала понял, что он обязательно станет звездой, и что я хочу с ним работать. Когда он увидел меня, он сказал что-то типа: «О, чувак! Давай обменяемся телефонами». Так мы и сделали, ну, а насколько он харизматичен, вы и сами знаете.

Нико Сегал: В начале 2013 года мы взяли Ченса в тур Kids These Days. Тогда было придумано, закончено и выпущено много песен с микстейпа «Acid Rap». Я помню, что очень много ребят на наших концертах знали слова его песен и просто с ума сходили, когда он выходил на сцену. Для нас, участников Kids These Days, это была какая-то совершенно другая атмосфера, потому что мы были группой, и ни у кого из нас, кроме, может быть, Вика, не было такой звездной мощи, как у него.

Остин Весли: Я снимал для Ченса тур March Madness, и действительно казалось, что многие приходили на концерты ради Ченса.

Вик Менса: Это был увлекательный тур, но те времена были немного странными, потому что Kids These Days распадались. Это был наш последний «парад» по всей стране. Мы никак не могли решить, кто будет открывать и закрывать концерты. Он выходил на сцену во время наших выступлений. На некоторых шоу собиралось 400 человек, на некоторых – 10.

Нико Сегал: Меня очень вдохновляло воочию наблюдать, как мой друг набирает популярность. Между нами не было конкуренции, несмотря на то, что хедлайнерами тура и были Kids These Days. Если сейчас в это вообще можно поверить.

Эндрю Барбер: Примерно в то время я проводил шоу на South by Southwest. Хедлайнерами были Master P, The Cool Kids, ShowYouSuck и еще парочка исполнителей. Двери открылись в три, Chance the Rapper выступал примерно в четыре. Он был одет в кислотную майку, которая в итоге оказалась на обложке «Acid Rap». Это было всего за несколько недель до выхода проекта, и я помню, что на него пришли посмотреть все A&R-менеджеры и руководители лейблов. Я видел Лиора Коэна, Пола Розенберга и многих других. К тому моменту его уже знали все.

Алекс Фрухтер: Ченс полностью показал нам «Acid Rap» в B Room в студии Soundscape. В A Room шла сессия Freddie Gibbs, и Chance the Rapper позвал меня в соседнюю комнату послушать микстейп до его официального релиза. Это было просто невероятно. Я понятия не имел, понимал ли он, насколько он будет крутым. В то время в индустрии только о нем и говорили, и мне кажется, у всех было похожее предчувствие.

Вторая часть статьи по ссылке

 

Источник: Complex.com