В проникновенном подростковом фильме Джоны Хилла «Середина 90-х» собралась целая команда настоящих скейтеров — ради интервью Dazed они вновь встретились и поговорили о свободе в скейтбординге и «странных способах сблизиться».

«В 90-х многие вещи были настоящими, понимаете?» — говорит скейтер Олан Пренатт, который, как и все (не)актеры в этой комнате, слишком молод для того, чтобы действительно помнить о стремлении того десятилетия к искреннему самовыражению. Однако именно благодаря этой необычной группе юных скейтеров этой осенью ностальгический подростковый фильм «Середина 90-х», ставший сценарным и режиссерским дебютом Джоны Хилла, смог привлечь к себе интерес аудитории. Действие разворачивается в Лос-Анджелесе под аккомпанемент сногсшибательного саундтрека в стиле чего-то между Wu-Tang Clan и Nirvana. Фильм «Середина 90-х» рассказывает о группе юных бунтарей-скейтбордистов, разбирающихся в захватывающих и порой жестоких принципах сообщества близкой им субкультуры. Здесь скейтбординг — это не просто вид спорта: это уличное братство, полное грубых ритуалов посвящения и эмоционального груза от понимания того, каково это — самому выбирать свою семью, когда твои собственные плоть и кровь тебя подводят. «Середина 90-х» не случайно рассказывает о периоде времени до того, как мобильные телефоны стали привычным явлением — что сейчас уже воспринимается почти как легенда. Одиночество, скука и устрашающая необходимость куда-то сбежать приводят к тому, что эти ребята находят друг друга — а, в конце концов, и себя.

«Середина 90-х» — это тяжелый, но в то же время душевный фильм, который оказался более воодушевляющим, чем известная лента Ларри Кларка «Детки», однако разделяющим его пристрастие к необычному подбору актеров. Хилл, с уважением относясь к любви скейт-культуры к «настоящему», поставил на карту всё, решив задействовать в кадре не профессиональных актеров, а настоящих скейтеров. К счастью, риск окупился: скейтбордисты На-Кел Смит, Олан Пренатт, Райдер Маклафлин, Санни Сулджик (который также является актером) и Джио Галисия вместе с актрисой Алексой Деми своим катанием на скейтах, хитроумными планами да и самим своим существованием — показывая себя такими, какие они есть — смогли затмить всех. К тому же они все уже были знакомы до этого. Встреча с ними — которая проходит в октябре, когда «Середине 90-х» уже начинают пророчить различные награды — похожа на случайное попадание в обычную тусовку друзей, члены которой с беззаботной легкостью перекидываются внутренними шуточками и остротами. Как оказалось, Хилл был прав: для того, чтобы поделиться сутью скейтбординга, достаточно позволить людям, которые любят это дело, показать, за что оно им так нравится — со всеми его ушибами и так далее.

Так вы все — настоящие скейтеры?

На-Кел Смит: Так точно!

Как Джона вас нашел?

На-Кел Смит: По-моему, Джона искал Санни, а потом (продюсер) Майки Альфред уже привел к Джоне всех остальных.

Санни Сулджик: На прослушивании мы зачитывали отрывки из фильма, но позже их немного переделали или убрали из сценария. Из-за этого смотреть фильм довольно забавно, потому что мы сняли столько материала, который в него не вошел. У нас есть еще где-то полтора часа пленки, которая туда не попала.

Из нее может получиться режиссерская версия! Каким было ваше первое впечатление от сценария?

Санни Сулджик: Если даже говорить только о моем персонаже… столько человек могут узнать в нем себя. Каждый проходит через такой период, когда ты пытаешься найти друзей и свое место в жизни. Джоне действительно удалось создать нечто особенное.

На-Кел Смит: Некоторые повороты сюжета меня очень удивили. Мне кажется, до этого не было таких фильмов о скейтбординге, которые при просмотре создавали бы ощущение реальной жизни. Ну, может, за исключением «Королей Догтауна». Но он основывался на реальных событиях. А фильм Джоны построен на оригинальном сюжете, и я подумал: «Вау, да это, похоже, что-то серьезное». Да, наркотики, секс и всё-такое — это, конечно, вполне нормально, но это не то, что ты ожидаешь увидеть в фильме о скейтерах. Он подошел к нему с одного из лучших ракурсов, уделив больше внимания не самому катанию на скейте, а дружбе, товариществу и всему такому.

Олан Пренатт: Я согласен с На-Келом. Этот фильм похож на напряженную книгу. Я был в восторге.

На-Кел Смит: Джона просто сумасшедший.

Олан Пренатт: Джона реально сумасшедший!

Санни Сулджик: Сцены со скейтбордингом в фильме очень реалистичные. Чаще всего такие сцены снимают люди, которые ничего не смыслят в скейтах, так что то, что ему удалось передать в фильме это чувство… Меня это впечатлило. 

Райдер Маклафлин: Поначалу я относился ко всему этому довольно скептично, потому что (в прошлом) фильмы о скейтбординге интерпретировали как-то неправильно. Но я посмотрел какой-то старый ролик, в котором Джона перечислил пять своих любимых видео со скейтерами, и я ни об одном из них никогда даже не слышал до этого. Я подумал: «Но почему? Я же разбираюсь в этом». Он очень много всего знает о скейтбординге, а еще у него отличный вкус — не просто всякие хайповые вещи от Supreme. И когда я стал читать сценарий, я подумал: «Вау, да это же…» Он попал в точку (кашель и смех).

Олан Пренатт: Ну, он явно попал в мою точку (смех).

Алекса, ваша с Санни романтическая линия была определенно неожиданным элементом фильма.

Алекса Деми: (Поначалу) я об этом сильно переживала, потому что у нас с Санни всё-таки есть разница в возрасте. Но он очень классный, и атмосфера была такой уютной и безопасной, что после того, как я об этом хорошенько подумала… Я решила, что непременно должна быть частью этой истории. Я всегда хотела сняться в фильме, действие которого проходит в другом периоде времени — это похоже на сон, понимаете? Я познакомилась с этими ребятами еще в детстве в Лос-Анджелесе, и я знала двух других девочек. Так что мне нравится, как всё обернулось.

На-Кел Смит: Правда, через несколько лет она нас забудет!

Алекса Деми: Может заткнешься? (смех) Он любит говорить, что я зазвездилась и скоро буду сниматься в Голливуде — но на самом деле я просто там родилась.

На-Кел Смит: Ничего страшного, мы все будем там сниматься.

Алекса Деми: Это ты ходил в чертовой кепке Variety… Ты сам зазвездился!

На-Кел Смит: Я в курсе!

Что для вас значит скейтбординг?

Олан Пренатт: Скейтбординг позволяет забыть о том, кто ты есть. Все показывают тебе, кто ты есть на самом деле, потому что там нет ни зависти, ни смущения.

На-Кел Смит: Ты же прекрасно знаешь, что это не так! Но благодаря скейтбордингу ты более открыто начинаешь относиться к другим культурам, музыке и всему такому. Это мой дух и моя душа. Скейт научил меня трудолюбию — если ты упал, тут же поднимайся и попробуй еще раз.

Середина 90-х - интервью с участниками фильма Джоны Хилла

На На-Келе: джемпер с высоким воротником Gucci

По сути, в этом же заключается слоган фильма «Середина 90-х», да?

На-Кел Смит: Да! Благодаря скейтбордингу я познакомился со всеми своими друзьями. Если бы я не катался на скейте, я бы не участвовал в этом фильме.

Санни Сулджик: Прозвучит банально, но в скейтбординге нет ни возраста, ни расы, ни пола. Все очень открытые. Мы встречаем так много разных людей — и мы умеем приспосабливаться к определенному обществу. Например, видишь бездомного и по-человечески с ним разговариваешь!

Олан Пренатт: В детстве в Венеции у меня было много бездомных друзей.

Санни Сулджик: Моего друга отправили в центр реабилитации за курение травки, потому что у него очень строгие родители. Но если посмотреть на это с точки зрения скейтера, мы воспринимаем это всего лишь как часть взросления! Некоторые люди из благополучных районов не могут открыто относиться ко многим вещам.

На-Кел Смит: Я вот даже не оттуда, но мне все постоянно говорят: «Зачем ты катаешься на скейте — найди работу!» Особенно когда я был помладше, мне говорили: «Ты занимаешься ерундой для белых, эта фигня для ботанов!» Даже мои родители советовали мне найти работу. А я им отвечал: «Да я вам говорю: всё окупится. Я катаюсь всё лучше. Я знаю, что для этого нужно». Но никто этого не понимает. Никто, кроме тех, кто сам катается!

Из-за чего к скейтбордингу приходят герои фильма «Середина 90-х»? Кажется, все они пытаются с помощью скейта в чем-то разобраться.

На-Кел Смит: Знаете, у всех свои проблемы. Мой персонаж, Рэй, хочет, чтобы с помощью скейтбординга он мог помогать своей семье и себе по жизни. Я его хорошо понимаю. А герой Пренатта, Fuckshit, просто пытается повеселиться на славу и не слишком беспокоиться о будущем. У Стиви (Сулджика) дома происходит много всякого дерьма, и из-за этого он начинает испытывать негатив. Он начинает думать, что ему это не нравится.

Санни Сулджик: После того, как Стиви избивает его брат, или он ругается с мамой, на следующий день он идет скейт-шоп со своими друзьями и ведет себя как совершенно другой человек. Это действительно похоже на вторую семью. И к тому же они сильно интересуются самим скейтбордингом. То есть, единственная причина, по которой ты можешь перестать кататься — это либо ты очень сильно покалечишься, либо тебя выгонят из сообщества — не может быть такого, что тебе это просто перестанет нравиться.

Джио Галисия: Мне реально кажется, что для них это какое-то спасение. Моего героя, Рубена, дома бьет мать, но, когда он идет кататься на скейте, он превращается в другого человека: он счастлив, у него хорошее настроение, и он не хочет идти домой.

«Частично Джона использовал то, как мы ведем себя в реальной жизни. Сначала он написал персонажей определенным образом, а потом, после того, как он увидел, как мы взаимодействуем в реальной жизни, (он) многое изменил», — На-Кел Смит

Мне кажется, это похоже еще и на медитацию, потому что ты не думаешь ни о чем, кроме того, что ты делаешь на скейтборде.

На-Кел Смит: Черт, да!

Райдер — твой персонаж, Fourth Grade, является как бы документалистом группы, снимающим своих друзей на видео.

Райдер Маклафлин: Благодаря съемке у него в этой дружеской шайке есть какое-то предназначение. Так он вносит в нее свой вклад. Ну, понимаете, он не особо разговорчив, но он выражает себя через камеру и снимает всё, что приносит ему радость.

Как вы уже говорили, герои создают свою собственную семью. Как вы думаете, не играет ли Рэй в их тусовке роль защитника?

На-Кел Смит: Мне кажется, эту роль между собой делят Рэй и Fuckshit, но потом в игру вступают моральные ценности. Мы обыгрываем это через младшее поколение — так что это похоже на противостояние ангела и дьявола. В целом Рэй тоже не прочь повеселиться, но он больше сосредоточен на успехе.

Олан Пренатт: Fuckshit никогда не думает перед тем, как что-нибудь сделать. Он понимает, что хочет что-то сделать и просто делает это — не задумываясь о том, насколько это может быть глупо. Рэй определенно умнее, чем Fuckshit.

Что насчет отношений мальчиков и девочек?

Алекса Деми: Мне кажется, они очень точно переданы. Я росла с кучей двоюродных и троюродных братьев. Я сама не хожу в скейт-парки, но там наверняка бывает и парочка девчонок, верно? Они тоже пытаются убежать от того, что творится у них дома, и именно поэтому они устраивают вечеринки и приглашают парней. Девушкам тоже хочется повеселиться, покурить травки, выпить.

Что в фильме привлекает твою героиню Эсти к Стиви?

Алекса Деми: Я придумала для Эсти такую историю: за свою жизнь она уже настрадалась от нескольких мужчин, будь то ее отец или кто-то еще, и она видит всех этих чуваков в своем окружении и то, как они общаются с девушками. Она считает, что у Стиви по-настоящему светлая душа.

Она говорит: «Ты сейчас как раз в том возрасте, после которого — »

Алекса Деми: «… парни становятся мудаками». Да, точно. Возможно, она видела, как какой-то парень отвратно вел себя с ее друзьями. В этом возрасте мальчики почему-то хотят быть похожими на маленьких сутенеров или бабников. (Все смеются.)

На-Кел Смит: Но парням тоже бывает больно. Страдающие люди сами заставляют страдать других.

Как вам кажется, насколько вы повлияли на свои роли?

На-Кел Смит: Частично Джона использовал то, как мы ведем себя в реальной жизни. Сначала он написал персонажей определенным образом, а потом, после того, как он увидел, как мы взаимодействуем в реальной жизни, многое изменилось. Наш юмор, то, как мы тусуемся вместе, как мы общаемся, всё такое. Джона спрашивал нас: «Ты сам бы так сказал? Тебе комфортно говорить это? Как бы ты это сделал?»

Середина 90-х - интервью с участниками фильма Джоны Хилла

Слева направо: на Джио: куртка Carhartt WIP, футболка Telfar, брюки Craig Green. На Алексе: шерстяное пальто Marni, вязаное боди Lou Dallas, джинсовые шорты G-Star RAW, моно-серьга Acne Studios, ожерелье BingBang NYC.

Были ли во время съемок «Середина 90-х» какие-то проблемы, учитывая, что до этого у вас не было опыта в актерской игре?

На-Кел Смит: О, да. Погоди-ка, о, боже, вспомнил: в фильме есть сцена, где я должен ругаться с Оланом. Я помню, что нам пришлось переснимать ее столько раз, что после этого я всё говорил: «Я тебя люблю, бро, всё нормально, мы на самом деле не ругаемся, ничего такого между нами нет». Потому что мы начали по-настоящему входить в роль, это было безумие какое-то.

Олан Пренатт: В одной сцене нам нужно было просто повернуться и посмотреть друг на друга. И мы сделали дублей десять, наверное, и всё равно ничего не получалось. Каждый раз, когда На-Кел оборачивался и смотрел на меня, мы начинали хохотать.

Санни Сулджик: Одна из моих любимых сцен — это та, в которой Fourth Grade разговаривает с Терезой (которую сыграла Лиана Перлих) о своем фильме «Strong Baby». На протяжении всего фильма каждый раз, когда он пытался об этом поговорить, все реагировали негативно — и из-за этого он не особо открыто себя ведет. Но потом он наконец-то рассказывает о своей идее Терезе, и она говорит: «Круто!»

Алекса Деми: Да, она говорит: «Крутая идея». Она такая милая, я обожаю эту сцену. Мне она почему-то кажется очень эмоциональной.

На-Кел Смит: Знаете, что самое безумное? Это многое говорит о парнях и девушках.

Алекса Деми: Ага.

На-Кел Смит: Особенно об Алексе. Все остальные мои друзья просто говорят: «Заткнись уже, придурок, это глупо». Ну знаете, парни запросто могут разрушить чью-то мечту, потому что мы грубые. Но это показывает, насколько заботливыми бывают девушки. Независимо от того, в чем заключается идея, они всегда говорят: «Мне кажется, это возможно». И одно такое мгновение за разговором, сидя на диване, может воодушевить его на всю жизнь.

Точно. Как вы считаете, имело ли большое значение то, что действие происходит в 90-х?

На-Кел Смит: Очень круто, что действие фильма проходит в 90-х: очень хорошо была передана атмосфера того времени, но сам сюжет не особо привязан к самим девяностым.

«Скейтбординг позволяет забыть о том, кто ты есть», — Олан Претт

Как вы думаете, почему было выбрано именно это время действия?

На-Кел Смит: Мне кажется, так Джона хотел воссоздать часть своего детства. Он достаточно знает об этом времени. Вспоминать эпохи прошлого легче, чем пытаться предсказать будущее — о прошлом ты всё знаешь. А еще, конечно, у 90-х своя особая музыка.

Райдер Маклафлин: К тому же благодаря этому появляется повод, чтобы у нас не было телефонов или чтобы мы не сидели в интернете. Чтобы скейтеры могли нормально пообщаться и сблизиться благодаря какой-нибудь странной ерунде. 

Олан Пренатт: Кроме того, в 90-х многие вещи были настоящими, понимаете?

Середина 90-х - интервью с участниками фильма Джоны Хилла

Как думаете, почему многие из нас ностальгируют по тем временам?

На-Кел Смит: Этим любят заниматься люди, которые в 90-х были подростками. Именно в эти годы ты многое делаешь в первый раз, экспериментируешь. Сейчас общение изменилось. В современном обществе между младшим и старшим поколением есть какая-то пропасть. Иногда я знакомлюсь с кем-нибудь в инстаграме, и они мне тут же звонят по FaceTime. Я вот немного постарше, и я бы никогда не стал просто так звонить по FaceTime. Мне сначала нужно с встретиться или по крайней мере попереписываться с человеком. Но многие таким образом строят по-настоящему хорошие отношения.

Санни Сулджик: А еще сейчас очень много лицемерия. Я как-то сидел в телефоне, и парень постарше за столом посмотрел на меня вот так (смотрит с осуждением) — а потом через пять минут сам занимался тем же! Даже сейчас можно включить свой телефон и не пользоваться им — просто носить его с собой на случай экстренных вызовов.

Это добровольный выбор каждого.

Санни Сулджик: Да.

Алекса Деми: У нас не было телефонов на съемочной площадке. И мне это понравилось. С тех пор я не пользуюсь телефоном и в других проектах, в которых я участвую. Санни, мне понравилось то, что ты сказал — каждый выбирает сам. Не обязательно быть человеком, который живет в своем телефоне сутками напролет. Самый лучший вариант — это использовать его как инструмент и в то же время по-прежнему оставаться человеком в реальной жизни. 

Источник: Dazed.com

 

Джона Хилл рассказал GQ о своем режиссерском дебюте. Подробнее здесь